Президент России Владимир Путин находится в среду, 10 июня, с рабочим визитом в Италии. После переговоров в Милане с итальянским премьер-министром Маттео Ренци он отправился в Ватикан на встречу с Папой Римским Франциском. Как Путин пытается сгладить разногласия с Франциском относительно ситуации на Украине, а также о том, какая тема может сблизить Папу и Путина, в интервью собственному корреспонденту RFI в Москве Мюриель Помпон рассказал российский историк религии Борис Фаликов.

Борис Фаликов: Я думаю, инициатива исходит от Путина. Мне кажется, у этого визита есть предыстория. Дело в том, что когда в свое время было применено химическое оружие в Сирии и американцы собрались бомбить Сирию, Путина удалось путем переговоров с Башаром Асадом этот конфликт разрешить, и бомбежки не было. И таким образом у Путина сформировались такие отношения с Папой. Папа прислал ему письмо, где выразил свою поддержку такому миролюбивому решению конфликта. И Путин, видимо, понял, что отношения с Папой можно использовать для улучшения своего имиджа.

Но с тех пор много воды утекло, прошло много времени. После этого случилась аннексия Крыма, случилась практически неприкрытая агрессия на юго-востоке Украины. И отношение, конечно, к Путину и, к сожалению, к России во всем мире сильно испортилось. У Путина сейчас очень серьезные проблемы с имиджем, с ним не особо хотят общаться. Западные лидеры открыто выражают ему свое неодобрение тем, что, как они заявляют, он открыто лжет им в лицо, то есть говорит, что мы, собственно, не аннексировали Крым, что он сам к нам присоединился, что войск российских на Украине нет и так далее. Когда ему противопоставляют какие-то факты, он делает вид, что не понимает, о чем идет речь. Таким образом, визит к Папе, на мой взгляд, объясняется тем, что Путину явно не хватает собеседников в международном сообществе, с которыми он мог бы как-то найти общий язык и таким образом поправить имидж политика, который, к сожалению, в последнее время у него в значительно мере испорчен.

RFI: Думаете ли вы, что то, что произошло в Сирии, когда Папа оценил мирный жест Путина, может ли подобное произойти в случае с Украиной?

— Вы знаете, к сожалению, на мой взгляд, этого не произойдет. И причина вот в чем: дело в том, что Папа имеет прямой канал связи с Украиной — речь идет о греко-католиках. Во главе украинских греко-католиков стоит Святослав Шевчук — это хороший давний знакомый Папы. Он, в свое время, жил и работал в Аргентине, когда Папа Франциск был еще кардиналом Бергольо и возглавлял аргентинскую католическую церковь. У них с тех пор сложились хорошие отношения. Поэтому мне кажется, что Папа имеет очень хорошие прямые сведения из Украины о том, что там происходит. И, вероятно, пытаться ему как-то это интерпретировать по-другому у Путина не получится.

Более того, Папа высказывался по поводу Украины, но он никого не поддерживал, как, собственно говоря, и другие религиозные лидеры, он говорил о том, что необходимо установиться миру и прочее. Но Папа хорошо знает обстановку на Украине. Поэтому, мне кажется, что на самом деле, если Путин окончательно еще не потерял свою политическую форму, он должен понимать, что разговоры об Украине вряд ли принесут ему какую-то пользу. Мне кажется, он изберет другую тактику. Повторяю, если у него осталось какое-то политическое чутье, мне кажется, он изберет другую тактику. И заключаться она будет в том, что он будет пытаться найти с Папой общий язык, обсуждая вещи, которые могут быть важными для обеих сторон.

Прежде всего, я думаю, такой темой, которая может объединить Папу и Путина, [может стать] тема преследования христиан на Ближнем Востоке. Это очень серьезная и страшная тема. Война в Сирии, как вы знаете, спровоцировала повальное бегство христиан оттуда. Их убивают, их бомбят, там практически — я не помню цифры, но там практически не осталось христиан, они убежали. И вот на эту тему разговор между Путиным и Папой состояться сможет, потому что Папа очень хотел бы каким-то образом снять эту проблему. Снять ее невозможно, но хотя бы прекратить эти гонения на христиан. А Путин, в свою очередь, обладая хорошими связями с сирийским режимом, мог бы как-то помочь в этой проблеме. Решить ее, видимо, уже невозможно, но хотя бы сделать [ее] менее болезненной.

— Говоря об Украине, Путин не будет пытаться использовать Папу, чтобы сблизить униатов с православной церковью Московского патриархата?

— Мне кажется, речь об этом не идет. Повторяю, если Путин не утратил свое политическое чутье, он хорошо понимает, что противоречия между церквами на Украине сейчас очень сильно обострились. И униаты и раньше были не в очень хороших отношениях с православной церковью Московского патриархата, потому что, в общем-то, их загнали в подполье после Второй мировой войны, как украинских националистов. Всегда относились неважнецки. Но сейчас еще хуже стали эти отношения, потому что униаты относятся к русской церкви как к церкви, которая дала, фактически, санкцию на агрессию России против Украины — об этом сам Шевчук высказывался довольно резко.

Что касается другой православной церкви на Украине, это православная церковь Киевского патриархата. У нее тоже всегда отношения были не очень хорошими с Русской православной церковью. Русская православная церковь Филарета, патриарха украинской церкви Киевского патриархата, называет не иначе как раскольником. Сейчас эти отношения еще больше обострились, потому что Филарет тоже говорит о том, что православная церковь Московского патриархата, Московский патриархат поддерживает фактически и идеологически обеспечивает агрессию России против Украины.

И Путин должен понимать, что выступить каким-то миротворцем, помирить церкви у него никак не получится, как в свое время он помирил Московский патриархат с Русской православной церковью за рубежом. Он выступил там объединителем — там были предпосылки. Он сумел, так сказать, на этом политические очки заработать. Сейчас выступать в роли такого примирителя на Украине, он должен понимать, совершенно бесполезно, и, насколько я понимаю, он оставил это поле для другого игрока, для патриарха Кирилла, который пока что не в силах справиться с этой проблемой, потому что он воспринимается на Украине как представитель вражеской силы.

— Когда Путин встретился с Папой Франциском в ноябре 2013, обсуждалась возможность визита Папы в Москву. Эта возможность более не рассматривается?

— К сожалению, с тех пор ситуация, конечно же, изменилась, и случилось все то, что случилось с Украиной, с Крымом. И политическая ситуация сейчас явно не способствует тому, чтобы Папа рискнул сюда приехать. Конечно, все бывает. Франциск — человек довольно-таки отважный и делает часто неординарные шаги. Но так, объективно, предпосылок для этого нет. Более того, по моим сведениям, католики предложили эту встречу между патриархом и Папой осуществить в Польше, на что патриарх Кирилл отказался напрямую, для него в Польше эта встреча невозможна. Что касается России, то сейчас ситуация явно складывается не в пользу такой возможности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.