Заря нового экономического порядка — так заявил Пол Мейсон в монументальной статье, опубликованной в британской газете The Guardian. Этот автор издал в конце июля книгу «Пост-капитализм». Он утверждал, что капиталистическая догма уходит, уступая свое место экономической модели, основанной на партнерстве, которое движется вперед за счет информационных технологий. Но задолго до того, как капитализм уйдет, если он вообще уйдет, миру придется иметь дело с другими проблемами второго десятилетия XXI века: рост исламского фундаментализма в лице ИГИЛ, экспансия Китая, новая угроза России, дестабилизирующая Восточную Европу, трещины в западном идеале из-за долгов Греции и финансового кризиса в США в 2008 году.

Несмотря на подписание третьего соглашения о предоставлении пакета помощи Греции, никто не верит, что удалось преодолеть базовые структурные экономические проблемы зоны евро. Появились также голоса, утверждающие, что Китай фальсифицирует данные о росте экономики, и возникло опасение, что экономический спад в КНР возымеет глобальные последствия. На этом фоне возникли вопросы о реальных мотивах действий, происходящих за кулисами экономических событий. В те годы, когда темпы роста китайской экономики замедлились с 10% до 7%, если верить официальным данным, произошло очень важное внешнее событие. Китай вышел из самоизоляции и начал искать дружбы всего мира, прибегая к мягкой силе — деньгам.

Недавно появилось заявление, заслуживающее обсуждения, что Китай хочет захватить мир, чтобы обеспечить работой сотни миллионов китайцев. В этом заявлении нет ничего нового или оригинального, но если поместить его в правильный геополитический контекст, то оно окажется более значимым, чем экспансия Японии на Запад в 1980-х годах.

Утверждается, что китайцы сделают все, что угодно, законными и незаконными методами, пользуясь реальными и фальшивыми данными, чтобы изобразить положительную картину для мира и пробиться на новые рынки. Они опасаются, что замедление экономического развитие не позволит найти работу для миллионов новых рабочих рук, появляющихся ежегодно. Эта экспансия угрожает странам, конкурирующим с китайским экспортом, например, Японии, и странам, доминирующем в мире с политической и военной точки зрения, то есть США.

Но не только Запад и Япония чувствуют себя в опасности. Китай тоже считает, что ему угрожают. В результате на геополитической арене разворачивается борьба между двумя блоками. Один блок сформировали США, Индия и Япония, и еще несколько меньших стран. Второй блок — это Китай. Россия, вроде как, оказалась третьей стороной в этом конфликте.

Недавние мелкие территориальные споры между Китаем и Японией сыграли против японского премьер-министра Синдзо Абе, которого в СМИ называют националистом. Япония, даже при поддержке США, не в состоянии противостоять Китаю ни в экономической, ни в военной сфере. Тут на сцене появляется Индия. Одна из самых многообещающих (теоретически) экономически стран, демократия, с этническим разнообразием, молодым населением, с преимуществом в виде знания языка (все говорят по-английски) уже долгие годы не может вырваться вперед. Сегодня Индия стала важным стратегическим партнером США, служит противовесом Китаю, за что получает поддержку от Вашингтона и от Японии, которая тоже опирается на США.

Эта картина в очень проблематичном свете выставляет премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, который, как говорят, обратился на восток и ищет покровительства Китая на фоне напряженных отношений с американской администрацией. Эта картина показала, что Китай — не просто возможный союзник. Это держава, враждебно настроенная к традиционному союзнику Израиля.

Одна из причин, по которым США очень переживали, что Германия откажется утвердить сделку о помощи Греции, связана не с возможным развалом зоны евро, а с тем, чтобы не дать Китаю возможность закрепиться в Европе. Германия на самом деле изначально собиралась поддержать сделку, но блефовала и кричала «держите меня семеро», чтобы потом Ангела Меркель могла рассказать налогоплательщикам о давлении, оказанном на Грецию.

