В 1979 году, когда мне было вдвое меньше, чем сейчас, я вместе со своей соседкой по комнате в колледже поехала к Мертвому морю — одному из чудес света, гигантскому соленому озеру на границе Израиля и Иордании. Мы приехали на курорт Эйн-Геди у подножия Иудейских гор, надели купальники и не спеша спустились к пронзительно-синей, сияющей на солнце поверхности моря, в десять раз более соленого, чем наша родная Атлантика. Я спокойно легла на воду и стала загорать, покачиваясь, словно поплавок, на поверхности этого легендарного моря, воды которого знамениты своими целебными свойствами. Мертвое море находится в самой глубокой на нашей планете котловине, глубина которой ниже уровня моря на более чем 400 метров.

В ноябре прошлого года я вернулась в Эйн-Геди. Курорт и ресторан совсем не изменились, но... вместо того, чтобы дойти до берега пешком, мне пришлось ехать до него по каменистой бесплодной местности примерно полтора километра. Нельзя было не заметить, что площадь водной поверхности значительно уменьшилась. Нет-нет, Мертвое море было все таким же пронзительно синим и очень соленым, но чувство безмятежности меня почему-то покинуло. В общем, береговая линия переместилась, а легендарное соленое море уменьшилось в размерах. Отступая, вода со временем оставляла в подземных полостях отложения соли. После этого туда постепенно стала проникать вода из водоносных пластов и растворять соль, в результате чего образовались тысячи подземных пустот, некоторые из которых со временем стали рушиться, поглощая людей, дома и дороги. По прогнозам некоторых экспертов, к 2055 году Мертвое море превратится в лужу.

Прошло уже более ста лет с тех пор, как израильские инженеры задумали соединить расположенное в низменности Мертвое море с морем обычным — Средиземным или Красным, а заодно и построить гидроэлектростанцию. В последнее время принято считать, что если соединить Мертвое море с Красным, то уровень первого повысится и будет таким же, как в прошлом.

Однако по мере того, как планы строительства трубопровода стали переходить в практическую плоскость, некоторые ученые, изучавшие Мертвое море на протяжении прошлого десятилетия, стали заявлять, что соединение двух морей принесет соленому водоему не пользу, а вред. Например, в ноябре прошлого года специалист по морской геологии Майкл Лазар (Michael Lazar) из Университета Хайфы усомнился в самой идее «спасения» этого древнего водоема. По мнению ученого, на протяжении разных геологических эпох уровень Мертвого моря то поднимался, то опускался одновременно с изменением климата. Лазар задался вопросом: как можно спасти Мертвое море, учитывая цикличность климатических изменений?

У местных жителей с Мертвым морем связано множество культурных и религиозных представлений, ведь люди почитали его всегда, начиная с древнейших времен. В наши дни на берегах Мертвого моря возникла целая туристическая индустрия, продающая путешественникам древние предания и сказания, связанные с этим соленым водоемом. Страх потерять это чудо природы побудил многих предпринять шаги по его спасению, ведь перспектива исчезновения Мертвого моря не может не печалить тех, кто его полюбил. В далеком прошлом уровень этого моря понижался неоднократно, однако нынешнее его обмеление вряд ли полностью объясняется климатическим фактором; в наши дни основной причиной пересыхания следует признать хищническое потребление водных ресурсов. Например, Иордания, Израиль, Ливан и Сирия бесцеремонно откачивают воду из Иордана (главной реки, впадающей в Мертвое море), используя ее для орошения и в качестве питьевой воды — объем потребленных таким образом водных ресурсов составляет две трети от их ежегодных потерь. Более того, две компании — иорданская Arab Potash и израильская Dead Sea Works — продолжают нещадно эксплуатировать водные ресурсы Мертвого моря ради добычи минерального сырья, что также ведет к обмелению этого соленого водоема.

Поначалу идея соединить Мертвое море с Красным казалась несбыточной из-за напряженности в ближневосточном регионе. Однако интерес к ней стал расти после подписания в 1994 году между Израилем и Иорданией договора о разработке приграничных ресурсов, в котором стороны не забыли упомянуть и о пересыхающем Мертвом море. Центральное место было отведено амбициозному инженерному проекту стоимостью восемьсот миллионов долларов — постройке трубопровода длиной около 180 километров, который будет спускаться до отметки около четырехсот метров ниже уровня моря.

