Сейчас, когда я пишу эти строки — 29 июня — еще никто не знает, чем обернется греческий кризис.

В любом случае, в прошлом я уже говорил вам о той ярости, которую вызывает во мне сегодня Европа: у нее нет достойного проекта, и она изменила своим исконным ценностям и отцам-основателям. Я уже не раз отмечал слепоту (за несколькими заметными исключениями вроде Жака Делора) большинства деятелей современной эпохи и тех фокусах, которые 15 лет тому назад позволили Греции раньше времени вступить в еврозону. Таким образом я старался сдержать те чувства, которые сегодня вызывает во мне Ципрас.

Ведь, в конце концов, что просили у него сейчас представители так называемых «институтов» (в этом его риторика как никогда приближается к греческим ультраправым)?

Минимальные налоговые усилия в стране, которой давно пора бы признать, что наличие прочного ведомства, способного эффективно собирать и справедливо распределять налоги по статье 13 Всеобщей декларации прав человека, является основополагающим принципом любой демократии.

Поднятие до 67 лет (за исключением вредных профессий) среднего пенсионного возраста, как это в обозримом будущем произойдет в Нидерландах, Дании, Великобритании и Германии, то есть во многих странах, в которых взывают к солидарности граждан (это не говоря уже о США, где сейчас поговаривают о поднятии планки с 67 до 70 лет!).

Сокращение (причем, отнюдь не незамедлительное) оборонного бюджета, который, наверное, не назвать абсурдным с учетом геостратегического положения страны, однако он в процентном соотношении все равно выводит Грецию СИРИЗА на первое место в Европейском Союзе и пятое — в мировом рейтинге импортеров оружия, после Индии, Китая, Кореи и Пакистана.

В обмен Ципрасу предложили новый транш помощи от МВФ, который, как, видимо, забывает греческий премьер, который не является принадлежащим лично ему финансовым насосом. Этому фонду нужно, помимо всего прочего, помогать Бангладеш, Украине и африканским странам, которые расшатывают нищета и войны. Не стоит забывать и о реструктуризации взятых до 2011 года долгов, которые, как все сейчас прекрасно понимают, никогда не будут погашены.

Быть может, Кристин Лагард, которую он поливает грязью наравне с Ангелой Меркель, слишком резко выразилась.

Но то было реальное состояние переговоров, которые он 26 июня разорвал по собственной инициативе и в одностороннем порядке.

С учетом пассивов и ошибок прошлого, это было лучшее, что мог предложить Международный валютный фонд, которому параллельно нужно было принимать решения по выделению предпоследнего транша Тунису, расширению кредитной линии для Бурунди и пересмотру плана помощи здравоохранению стран, охваченных вирусом Эбола.

На этот план Ципрас решил ответить ультраправой риторикой о так называемом «унижении Греции».

Вместо того, чтобы открыто указать на истинных виновников кризиса, то есть в том числе на оффшорные судоходные компании и освобожденное от налогов православное духовенство, он до тошноты повторял национал-популистские лозунги о злом евро, душащем примерную демократию.

После двух поездок к Путину и истощения всех аргументов ему в голову пришла мысль о референдуме, который с учетом обстоятельств, сроков и стремления нагнать тумана вокруг сути вопроса, представляет собой скорее не справедливое и здравое обращение к народу, а шантаж по отношению к Западу.

Разве пять лет назад в разгар финансового кризиса его преемник социал-демократ Георгиос Папандреу поступил не точно так же?

В том-то и дело, что нет.

Папандреу стремился добиться принятия своими согражданами плана спасения, который он сам изучал, обсуждал и подтвердил.

Ципрас же хочет возложить на них ответственность за катастрофу, к которой он — и он один — толкнул страну из-за собственной безалаберности, духа системы и, наверное, неспособности вовремя принять решение.

За этим шагом просматривается жалкая возня соперничающих течений в СИРИЗА.

А за образом, казалось бы, сделавшего ловкий ход игрока скрывается политик, которого заботит радикальное крыло своей партии, а также свой собственный имидж, будущее и тылы.

Но разве так управляют великой страной?

И разве Греция не заслуживает кого-то получше безответственного демагога, который идет на союз с неонацистами из «Хриси Авги» для принятия в парламенте проекта о референдуме?

В конце переговоров Ципрас заявил главе Евросовета Дональду Туску: «Игра окончена». По его словам, «несчастья народа — не игра».

Теперь же этот аргумент можно повернуть против него самого и напомнить ему, что эти самые несчастья — не ставка в покере и рулетке, и что народ нельзя толкать на край обрыва лишь для того, чтобы выбраться из тупика, в который сам же себя и завел.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.