Великобритания? Одним глазом поглядывающая на Соединенные Штаты, а другим — на Шотландию.

Португалия? Мы же сами говорим — а ведь язык мой — враг мой — что не вполне являемся Европой, что она «где-то там» и, в лучшем случае, мы — ее хвост. Правда, в моменты эйфории мы оказываемся ее лицом, проблема только в том, что она собирается сделать пластическую операцию. 

Прибалтика? Новоиспеченные европейцы. Или недавно вернувшиеся. Не разберешь. У некоторых даже есть спецотряды, которые ходят по садам показывать крохам в слюнявчиках, как держать в руках оружие.

Украина не в порядке. А была ли она когда-нибудь в порядке?

Финляндия? Охвачена страхом, что когда-нибудь потеряет папашу «Нокия».

Хорватия? По заботливой протекции вышедшая победительницей из последней европейской войны ХХ века. Есть резюме и получше.

Швейцария? Она только охает: «Не впутывайте меня во все эти дрязги».

Италия? Да, наверное, но какая из них: северная, южная, центральная? И на тонком или на толстом тесте?

Испания — испанская, за исключением немецкого княжества Ибицы, а также Торремолиноса, который заставляет жителей Гибралтара краснеть от стыда.

Франция? Вечное французское исключение из правил — «exception francaise», смысл которого никому не понятен. Ясно только, что при установлении «Vraie Europe», штаб-квартира ее будет в Париже.

Ирландия? Могла бы уже оставить свою самодовольную ухмылочку того парня, который знает, что для настоящего устроения Европы штаб-квартира должна находиться в Корке. А столица — в Дублине.

Германия... Ну да. Это да. Конечно.

Греция — прости-прощай. Поблагодарите товарищей из предыдущего пункта.

Швеция очень мила. Но слишком похожа на Данию.

Австрия страдает фрейдийским комплексом, от которого ей будет тяжело избавиться.

Турция уже оставила попытки вступить в клуб, где ее упорно не принимают в члены.

Дания хороша, но слишком напоминает Швецию.

В Голландии больше велосипедов, чем во всем Китае, где велосипедов, правда, становится все меньше.

Румыния все больше отмалчивается. Хорошо ли это?

В Болгарии бывшего царя избирают премьер-министром республики. Решитесь уж наконец.

Венгрия говорит, что строит стену только для себя и ни с кем не поделится.

Мне кажется, я забыл про Бельгию. Ах, ну да. К чему бы это?

Кажется, я также не упомянул Люксембург. По-прежнему ли это налоговый рай или уже не те времена?

Остаются люди, которые массово, ценой огромных рисков и жертв, по морю и по суше стремятся добраться сюда. Похоже, у них неподобающий цвет кожи, но подобающие сердца. Они — единственные, кто любит Европу.

И, возможно, именно по этой причине, если поразмыслить, — единственные, кто по-настоящему достоин стать европейцами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.