Проект по переброске воды из Красного моря должен помочь остановить пересыхание Мертвого моря. Проектом предусмотрено строительство в устье этого соленого водоема гидроэлектростанции, которая будет вырабатывать электроэнергию для опреснения 1/2 всего объема поступающей из Красного моря воды. В результате этого Израиль, изнывающая от жажды Иордания и Палестинская автономия смогли бы получать ежегодно до девятисот кубометров питьевой воды, а другие девятьсот миллионов кубометров пошли бы на предотвращение высыхания Мертвого моря. По словам ближневосточных политиков, данное инженерное сооружение могло бы стать «Акведуком мира», проектом, который бы укреплял сотрудничество и поощрял добрую волю сторон.

Космический снимок Мертвого моря


Однако, против проекта было высказано также немало возражений. Противники утверждают, что красные водоросли из Красного моря обязательно попадут в Мертвое море и в результате нагревания на солнце станут очень быстро распространяться по водной поверхности, в результате чего Мертвое море «зацветет» кроваво-красными водорослями. Кроме того, перемешиваться будут водные слои, а, следовательно, и химические вещества, в результате чего выпадет осадок в виде гипса (этот минерал состоит из кальция, серы, кислорода и молекул воды) и поверхность Мертвого моря окрасится в молочный цвет. А что произойдет, если массивные трубы, соединяющие оба моря, вдруг прорвутся, ведь трубопровод будет проложен в сейсмоопасной зоне? Из-за прорыва соленой морской воды произойдет загрязнение подземных вод, используемых в качестве источника питьевой воды и для ирригации, а ведь эта вода уже и так в дефиците.

Представители Израиля, Иордании и Палестинской автономии обратились к Всемирному банку, чтобы он помог оценить риски сооружения трубопровода. На изучение вопроса Всемирный банк потратил 16,5 миллионов долларов, и в январе 2013 года сделал следующий вывод: гигантский проект, соединяющий два моря, в самом деле угрожает грунтовым водам, а цвет воды в Мертвом море действительно со временем может стать красным или даже молочно-белым. По мнению специалиста Всемирного банка Алекзандера Макфэйла (Alexander McPhail), который руководил исследованиями, еще одной проблемой проекта станут затраты на его реализацию. Энергии, вырабатываемой на построенной здесь же гидроэлектростанции, будет вполне достаточно для опреснения соленой воды, но ее совсем не будет хватать для перекачки воды до столицы Иордании Аммана. Для доставки воды в Амман нужно будет построить еще две электростанции, но в этом случае стоимость проекта возрастет почти до десяти миллиардов долларов, что более чем в десять раз превысит первоначальную сумму.

Правительства Израиля, Иордании и Палестинской автономии приняли к сведению мнение экспертов и подписали в декабре 2013 года измененный вариант проекта. В его первой части говорится об обмене водой. Сперва в заливе Акаба, расположенном в северной части Красного моря у побережья Иордании и Израиля, будет построен опреснительный завод. Он будет вырабатывать ежегодно более восьмидесяти миллионов кубических метров питьевой воды, которая будет распределена поровну между иорданским городом Акабой и израильским Эйлатом. В обмен Израиль станет подавать воду из гигантского пресноводного озера — Галилейского моря — в столицу Иордании Амман на севере и в Палестинскую автономию на западе. «Строительство трубопровода позволит укрепить политическую стабильность и оказать общее положительное воздействие на мирный процесс, ведь всем этим государствам придется работать вместе», — говорит Макфэйл.

Пока все идет нормально. Однако новый вариант проекта также включает в себя строительство трубопровода для перекачки на север восьмидесяти миллионов кубических метров соленой воды (оставшейся после опреснения воды, полученной из Красного моря) в Мертвое море. По мнению экспертов Всемирного банка, соленая вода будет проникать в Мертвое море в умеренных количествах, благодаря чему его вода вряд ли станет молочно-белой, «гипсовой», и «не зацветет» кроваво-красным цветом; при необходимости эту воду можно будет опреснить.

