Чего хочет Алексис Ципрас? Этот вопрос с каждым днем становится все актуальнее с новыми перипетиями в греческом кризисе. Беспокойство возникает даже у сторонников премьера, которые не понимают, куда он их ведет. В ночь с 26 на 27 июня он объявил об организации в стране референдума и раз за разом призывает сограждан ответить «нет» на требования европейских кредиторов и МВФ. Отозвав делегацию с переговоров Еврогруппы, он теперь ищет контакты с европейскими партнерами, которых в прошлом бесцеремонно оскорбил.

После шокирующего заявления он предпринял по меньшей мере две попытки возобновить переговоры. По уже отлаженной с прихода к власти в январе методике, он отправил письма в представительства институтов, которые должны точно очертить условия дискуссии. Активная кампания в поддержку «нет» не помешала ему написать Жану-Клоду Юнкеру, что он согласен на реформы «в духе предложений «европейской комиссии», то есть те самые реформы, отказаться от которых он призывал избирателей! Кроме того, он потребовал продления второго плана помощи (за несколько часов до его окончания) и начала третьего двухлетнего плана, с которым он еще не так давно был в корне не согласен. Наконец, он в очередной раз поднял вопрос реструктуризации греческого долга.

На следующий день он направил еще одно письмо, в котором согласился на предложения институтов за исключением нескольких поправок, ставших камнем преткновения на переговорах за неделю до того. Не нужно быть сторонником жесткой линии Вольганга Шойбле (Wolfgang Schäuble), чтобы признать, что письмо «не внесло нужной ясности». Все выглядит так, словно Алексис Ципрас хочет показать своим согражданам (большинство из них, вероятно, склоняются к «да» на референдуме), что он сделал все для поиска соглашения и что ответственность за провал лежит на европейских партнерах.

Непрофессионализм и бесцеремонность

Был ли у него какой-то тайный план? Быть может, он с самого начала стремился к провалу переговоров, потому что в принципе был против сохранения Греции в еврозоне, как считают некоторые его соперники? Полностью этого исключать нельзя. Алексис Ципрас — выходец из левого крыла объединения крохотных партий, которые создали СИРИЗА главным образом, чтобы получить бонус в 25 мест, положенный победителю парламентских выборов. По такой теории, он был противником евро и Европы, но был вынужден сменить позицию в связи с иным настроем в СИРИЗА и необходимостью привлечь поддерживающий ЕС электорат.

Как бы то ни было, такие убеждения не объясняют всего и, в частности, непрофессионализма и бесцеремонности, которые представители греческого руководства проявили на переговорах с европейскими институтами. Газета «Катимерини» (она, кстати, особо не церемонится со стоящей у власти командой) отмечает, что в составе СИРИЗА нет ни экспертов, ни министров с опытом работы в правительстве за исключением вице-премьера Янниса Драсакиса, который представлял коммунистов в эфемерном коалиционном правительстве с правыми с 1989 по 1990 год. Будто случайно, Драгасакис посоветовал Ципрасу принять последние предложения кредиторов и не проводить референдум. Министр финансов и специалист по теории игр Янис Варуфакис увидел в отношениях с европейскими коллегами повод испытать свои абстрактные конструкции. Успехом этот проект, мягко говоря, не увенчался.

Все наводит на мысль, что Алексис Ципрас не преследует четко определенной цели, а бредет вслепую, стремясь лишь удержаться у власти. Он пришел к власти с помощью направленной против жесткой экономии кампании, как и все греческие правительства до него. Его вряд ли можно упрекнуть в стремлении сдержать (как он наверняка знал) непродуманные обещания, но его непонимание реального положения дел в стране в любом случае достойно лишь критики.

После пяти месяцев колебаний на фоне дальнейшего ухудшения ситуации в экономике он оказался перед выбором между здравым компромиссом с кредиторами (пусть даже он мог прийтись не по вкусу части активистов и электората) и лидерство среди различных течений СИРИЗА. Алексис Ципрас выбрал партию. Он ощутил вызов или даже угрозу со стороны группы антиевропейски настроенных левых, которым на майском голосовании в центральном комитете партии не хватило всего двух десятков голосов для принятия вотума об отказе от евро. Умело играя на популистских инстинктах, он заручился поддержкой как внутри партии, так и за ее пределами, в лице ксенофобских союзников «Независимых греков» и фашистов из «Хриси Авги» (СИРИЗА, «Независимые греки» и «Хриси Авги» — единственные проголосовавшие за референдум партии).

Тем не менее, премьер не может полностью встать на сторону евроскептиков, не лишившись столь нужной ему поддержки сторонников Европы. Проведение референдума стало для него способом справиться с этой дилеммой. В случае победы «нет», он может вернуться за стол переговоров с выданным народом мандатом, который поможет ему вырвать новые уступки у кредиторов. Однако такой ход может оказаться не столь ловким, как кажется.

Сторонники евро подают голос

Прежде всего, победа «нет» еще не гарантирована. Опросы не дают четкой картины, но большинство в пользу «да» вполне возможно. В таком случае Алексис Ципрас оказался бы в непростом положении. Он дал понять, что не может согласиться с требованиями кредиторов, что это может произойти только «без него». Некоторые восприняли это как возможность отставки. В то же самое время он направил письмо с безусловным согласием с предложениями Европы. Понимайте, как хотите!

Далее, политическая и социальная обстановка обостряется день ото дня: демонстрации не получающих деньги пенсионеров, очереди у банкоматов после закрытия банков, тормозящий экономику контроль над капиталами, угроза туристическому сезону... Хотим мы того или нет, но Греция обанкротилась. Виной тому — Европа, думают некоторые греки. Нет, безответственность правительства, считают другие.

Сторонники евро подают голос и в СИРИЗА. Группа из 20 парламентариев, евродепутаты и даже министры не скрывают несогласия с виляющей политикой, которая ведет страну (и партию) в тупик. Мэр Афин Йоргос Каминис и его коллега из Салоник Яннис Бутарис (оба они — независимые и очень популярные политики) ведут кампанию за «да». Алексис Ципрас считается со всеми тайными или открытыми сторонниками Европы: он всячески стремится показать (пусть выглядит это и не всегда убедительно), что делает все для сохранения диалога с кредиторами. С новостью о референдуме он выложил на стол последнюю карту. Пусть даже он сам теперь сомневается, что она — козырь.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.