Статья из блога участника Freitag Community enduringfreedom.

Когда я учился семестр в Англии, иногда смотрел телеканал Russia Today, потому что это был общедоступный канал, и я не знал о нем раньше. Было довольно занятно. Девушки-ведущие очень красивые, там еще был экзальтированный, немного сумасшедший финансовый эксперт Макс Кайзер, время от времени показывали длинные очереди перед американскими пунктами бесплатного питания или репортажи из палаточных городков, расположенных у подъездных дорог Кливленда. Это можно было смотреть постоянно, особенно когда в качестве альтернативы были британские реалити-шоу (К ним я еще вернусь...).

Российская информационная война — эта тема сейчас в тренде. Это понятно. В царящем в нашем обществе нарциссизме нас редко интересует вопрос, как выглядит медийный и политический ландшафт в России, что происходит с самой страной и его населением. В первую очередь, как мне кажется, людей интересует феномен российской «информационной войны», направленной против Запада. Например, завербованные «армии троллей», которые своими онлайн-комментариями отравляют дискурс и вместе с примитивным телеканалом ведут гибридную войну, оказывая воздействие на умы западной аудитории. Я еще молодой и не помню этого, но были времена, когда международные конфликты освещались объективно, трезво, с предоставлением надежной информации — вроде как, только российская пропагандистская война разрушила эту идиллию.

Я считаю, что это неинтересно. У меня всегда есть ощущение, что некоторые журналисты старшего поколения слишком серьезно относятся к тому, что происходит в интернете, и преувеличивают значение международных СМИ, принадлежащих российскому правительству. Сколько стоит RT? Сколько стоят несколько студентов, находящихся в офисе на окраине Санкт-Петербурга, публикующих свои идеологические комментарии на английском языке? Действительно ли стратегия «информационной войны» настолько угрожающая?

Я мог бы себе представить, что Владимир Путин узнал о ставшем недавно известным «Доме троллей» из газеты New York Times, что его немного развлекло, но он лишь покачал головой и занялся более важными делами.

Но речь здесь — в отличие от расследований в России или на Украине, где идет настоящая битва пропаганды — именно о «легкой истории», и поэтому она постоянно подогревается. Она развлекательная и хороша для журналистского эго, и в первую очередь, у нее есть определенное преимущество — в ней речь идет о нас. А мы же, в конце концов, самое интересное в России? История российской информационной войны, которая подтачивает устои нашего порядка, несколько похожа на историю Александра Дугина. Этот выглядящий как «русский демон» философ, чья неофашистская идеология евразийской империи так замечательно помогает объяснить российскую политику власти, часто публикует статьи, но при этом не имеет в России настоящего влияния. И здесь, в Германии, он выступает скорее на малых сценах. Среди журналистов, которые, возможно, сами не говорят по-русски и никого не знают в России, но все-таки хотят написать статью, которая должна предоставить «захватывающий взгляд на мир мысли новой России» — его очень любят. Но кто же может устоять перед таким «бородатым мыслителем»?

Что я хочу сказать (боюсь, что подобное здесь необходимо) — критика пропаганды российских СМИ — очень важная и очень интересная тема. Но она может быть использована и в целях примитивного противопоставления России прекрасному просвещенному Западу — то есть в худшем случае сыграть на руку однобокому представлению текущей ситуации. И некоторыми — и здесь не нужно делать иллюзий — она используется в этих целях. То есть необходимо подойти к этой теме очень основательно, и в первую очередь, честно и самокритично.

При такой деликатной теме сохранение достоверности зависит даже от небольших деталей. Например, это касается статьи Михаэля Туманна в газете ZEIT. В плане содержания довольно стандартная статья для своего жанра, без особо алармистских тезисов, но с интересными цифрами о том, как за последние годы изменилась позиция россиян к другим странам. Может показаться странным, что автор не дает названия пропагандистского фильма в стиле «экшн», упоминаемого в первом абзаце, то есть нельзя посмотреть даже трейлер к фильму. И как-то жалко, что Туманн хотя и обедал в столовой в офисе российского государственного телевидения, но никто не захотел дать ему интервью. Только в одном месте Туманн дает цитату из интервью с представителем российского телевидения — причем интервью брал не он, а телевизионный репортер Питер Померанцев.

Российские телеканалы должны показывать миру российский взгляд. О том, что он из себя представляет, главу RT спросил британский телевизионный репортер Питер Померанцев, работавший ранее на московских телевизионных каналах. «Российский взгляд на вещи есть всегда», — ответил шеф и привел в качестве примера банан. «Для кого-то это еда. Для кого-то другого это может быть оружие. Для расистов это инструмент издевательства над темнокожими людьми. Все может быть. Просто нет объективно однозначного взгляда на то, чем, собственно, является банан», сказал шеф. «И подобно тому, что банан имеет изогнутую форму, RT проявляет гибкость во имя правды». Вот она — квинтэссенция «российского взгляда».

Указание на источник интервью, которое когда-то наверняка показывалось по телевидению, к сожалению, отсутствует. Но зато Туманн позднее в статье еще раз возвращается к Померанцеву и объясняет, что он работал в качестве журналиста на государственном российском телевидении, чтобы помочь оказывать давление на Запад. Вот цитата: «Московские телеканалы приняли на работу великое множество западных журналистов, чтобы оказывать давление на Запад. Питер Померанцев был только одним из многих». Но Померанцев недавно, видимо, брал интервью с главой RT, которое Туманн цитирует, не указывая источник.

