«Люди — единственное богатство», — говорил Жан Боден. Его можно было бы перефразировать и сказать, что люди — единственная сила. В политике и ее конфликтном отображении, то есть войне, количество зачастую (пусть и не всегда) становится решающим фактором. Такой расклад стар как мир, но не теряет своей актуальности, несмотря на все технологические, экономические, политические и культурные преобразования.

И он тем вернее, что мы на Западе живем в демократии. Концепция управления, при которой один человек равняется одному голосу, дает власть самой большой группе вне зависимости от того, проходят ли выборы в один или два тура, по мажоритарной или пропорциональной системе. И именно в этом принципе таится главная слабость системы. Дело в том, что нам грозит нечто вроде «африканизации» демократии на Западе или, по крайней мере, во Франции.

Как неоднократно подчеркивал Бернар Люган (Bernard Lugan), демократия в Африке просто не может существовать, потому что неизменно сталкивается с различными формами коммунитаризма этнического и религиозного характера. Раз все члены каждой общины голосуют одинаково, победа достается самой большой из них. То есть, итог решает демография.

Концепция уммы — религиозной общины — превращает ислам во Франции если не в партию, то, по меньшей мере, в политическую семью. Некоторые возразят, что в этой группе существует серьезный раскол на основании стран происхождения ее членов, умеренности или радикальности их взглядов. Но она в любом случае останется куда более однородной и единой, чем все остальные традиционные политические семьи. Нельзя не отметить, что она сплачивает людей вокруг обрядов (рамадан, молитва) и общих предписаний (пищевые запреты, непонимание христианской троицы и т.д.). Если эта группа станет большинством, у лидеров общины будут развязаны руки для политической борьбы, они смогут победить на выборах, и тогда уже alea jacta est (жребий брошен). Ключевой принцип демократии будет соблюден, но привычной всем Франции уже не будет.

Но до этого еще очень далеко, возразите мне вы. Да. Но давайте рассмотрим французскую умму как активное меньшинство. Воздействие его бурной деятельности будет ощущаться задолго до того, как оно станет демографическим большинством. Как отметила Мишель Трибала в интервью Аtlantico (Michèle Tribalat), «когда толерантная культура принимает у себя неуступчивую, то обычно уступает первой. Поэтому присутствие у нас растущего мусульманского меньшинства должно заставить нас задуматься о том, чем мы не можем поступиться». Наша толерантность может стать причиной нашего поражения.

В любом случае, в более или менее отдаленном будущем мы обречены. Если, конечно, наша демография не исправится, и мы не совладаем с французской уммой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.