Когда вы отключаете свой сотовый телефон, компьютер и находите немного времени, чтобы спокойно почитать стихи или увесистый роман, возникает несомненное ощущение, что это весьма полезное занятие. Наполняя легкие свежим воздухом, мы чувствуем физическое обновление. Точно так же кажется, что слова и изгибы сюжетных линий в умных литературных произведениях тренируют и очищают мозг.

Да, ощущение именно такое, однако ученые-психологи не находят конкретных доказательств пользы от чтения. Это вряд ли можно назвать неожиданностью. Во-первых, данная тема весьма сложна для исследования, так как поэзию и художественную прозу чаще читают люди интеллигентные и эмоционально подготовленные. Поэтому трудно определить, вызывает ли ум желание читать, делает ли нас чтение умнее, или возникает сочетание из этих двух явлений. Кроме того, существует огромное разнообразие литературы, множество способов ее прочтения (можно читать запоем, а можно очень медленно погружаться в роман) и немало выгод и преимуществ, которые стоит исследовать. Короче говоря, это не та тема, которую легко можно изучать под микроскопом.

В 2006 году было проведено исследование, по результатам которого ученые сделали вывод о том, что люди, у которых сильнее умение поставить себя на место другого, знают больше имен писателей. В некоторых кругах это представили как доказательство того, что чтение художественных произведений развивает чувства сопереживания. А может, люди, у которых сильнее навыки сопереживания, просто больше читают? Недавно было проведено исследование, получившее многочисленные отклики. Ученые связали чтение отрывков литературных произведений (но не популярной беллетристики и документальных материалов) с совершенствованием некоторых эмоциональных навыков. Однако критики заметили, что выбор отрывков был ограниченным, весьма произвольным и спорным (отрывки из книг Дона Делилло и Лидии Дэвис отнесли к «умной» литературе, а произведения Даниэлы Стил и Розамунды Пилчер почему-то назвали популярной беллетристикой). Они также подчеркнули неоднородность результатов: чтение художественных произведений имело эффект лишь в части проведенных тестов — например, это отражение эмоций на лицах. А вот попытки вычислить, о чем думает человек, ни к чему не привели.

Посетитель ярмарки интеллектуальной литературы Non/Fiction №14


В последние годы к работе по выяснению и наблюдению за конкретными преимуществами от чтения литературы подключились нейробиологи. Так, в 2014 году появилась работа, привлекшая к себе внимание во всем мире. Ее авторы утверждали, что чтение романа Роберта Харриса «Помпеи» вносило изменения в закономерности связей в определенных функциональных участках головного мозга. К сожалению, никто не проверил умственные способности участников и условия контроля. А это значит, что вопреки броским заголовкам типа «Работа мозга усиливается на несколько дней после прочтения романа», мы на самом деле не знаем, улучшают ли такие изменения в закономерностях связей умственные способности и эмоциональные навыки человека. Мы также не можем утверждать, что другие виды деятельности, такие как беседа с друзьями, не оказывают такое же или похожее воздействие.

Сейчас последние результаты исследований в этой области публикуются в интернете в журнале Cortex под интригующим заголовком «Дай тебя сравнить: нейронные основы начитанности и ее польза для познавательных способностей». Группа исследователей под руководством Норин О’Салливан (Noreen O’Sullivan), в состав которой вошли специалисты по когнитивной нейробиологии и литературоведы из Ливерпульского университета, на основе мозговой деятельности решила найти объяснения тому, почему чтение может приносить пользу «умственному здоровью и благополучию».

Те исследования, которые, по словам ученых, доказывают наличие таких преимуществ, были проведены не особенно тщательно. Например, в одном научном эксперименте была выявлена очевидная польза от участия подавленных пациентов в читательского группе одного семейного врача. Но там не было контрольных условий для сравнения, из-за чего невозможно с уверенностью объяснять пользу и выгоду чтением (а не, скажем, общением в чате).

Но в рамках своего исследования ученые предположили, что такая польза существует, и попытались определить, почему. Они считают, что чтение сложной литературы, в том числе, поэзии, требует остроты умственного восприятия, чтобы рассматривать множественные смыслы и значения, и что такая умственная способность позднее реализуется в нашей жизни, позволяя читателю более гибко и открыто реагировать на свои страдания и несчастья. Далее ученые выдвинули довод о том, что такое усиление умственных способностей должно проявиться в функции мозга. Они утверждают, что нашли такие доказательства на уровне нейронов. Но если внимательно изучить результаты, становится понятно, что они не настолько убедительны и не столь легко поддаются толкованию, как может показаться на первый взгляд.

Чтобы проверить свои теории, ученые набрали 24 студента, изучающих английскую литературу (16 их них женщины), и предложили им во время магнитно-резонансной томографии головного мозга прочитать и поразмыслить над 48 четверостишиями и короткими отрывками из прозы, каждый из которых заканчивается строкой, требующей переосмысления значения, или не требующей такового.