Однако даже план по строительству трубопровода меньшей мощности все равно приводит экологов в ярость. «Даже одна капля — уже перебор», — говорит Мункет Мехьяр (Munqeth Mehyar) из Аммана, председатель и директор организации «Друзья Земли — Ближний Восток» (Friends of the Earth Middle East). Его негативное отношение к проекту отчасти объясняется тем, что недавно в водах Мертвого моря были обнаружены проявления жизни — вот именно эту информацию, по мнению Мехьяра, Всемирный банк не учел в своем исследовании.

Еще в 1990-х годах ученым было известно, что дно Мертвого моря постепенно размывается глубоководными родниками, которые подпитываются водой из водных пластов, расположенных в окрестностях Иерусалима. Большинство экспертов полагают, что в Мертвом море, на поверхности которого практически не наблюдается больших волн, а в воде зафиксировано повышенное содержание магния, кальция, соединений фосфора, наблюдаются лишь едва заметные проявления микробных форм жизни. И вот, в 2009 году Дэнни Ионеску, морской микробиолог из Института морской микробиологии общества Макса Планка в Германии, решил взять образцы воды из подводных источников Мертвого моря, многие из которых бьют на глубинах в интервале от двадцати до более ста метров. Проплыв по руслу, прорезанному этими ручьями на дне соленого водоема, команда специалистов под руководством Ионеску обнаружила, что «жизнь посылает нам свои сигналы» — исследователи увидели «совершенно новую экосистему микроорганизмов Мертвого моря».

Репродукция картины "Вид реки Иордан при впадении в Мертвое море"


На встрече в одном из кафе на средиземноморском побережье Израиля Ионеску рассказал о своих исследованиях. Чтобы погрузиться на дно Мертвого моря, Ионеску прикрепил к своему гидрокостюму балласт весом около девяноста фунтов. Первое, что он увидел, были «кристаллики соли, опускающиеся в воде, словно снег». При более глубоком погружении можно было увидеть в буквальном смысле слова соляные столбы, по форме напоминающие скалу под названием «Жена Лота». Ионеску продолжил погружение и его глазам предстала карстовая воронка с неясными границами. «Спуск вдоль стены напоминал путешествие во времени», — вспоминает ученый. И там, на дне этой темной воронки Ионеску увидел так называемые биопленки белого и зеленого цветов, покрывавшие камни и песок возле небольших пресноводных источников. Но это было только начало. Карстовая воронка вела к другой воронке, и там ученый обнаружил еще большее количество донных источников, в которых было еще больше живых организмов, «но затем дно Мертвого моря стало круто уходить в бездну — туда, на глубину триста метров».

Ионеску обнаружил на дне только один из множества карстовых провалов, каждый из которых подпитывается пресноводными водами, в результате чего там можно обнаружить прежде не встречавшиеся формы жизни. «Причиной появления этих живых организмов являются отложения Мертвого моря, а не подводные пресноводные ключи. Последние лишь выполняют функцию источников питания», — поясняет ученый. Конечно же, еще предстоит провести обширные научные исследования, однако Ионеску уже смог обнаружить в биопленке новые виды зеленых серобактерий, цианобактерий и диатомовых водорослей. Недавно открытым видам присущи такие, например, уникальные метаболические свойства, как адаптированность к уровню солености, который изменяется в результате неравномерного притока пресной воды из донных источников.

Возникает вопрос: какими будут последствия, если сюда начнет поступать вода из Красного моря? Не нарушится ли хрупкое равновесие — то есть процентное содержание минералов в воде, обусловившее существование этих форм жизни в Мертвом море? Пока этого никто не знает. А вдруг эта необычная микрофлора сможет обосноваться на поверхности моря? И тогда, поднявшись на поверхность, придонные микроорганизмы, будто красные водоросли, лишат Мертвое море любимого многими ярко-голубого цвета, а это в итоге больно ударит по туриндустрии.

«Все зависит от того, насколько разбавлены будут воды Мертвого моря, — говорит Ионеску. — Вода из придонных родников поднимается вверх, поскольку она легче соленой, и вместе с собой переносит бактерии. Если соленость в придонной области станет более низкой, тогда количество микроорганизмов на поверхности тоже увеличится». Поэтому вовсе не нужно, чтобы снижалась соленость всего Мертвого моря сразу, достаточно наличия всего лишь небольшого слоя слабосоленой воды, которая, по словам Ионеску, будет «всплывать на поверхность будто масло». Вот именно этот слой, который появится на поверхности, как раз и будет изменять цвет поверхностных вод.

