Уже много лет американский кинематограф Голливуда является своего рода станком для изготовления продукции иранофобского и исламофобского содержания и всякий раз удивляет общественность все новыми «шедеврами». После начала переговоров по поводу ядерной программы Ирана огонь иранофобии и исламофобии в американских фильмах разгорелся с еще большей силой. Подтверждают эту точку зрения такие сериалы, как «Чужой среди своих» (Homeland), «Государственный секретарь» (Madam Secretary) и «Американская одиссея» (Americal Odyssey). Сейчас на американские экраны вышел четвертый сезон иранофобского сериала под названием «Вице-президент» (Veep), авторы которого пошли еще дальше в своей трактовке политических событий и даже позволили себе сделать пародию на президента Исламской Республики Иран. Приведем лишь некоторые короткие эпизоды этой грязной американской комедии.

В начале сериала изображается встреча госпожи президента США Селины Майер с президентом Ирана после задержания корреспондента по имени Леон Уэст, прообразом которого можно считать американского журналиста Джейсона Резаяна, недавно арестованного иранскими властями по обвинению в шпионаже.

Внешний вид и мимика изображаемого президента Ирана во время его общения с американской коллегой просто возмутительны. Удивляет и само начало, когда американский самолет приземляется прямо в аэропорту имени Имама Хомейни недалеко от Тегерана. Далее беседу между собой ведут советники президента, которые вскользь упоминают, что две недели назад из-за своей якобы только журналистской деятельности был задержан Леон Уэст. Кстати, фамилия Уэст, что значит по-английски «запад», тоже выбрана неслучайно.

Президент и ее спутники находятся в аэропорту Имама Хомейни до освобождения Уэста и еще некоторое время после этого, потому что они считают опасным для себя жить в гостинице «террористического государства» или сами иранцы настолько не доверяют им, что отказываются предоставить им временную резиденцию.

Затем неожиданно появляется госпожа президент, опьяненная победой на переговорах по поводу освобождения Уэста. «Нервные» иранцы намеренно привозят журналиста на один час позже и Майер называет «экстренным» время своего ожидания, потому что вынуждена провести в Иране — в этой «удивительной» стране — еще один час. Далее в диалогах действующих лиц акцентируется этот час, как будто от него зависит вся история.

Вслед за этим на пресс-конференции в Белом доме один из журналистов говорит о том, что американскому народу нужен президент, а не «аятолла Майер», на что официальный представитель заявляет, что это полный абсурд.

Одновременно с этим в одной из кабин самолета, находящегося в аэропорту Имама Хомейни, переполненная эмоциями президент просит налить ей шампанского, но один из ее советников предупреждает ее, что этого нельзя делать в «мерзком тоталитарном государстве». Чтобы подчеркнуть «мерзость» государственного строя Исламской Республики Иран, он использует слово «tea» («чай»), которое в данном случае символизирует собой нечто горькое, и говорит буквально «чайное тоталитарное государство». Когда все же один из спутников Майер приносит ей шампанское в бутылке от минеральной воды, он говорит ей: «Пожалуйста, мадам. Это не „священная вода“, а шампанское, которое я украдкой перелил в эту бутылку».

В то самое время в Америке вице-президент вместе с одним баскетболистом нетрадиционной сексуальной ориентации помогает геям, что символизирует собой претензию Соединенных Штатов на статус так называемого оплота свободных мыслей и стиля жизни по сравнению с догматическим и деспотичным Ираном.

Здесь сцена обрывается и далее уже показывается отель тегеранского аэропорта «Нашхад».

В одном из его номеров представитель президента ожидает, когда ему привезут Леона Уэста. Мимо дела он беседует с Аббасом — сотрудником спецслужб Исламской Республики — и благодарит его за сотрудничество. Когда иранец спрашивает его, является ли задержанный Уэст его другом, тот откровенно отвечает, что того арестовали по ошибке и его тюремщикам сейчас приходится несладко. Уже при личной встрече Аббас, смущенно наклонив голову, просит прощения у журналиста.

Представитель президента по имени Майк говорит Уэсту, что возвращаться в Америку надо на борту президентского самолета, чтобы таким способом не допустить ядерного взрыва. Далее, обратившись к Аббасу, он добавляет, что, конечно же, он не имеет в виду, что этот взрыв организуют сами иранцы. Он продолжает свою реплику, но когда видит напуганное лицо Аббаса, который в данный момент олицетворяет весь Иран, добавляет, что ошибся и просит не обращать внимания на свои слова.

Уэст заходит в президентский самолет, где его тепло встречают присутствующие, намекая на то, что они приложили немало трудов для его освобождения. Соотечественники несколько раз выражают свое сожаление по поводу того, что журналист провел под арестом две недели, в то время как все заключение Уэста состояло в его нахождении в комфортабельном гостиничном номере, откуда ему запрещено было выходить.

Параллельно с этим из речей президента журналист понимает, что его освободили на день позже по причине однодневной задержки визита в Иран американского лидера. Между тем, окружение президента делает все возможное, чтобы журналист не поведал общественности о халатности американского правительства, допущенной в деле его освобождения. В конце концов, оставив в Иране двух своих коллег Майка и Гарри, американцы возвращаются на родину.

В самолете Уэст понимает, что президент отложила на день его освобождение из-за собственного желания пропиариться в прессе, и если он сам сообщит об этом, это шокирует американскую общественность. Между тем, Майк и Гарри пытаются проникнуть на самолет сопровождения. Они решают взять с собой алкоголь, чтобы уже в небе отпраздновать свой удачный побег, но в аэропорту он проливается из сумки и иранские полицейские, больше похожие на кубинских партизан, задерживают американцев. В последней серии Майк изображается в полном отчаянии, обреченным навсегда остаться в этой дикой стране, а президент даже не вспоминает о своих подчиненных, желая присвоить все почести себе.

В конце сериала самолет приземляется в США, и президент с чувством полного достоинства подводит Леона Уэста к ожидающей его матери. Таким образом госпожа президент, по ее собственным словам, совершает один из важнейших подвигов в истории Соединенных Штатов.

***

Все последние годы американцы неуклонно занимаются пропагандой иранофобии. Уже давно в своих полнометражных фильмах и сериалах они развивают такие темы, как ядерный взрыв, милитаризм, роль президента и министра иностранных дела Ирана в переговорах по ядерной программе, захват в заложники журналистов и правозащитников и отсталость иранцев в целом. Параллельно с проведением переговоров представителей Тегерана с «шестеркой» международных посредников враждебные Ирану тенденции получают все большее отражение в американских сериалах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.