Вот отрывок из стихотворения, не требующий переоценки смысла:

Зачем нам дни?
Дни — место, где живем.
Они приходят, будят нас
Все вновь и вновь.


А вот строки, требующие переосмысления:

Не опечалит никого,
Что Люси больше нет,
Но Люси нет — и оттого
Так изменился свет.


Далее следует отрывок из прозы, не требующий переоценки смысла:

Лечебное средство следует искать если не в природе, то в бутылке. Это может быть убедительно и изменить жизнь. Но я устал от поиска лекарств.

А вот проза, требующая переосмысления:

Она жила в одиночестве за городом, где он пытался найти ее. Когда он увидел этот яркий и веселый дом, то понял, что она мертва.

После сканирования студенты снова просматривали отрывки и оценивали их по степени поэтичности, отвечая при этом на вопрос о том, почувствовали ли они необходимость в переоценке смысла. Тех студентов, которые лучше отличали поэзию от прозы и лучше поняли, когда надо переосмысливать значение, назвали более «осведомленными в литературном плане». Под этим ученые подразумевают то, что такие люди проводят больше времени за чтением интеллектуальной прозы и поэзии, а не то, что они, скажем, умнее.

Активность головного мозга у студентов отличалась, когда они читали поэзию и прозу, и варьировалась в зависимости от того, читали они или размышляли о прочитанном. Например, чтение поэзии ученые связали с повышением активности в некоторых частях лобной коры и височной доли (возле ушей), которые отвечают за язык, память, эмоции и прочие функции. Это вполне совпадало с представлением о том, что поэзия более взыскательна и требует от читателя одновременно держать в уме несколько толкований смысла. Но важнее для теории этих ученых было то, что активность головного мозга студентов также варьировалась в зависимости от уровня их литературной начитанности.

Читая прозу и поэзию, и размышляя о ней, более начитанные и осведомленные в литературном плане студенты демонстрировали разную степень мозговой активности в участках, составляющих так называемую центральную исполнительную сеть (в нее входят фрагменты лобной части, а также части возле верхушки теменной доли) и в участках, находящихся в так называемой сети салиентных признаков (включая те, что участвуют в управлении основными телесными функциями и представляют физическое состояние — например, это островок Рейля и ствол мозга). Начитанность также связали с закономерностями мозговой активности, которые были отмечены в моменты, когда студенты размышляли о поэзии. Среди них ключевые узловые точки в так называемой сети режима умолчания. Это совокупность участков мозга, которые активизируются, когда мы отключаемся от внешнего мира.

Молодой человек читает книгу на улице


В целом эти результаты указывают на то, что студенты, острее воспринимающие разницу между прозой и поэзией, и лучше понимающие оттенки и изменения значений, продемонстрировали целый ряд четких закономерностей в своей мозговой активности во время чтения по сравнению с теми, у кого уровень литературной осведомленности был ниже. О’Салливан и ее команда утверждают, что это значимые различия, доказывающие то, что начитанность связана со способностью мыслить более гибко и одновременно рассматривать множество значений и смыслов. Короче говоря, пишут исследователи, «мы проводим параллель между нелинейным процессом, через который проходит читатель при чтении сложного текста, и той смесью неопределенностей, предпочтений, ошибок, успехов и откровений, с которой мы сталкиваемся в своей жизни повседневно».

Как любителю художественной прозы (и, должен признаться, не самому большому поклоннику поэзии), мне по душе эта идея. Она интуитивно понятна и предполагает, что чтение нового романа Джонатана Франзена это не просто приятное занятие, но и тренировка мозга, помогающая человеку лучше преодолевать неопределенности реальной жизни. И тем не менее, как часто бывает с исследованиями в данной области, результаты отнюдь не подтверждают те грандиозные утверждения, которые прозвучали из уст ученых. В данном случае ученые ограничились несколькими удивительно специфическими интерпретациями невероятно обширного множества закономерностей в мозговой деятельности, которые кажутся связанными с начитанностью и знанием литературы. Безусловно, весьма любопытно то, что более начитанные студенты продемонстрировали иную активность головного мозга, однако объяснения ученых по поводу таких различий это в основном догадки и предположения.

Далее, исследователи не могут утверждать, что их измерения литературных знаний не являются отражением более прозаической черты, такой как интеллект. Кроме того, они ничего не знают о мировоззрении студентов, о их благосостоянии, о навыках преодоления трудностей в реальной жизни. Плюс к этому надо помнить, что у нас вообще мало убедительных психологических доказательств, свидетельствующих о пользе и преимуществах чтения. Это спорно, но возможно, имело бы больше смысла сначала провести данные исследования, а уже потом пытаться отыскать нейронную основу тех эффектов, которые пока еще не продемонстрированы.

Короче говоря, было бы прекрасно и здорово, если бы начитанные и обогащенные литературными знаниями студенты смотрели на жизнь с философской точки зрения поэта или писателя. Но пока, несмотря на диковинные выводы МРТ, эта идея — не более чем броская тема для газетчиков, ждущая дополнительных доказательств.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.