Я считаю, что подобный подход довольно манипулятивный — ссылаться на Померанцева, совсем не объясняя, о ком, собственно, идет речь. Все это начинается с определения телевизионный репортер. Действительно, Померанцев около десяти лет проработал на российском телевидении — но насколько я знаю, в качестве продюсера, который подвигал на российском рынке формат британских телевизионных шоу, уже упоминавшихся мною ранее. Он был также продюсером документальных фильмов — но именно для российской аудитории. Вероятно, он действительно работал журналистом, тогда это определение подходит — но в любом случае, он не был частью направленной против Запада медийной стратегии, а просто телевизионным продюсером, который использовал то, как он сам сформулировал, что российские телеканалы имеют огромное уважение ко всему, что идет из Лондона, в первую очередь, реалити-шоу. Просто потому что он британец, он сумел, практически не имея опыта, сделать карьеру на российском телевидении. Вероятно, его истинные амбиции находились в другой плоскости, поскольку в 2010 году он ушел с этого места работы и начал свою новую, намного более успешную карьеру в качестве журналиста, писателя и аналитика новой России.

Лишь несколько месяцев назад — это Туманн мог бы хотя бы упомянуть — вышла его книга Nothing is true and Everything ist Possible — The Surreal Heart of The New Russia. Основываясь на собственном опыте в качестве шестеренки в российской медийной машине, Померанцев пытается отобразить политическую, а также литературную трактовку российского ландшафта — циничной постмодернистской диктатуры, в которой жизнь зачастую похожа на реалити-шоу, и спустя годы общественных переломов реальность превратилась в инсценировку. Могу прогнозировать, что, самое позднее, после выхода книги в сентябре на немецком языке, он станет известным и у нас. В англоязычном языковом пространстве он уже широко известен и пишет, в основном, для изданий высокого уровня, таких как London Review of Books, которые очень ценят его возвышенный стиль.

Померанцев — не только обладает обширными знаниями, он еще умеет облечь свой анализ в интересную историю. Путинская Россия — это что-то невероятное, блестящее, захватывающее и в то же время отталкивающее и опасное — то есть мир, о котором можно написать хорошую, увлекательную книгу, что он и сделал. У меня пока что не было денег на его книгу, но я уже давно читаю его статьи. Отличная, например, статья о Суркове.

В последнее время Померанцев, вероятно, в контексте обострившегося украинского кризиса, превратился из журналиста в активиста и все активнее призывает дать решительный ответ российской дезинформационной и пропагандистской стратегии. Для этого он выступил перед комитетом американского конгресса и составил совместно с Майклом Уайсом для американского Института современной России доклад с угрожающим названием The Menace of Unreality: How the Kremlin Weaponizes Information, Cullture and Money («Угроза нереальности: информация, культура и деньги как оружие Кремля»).

Несколько месяцев назад Марк Эймс указал на то, что Померанцев тем самым ставит отображаемую им информацию на службу неоконсерваторов, и его книга — было это расчетом или нет — представляет однобокий взгляд. Нужно обязательно прочитать саму статью Эймса. Основной критический момент в его статье заключается в том, что Померанцев пишет в таком духе, будто тема манипулирования СМИ и политической виртуальности является изобретением Путина, это что-то новое, инновационное и крайне опасное, и что нам обязательно необходимо объединить силы, чтобы дать ответ в этой информационной войне. Но то, что основные методы этой виртуальной политики вначале успешно применялись Ельциным, и тогда это происходило при поддержке США, несколько усложняет проблему, так же как и то (как же лучше сказать?), что абсурдным является представление о том, что Россия основательно отличается интенсивностью ведения пропаганды.

Один из основных признаков того, что Померанцев — осознанно или нет, с расчетом или нет — служит интересам сильным мира сего, является его связь с институтом Legatum Institute, который предоставляет ему площадку для выступлений в Вашингтоне. Например, в октябре совместно с Павлом Ходорковским он будет выступать на мероприятии фонда National Endowment for Democracy. Марк Эймс подробно описывает детали этой взаимосвязи. Уже понятно, что бывший телевизионный продюсер уже давно не журналист, он пишет исследования для Вашингтона, причем бок о бок с неоконсервативными активистами, которые выступают за отправку войск НАТО на Украину (или в Сирию), которые платят им зарплату в Legatim Institute... Нужно обязательно прочитать статью Марка Эймса.

Означает ли это, что Померанцеву совсем нельзя доверять? Конечно, нет. Но все это настораживает. Нужно всегда иметь в виду, когда его слушаешь — что он с политической точки зрения представляет одну сторону, что он представляет определенное прочтение конфликта между Западом и Россией и что он совместно с группой влиятельных американских идеологов агрессивной военизированной внешней политики пытается оказывать воздействие на политику.

Только одно уже давно не является правдой — телевизионный репортер. (Впрочем, я и не думаю, что и Туманн его таковым считал. Также как и то, что Туманн хотел осознанно манипулировать читателями, замалчивая факты о Померанцеве. Моя же маленькая теория состоит в том, что Туманн просто не хотел обращать внимание на то, насколько его статья в плане содержания сконцентрирована на Померанцеве, и поэтому упомянул этого телевизионного репортера лишь вскользь. Но это только теория).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.