Американское вторжение на Кубу началось, но о каких-либо инцидентах пока не сообщают. Туристы хорошо усвоили, что, если забыть об идеологии, то кубинцы страстно тяготеют к американскому образу жизни.

В эти дни мои мысли постоянно возвращались к фестивалю Havana Jam ’79, в течение трех вечеров проходившему в гаванском театре им. Карла Маркса: встреча американских и кубинских музыкантов. Первый шаг сделал Диззи Гилеспи: во время стоянки пассажирского лайнера в гаванском порту знаменитый трубач покинул заранее предусмотренный маршрут и встретился с темнокожими кубинскими музыкантами.
 
В конце 70-х годов Фидель Кастро и тогдашний президент США стремились — или делали вид, что стремились — к тихому сближению между двумя странами. А для того, чтобы подтвердить это намерение, нужны были конкретные действия. И тут на сцену вышла CBS, в то десятилетие, несомненно, крупнейшая звукозаписывающая фирма. Она вызвалась организовать поездку на Кубу весьма разноплановой команды исполнителей: Weather Report, Stephen Stills, Kris Kristofferson-Rita Coolidge, Billy Joel и CBS Jazz All Stars. CBS привезла также коллектив Fania All Stars. Это было на грани провокации для кубинских властей, считавших сальсу частью своего культурного достояния.

Все это стоило определенных затрат. Чартерным рейсом отправились 134 человека, а предварительно три самолета доставили несколько тонн звуковой и телевизионной аппаратуры: все эти деньги окупятся благодаря съемкам документального фильма о фестивале и концертным записям грампластинок. Ожидалось, что результатом совместной работы хозяев и гостей праздника станет великая музыка.

Но уже на острове все пошло как-то непонятно: если это был первый шаг к снятию блокады, то этого никто не понял. Все указывало на то, что энтузиазм режима Кастро по поводу примирения на культурной ниве испарился. Официальные СМИ никак не освещали это событие. Даже не были сообщены имена тех, кто приехал в составе этого «посольства янки». Билеты купить тоже было невозможно: их распределяли между партработниками, ударными рабочими и передовиками производства, которые —я сам это наблюдал — дремлют на представлениях, поскольку они им неинтересны.

Но вернемся в 1979 год: иностранцев поселили в отеле Marazul (в настоящее время, Tropicoco), унылом здании, расположенном достаточно далеко от Гаваны, чтобы таким образом предотвратить «вредное идеологическое воздействие». Такси там не было, так что американцы могли лишь организованно посетить кабаре «Тропикану» и Музей Революции.

Для кубинских музыкантов и меломанов, которые сумели достать билеты на черном рынке, эти три дня стали настоящим праздником. Об этом они рассказывают в документальном фильме Havana Jam, над которым работает журналист Эрнесто Хуна Кастельянос (Ernesto Juan Castellanos). Для иностранцев это был самый настоящий кошмар: из-за всякого рода бюрократических препон они не могли нормально репетировать, обещанные jam sessions так и не состоялись.

Несмотря на усиленный контроль со стороны властей, некоторым гостям удалось приобрести наркотики. Много ожиданий возлагалось на проект Trio of Doom, в который входили Джон МакЛофлин, Тони Вильямс и Джако Пасториус. Последний появился на сцене в настолько неадекватном состоянии, что сорвал концерт, первый и последний в истории этой супергруппы.

И знаете, кто в итоге победил? Не Стивен Стиллс, исполнивший песню специально к фестивалю «Cuba al fin». И не Крис Кристофферсон, посвятивший Фиделю Кастро песню The living legend. На волне успеха оказался Билли Джоэл, показавший, что кубинцы уже тогда с удовольствием воспринимали мейнстрим своих американских соседей. Джоэл пошел наперекор своим коллегам, не согласившись на аудио- и видеозапись своего выступления в Гаване.

Каких-либо политических итогов фестиваль тоже не принес. Через несколько месяцев в Никарагуа пришли к власти сандинисты, а Куба вновь стала очагом угрозы в бассейне Карибского моря. Планы нормализации отношений, которые наметил Джимми Картер, так и остались на бумаге. Его преемник Рональд Рейган вовсе не собирался проводить их в жизнь. Кубу ожидали еще 35 лет натянутых отношений со своим северным соседом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.