Турция ответила на теракт на своей территории. Анкара впервые нанесла прямой удар по ИГ в ответ на взрыв смертника в Суруче 20 июля этого года, за которым последовали перестрелки на юго-востоке (один военный погиб). Та же самая логика используется для оправдания наносящихся параллельно ударов по позициям курдов Рабочей партии Курдистана, которые взяли на себя ответственность за убийство нескольких турецких полицейских. 26 июля истребители-бомбардировщики правительственной армии нанесли новую серию ударов по РПК на севере Ирака, а та ответила унесшим жизнь двух солдат терактом смертника.

Тем не менее в двух этих фронтах прослеживается нечто парадоксальное: РПК (она противостоит турецкому правительству с 1984 года из-за территориальных притязаний и по-прежнему считается «террористической организацией» Вашингтоном и Европейским Союзом) является одной из главных сил противодействия исламистам в регионе и пользуется поддержкой международной коалиции, участие в которой было подтверждено Турцией.

Премьер-министр от исламо-консервативной Партии справедливости и развития Ахмет Давутоглу отметает эти противоречия небрежным движением руки. «Какая бы террористическая организация ни грозила нашим границам, мы ответим без колебания», — заявил он 24 июля в Анкаре.

Параллельно с операциями против террористической угрозы в Турции за последние дни были задержаны 590 человек. В их числе были предполагаемые боевики Исламского государства, а также активисты курдских и ультралевых движений.

«Эти вмешательства следует рассматривать с точки зрения внутренней политики», — считает Жан Марку, старший специалист по международным отношениям из Гренобльского института политических исследований и признанный эксперт по Турции.

Новая политика ПСР связана не только с внутренними задачами: открытие базы в Инджирлике для США и коалиции и разрешение иностранным силам наносить удары с территории Турции не слишком по вкусу турецким националистам, которые входят в электорат правящей партии.

В избирательном плане, правительство разворачивает борьбу на двух фронтах в стремлении отвоевать позиции. Противодействие РПК по нраву националистически настроенным слоям населения, тогда как удары по ИГ отвечают желаниям народа, проявившихся в демонстрациях в нескольких городах страны после теракта в Суруче. Бездействие правительства было воспринято как причина активизации ИГ на территории страны.

Вопрос выборов

Стоящая у власти ПСР потеряла поддержку сразу двух групп населения (курдов и националистов) на парламентских выборах 7 июня, которые обернулись для нее потерей абсолютного большинства.

Голосование ознаменовалось усилением позиций прокурдской Демократической партии народов (она впервые получила депутатские кресла) и пришедшей третьей Партии националистического движения.

Националисты недовольны решением правительства начать в 2012 году переговоры с сепаратистами РПК после 30 лет войны, которая унесла жизни 40 000 человек. Произошедшее в выходные было расценено как нарушение перемирия. Возобновление боев в Ираке с РПК «связано в большей степени с соображениями внутренней, а не внешней политики», — полагает Жан Марку.

ДПН в свою очередь воспользовалась неприятием примирительной позиции Анкары по подъему ИГ. Здесь правительство тоже кардинально сменило курс, хотя, как утверждает эксперт, «будет трудно забыть, что Турция столько с этим тянула». В июне позиции ПСР заметно сдали на юго-востоке страны, где большинство населения составляют курды.

«ПСР всегда была свойственна неоднозначная политика, — напоминает Жан Марку. — Во время осады Кобане правительство не могло сделать выбор между двумя группами, курдскими бойцами и исламистами, потому что рассматривало и тех, и других как террористов. В то же время оно не стало чинить препятствий курдским солдатам "пешмерга". Ощущается, что правительство поставило перед собой внутриполитические цели: успокоить националистов и не забыть про курдский электорат».

Сегодня исламо-консервативное большинство вынуждено формировать коалиционное правительство в соответствии с результатами выборов. Если ему это не удастся (а такой вариант вполне возможен с учетом безрезультатности всех проводившихся на настоящий момент переговоров), Турция двинется по пути к досрочным выборам, которые могут пройти уже осенью.

Безопасность

«В июне центральное место в кампании было отведено усилению роли президента, — отмечает Жан Марку. — В случае новых выборов на первое место может выйти сирийский кризис».

Это может сыграть на руку президенту Реджепу Тайипу Эрдогану. Противодействие его персоне представляет собой единственный общий момент в программе оппозиционных партий, которые недовольны его вмешательством в дела правительства и требуют, чтобы он играл роль арбитра, как это прописано в конституции.

Хотя временное правительство должно передать текущие дела, демонстрации военной силы укрепляют его положение. «Нынешняя обстановка продлевает власть ПСР и президента, которые вновь выходят на первое место в новостях, — подчеркивает Жан Марку. — Возникает вопрос, не строит ли ПСР планы на новые выборы. Тогда она смогла бы разыграть карту безопасности, хоть это и было бы непросто, и представить себя защитницей страны от террористической угрозы».

Параллельно с этим режим ужесточает цензуру. Фотографии с места теракта в Суруче были удалены из сети решением суда (по требованию правительства), ряд оппозиционных СМИ оказались заблокированы, а намеченную на воскресенье в Стамбуле мирную демонстрацию против исламистов отменили, разогнав при этом несколько других собраний в стране.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.