Как случайные и субъективные проверки в аэропортах, которые можно с легкостью обойти, способны обеспечить безопасность? И аэропорты — это лишь начало списка связанных с контролем абсурдов. Когда вас в последний раз удивил досмотр в аэропорту? Не самим фактом, что он есть, ведь к этому мы уже привыкли, а тем, что и как проверяется. Меня он удивляет каждый раз, неважно где я нахожусь: в знакомой Варшаве или где-нибудь на другом континенте. Если вы, повинуясь рефлексу самосохранения, не станете его игнорировать, а присмотритесь к нему внимательнее, вы тоже найдете повод для удивления.

Один и тот же предмет — зарядное устройство, провод, обувь на толстой подошве, ремень, кусочек металла где-то на теле, предмет в форме трубки один раз может вызвать предостерегающий сигнал и привести к потере 15 минут на дополнительную проверку, а другой — остаться незамеченным. Но это мелочи по сравнению с жидкостями, определение, допустимое общее количество и предписанный способ упаковки которых меняются в зависимости от настроения проверяющего. Бывают такие аэропорты, как Хитроу, где не экономят даже на химических реактивах, проверяя состав жидкостей. Бывают такие, где 100-миллилитровые флаконы не нужно даже доставать из багажа. А ведь, пересекая рамки в одном пункте, мы вливаемся в систему сообщающихся сосудов.

Одних и тех же пассажиров, летающих одними и теми же самолетами по редко меняющимся маршрутам, подвергают проверке по совершенно разным и зачастую субъективным стандартам, даже если они дважды оказываются в одном и том же аэропорту. Вывод кажется очевидным: так называемый контроль безопасности, на самом деле, не выполняет своей роли. Когда нам говорят, что проверки гарантируют безопасность, нам пытаются навязать ложь. Можно не обращаться к поиску примеров проведенных или планировавшихся террористических актов, в которых важную роль играли тайно внесенные на борт самолета опасные предметы. Дыры в процедурах безопасности регулярно находят и описывают журналисты и активисты. Достаточно, например, посмотреть материал издания WIRED, показывающий, как легко пронести оружие через так называемый раздевающий сканер тела, используя цвет фона, отображающийся у проверяющих.

Однако рациональные аргументы не могут пробиться через доминирующий дискурс, тон которому задают ужасные картины с террористами, взрывающими самолет, на борту которого находятся невинные пассажиры. «Возможно, система неидеальна и иногда кого-то пропускает, но лучше такая, чем никакой», — говорят нам.

На самом деле? Терпя показной досмотр, мы не только обрекаем себя на длящиеся часами очереди и унизительные процедуры, не только раздвигаем собственные границы терпимости к контролю, но также одобряем бессмысленную трату государственных средств и соглашаемся на отсутствие дискуссии о более эффективных решениях. Таких, которые смогут реально повысить уровень нашей безопасности.

В моем личном рейтинге абсурдов, связанных с путешествиями, первое место с показными досмотрами в аэропортах разделяет новая идея Европейского союза, который хочет создать систему ранжирования пассажиров с точки зрения террористической угрозы. В Брюсселе идут работы над директивой, которая обяжет авиакомпании передавать спецслужбам подробные данные («Passenger Name Records») всех пассажиров, летящих в Евросоюз или из него улетающих. На практике каждый человек будет считаться потенциальным террористом или, по крайней мере, наркоторговцем: под этим углом зрения будет создаваться и анализироваться его учетная запись. Никто, однако, не спешит объяснять, как анализ совершенно обычных элементарных данных, которые мы передаем авиакомпаниям при покупке билета, поможет бороться с терроризмом или крупной преступностью. Если я в последний момент куплю билет из Сирии в Лондон и заплачу за него чужой банковской картой, значит, я попаду в группу, подлежащую дополнительной проверке? А, может, будет достаточно заказать вегетарианский обед и выбрать место у аварийного выхода? Неизвестно. Здесь важен этот произвол и субъективность: ведь создается не объективный и действенный инструмент, а дополнительный аргумент для показных задержаний.

Усиление полицейских патрулей, дополнительный забор, ворота или несколько камер в объективной реальности меняют мало, но легко влияют на наше восприятие. У театра безопасности есть своя внутренняя логика: если у большинства людей, которые проходят через разнообразные системы контроля, они «повышают чувство безопасности», реальной становится перемена настроений всего общества. С перспективы политика или городских властей этого эффекта волне достаточно. Таким образом повышается спрос на технологии надзора и системы контроля, которые в первую очередь меняют наше восприятие и внутренние ощущения. Ни власть, которая может легко продемонстрировать, что она занимается нашей безопасностью, ни люди, которые почувствовали себя более защищенными, не заинтересованы в проверках, насколько осмысленным было то или иное вложение времени, сил и государственных средств.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.