Угроза Греции обратиться за помощью к России была из разряда веселых шуток. Реальным опасением за кулисами было обращение за помощью к Китаю. Ирландский экономист и эксперт Дэвид Макуильямс написал подробное предложение и объяснил, как именно греки могут попросить о помощи Китай, одновременно отомстив Германии, создав в Европе промышленные базы Китая. Эта статья казалась юмористической, но закулисные источники сообщили нам, что смеялись над европейцами и американцами, а не над китайцами.


Россия тоже оказалась в нежелательном положении. Владимир Путин делает воинственные заявления в отношении Запада и США, но на самом деле опасается, что Китай на востоке начнет смещать границы за счет российской территории. Это не дает Украине и балтийским республикам, оказавшимся в пределах досягаемости российской артиллерии, повода для оптимизма. Но этот геополитический сценарий следует учитывать.

Улица в Афинах накануне референдума


Слабая и незначительная греческая экономика стала лицом европейского кризиса. Это неслучайно. Такие слабые страны, как Греция, могут стать для Китая прорехой в заборе для проникновения в Европу. Китайцы покупают объекты в Греции (порт Пирей) и в Испании (пустующий аэродром). Любой консультант по инвестициям отсоветовал бы им вкладывать средства в такие проекты. Но, похоже, Пекин считает их важными приобретениями, несмотря на цену.

В Израиле нет единства мнений о покупке Китаем таких предприятий, как крупный производитель продуктов питания или страховая компания, управляющая пенсионными фондами. Одни комментаторы приветствуют эту тенденцию и призывают усилить ее. Другие, глядя на геополитическую ситуацию, беспокоятся.

На данный момент Испания и Греция, возможно, рады китайскому вмешательству, так как положение Европы довольно тяжелое. Вместе с тем, по одной теории, о которой мало кто говорит, у них есть причины для беспокойства, и они связаны с изменениями настроений в Германии.

«Германия провела последние 60 лет, униженно принося извинения всему миру, и они заплатили за это большие деньги», — сказал нам один высокопоставленный экономический источник за пределами Европы. Однако новое поколение уже не хочет каяться и платить, как поступали их отцы и деды. И проблема не в Греции с ее незначительной экономикой, а во Франции. Если Германия и Франция вместе создали зону евро и поддерживают ее, то как получается, что немцы работают больше, а получают меньше, чем французы? Это может закончиться германским бунтом.

Вместе с тем, и у германского бунта есть не одна сторона. У заявления «Мы не собираемся оплачивать европейских бездельников» есть высокая цена. Немцы в своей высокой мудрости сообразили, что следует создать зону евро. Основы, заложенные с помощью восстановительных программ в 1950-х годах, объединение восточной и западной частей страны, реформы 1990-х годов и позднее, плюс единая валюта превратили Германию в крупного экспортера и в одну из самых стабильных и экономически процветающих стран мира. Профицит на текущем счету, то есть, баланс торговли и инвестиций, составлял в 2014 году 7,6% от ВВП, и в долларовом исчислении это самый большой показатель в мире. Так что именно зона евро поддерживает экономическую мощь Германии, и, провоцируя другие страны выступить против нее и развалить этот блок, Германия рискует пострадать сильнее всех.

Принципиальная проблема в том, что такие страны, как Греция, Испания, Португалия и Франция не смогут процветать в мире, где конкуренция и экономический рост стали священными ценностями. И уж конечно они не смогут делать это в Евросоюзе, где, с одной стороны, немцы работают и платят налоги так, словно это святая традиция, а французы ставят баррикады, когда кто-то намекает, что неплохо увеличить 35-часовую рабочую неделю и сжигают машины при появлении новых конкурентов в сфере такси. Когда одна сторона считает, что платит больше всех, нельзя сказать, как долго продлится такой баланс. Возможно, греческий кризис — это та цена, которую должна заплатить Европа, чтобы понять это.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.