Ученые предположили, что морская вода, которая будет поступать по трубопроводу из Красного моря в Мертвое, станет фактором, способствующим увеличению числа карстовых воронок на морском дне. Вода с пониженным содержанием соли станет размывать соляные отложения на берегах Мертвого моря. В результате этого все большее количество соли будет растворяться, просачиваясь в водоносный слой почвы, и, в конечном счете, попадет в ручьи. Как установил Ионеску, «ускоренному образованию воронок на морском дне способствуют серобактерии, которые присутствуют в воде, проникающей из горных водоносных горизонтов». Вот почему изучение вопроса об изменении численности этих микроорганизмов в Мертвом море поможет раскрыть механизм их воздействия на образование воронок.

Морской геолог Майкл Лазар полагает, что угроза исчезновения Мертвого моря сильно преувеличена. В своей первой научной работе об этом соленом водоеме (1999 г.) Лазар опубликовал результаты исследования дна, проведенного с помощью желтой подводной лодки. Команда ученых под его руководством решила изучить климатические изменения, произошедшие за последние десять тысяч лет, и с этой целью получила образцы породы со дна Мертвого моря, относящиеся к плейстоцену. Чем теплее становился климат, тем ниже опускался уровень воды и меньше появлялось новых отложений соли, поясняет Майкл Лазар. Как говорится в статье, изолированные водоемы, вроде Мертвого моря, являются прекрасным объектом для исследования, поскольку вода и аллювий остаются в водоеме и никуда не вымываются. «Как поется в песне, «что случилось в Вегасе, то осталось в Вегасе», — говорит Лазар.

Команда ученых под руководством Лазара использовала буровое оборудование в самой глубокой части Мертвого моря, а также около Эйн-Геди, и получила керн длиной несколько сотен футов, взятый из-под морского дна. Полученные образцы еще обрабатываются, однако уже сейчас можно сказать с определенностью: в прошлом Мертвому морю пришлось сталкиваться с резкими изменениями климата. «В те времена уровень воды в нем был намного ниже, чем сегодня», — говорит Лазар. Однако на протяжении веков природные процессы не позволили ему окончательно высохнуть. «В какой-то момент наступает равновесие между водой испаряющейся и поступающей вместе с грунтовыми водами, дожем и прочим водостоком. Поэтому, я не совсем понимаю, что имеют в виду, когда говорят о спасении Мертвого моря», — добавил Лазар.

Сегодня, воды реки Иордан используются для нужд региона, а сырьевые компании выкачивают воду из Мертвого моря. Поэтому природа постепенно проигрывает сражение с человеком. Но даже в этом случае проект о соединении Красного моря с Мертвым через трубопровод кажется, по мнению Лазара, «во многих отношениях проблематичным».

«Просто повернуть кран и начать перекачку воды в Мертвое море — это, мне кажется, не очень верная затея», — утверждает Лазар. К тому же, соединение этого соленого водоема с Красным морем помешает проведению дальнейших научных исследований. «Здесь существует уникальная экосистема, состоящая из микробактерий и микроскопических грибков, которая пытается выжить в экстремальных условиях при повышенном содержании соли в воде. Эти организмы — одни из самых примитивных форм жизни на нашей планете, они смогут подсказать нам ответ на вопрос о возникновении жизни на Земле», — говорит Лазар.

Вместе с Мункетом Мехьяром и возглавляемой им организацией «Друзья Земли — Ближний Восток», Майкл Лазар утверждает, что мероприятия по охране реки Иордан — это ключ к сохранению экосистемы Мертвого моря. «Думаю, что сохранить этот чудесный водоем можно только восстановив естественный объем стока Иордана и уменьшив объем воды, выкачиваемой из Мертвого моря для промышленных целей», — говорит Лазар. А по мнению Мехьяра, за компаниями необходимо установить контроль: компании должны платить за потребляемую воду. Кроме того, с помощью новейших технологий можно будет перейти на режим безотходного использования водных ресурсов, в результате чего снабжение ближневосточного региона водой улучшится, а необходимость в строительстве спорного с экологической точки зрения трубопровода отпадет. Но, учитывая тот факт, что проекту по соединению Мертвого моря с Красным была оказана серьезная политическая поддержка, остается гадать, насколько веским в этом споре окажется мнение ученых.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.