Одним из последствий необъявленной войны, которую Россия ведет на Донбассе против Украины, является волна патриотизма, охватившая почти все украинское общество. В стране практически не найти мостов, перила которых не были бы окрашены в желтый и голубой цвета национального флага. На многочисленных плакатах восхваляется армия, многие автомобилисты ездят с маленькими национальными флагами в салоне своего авто. К немногочисленным положительным второстепенным эффектам от новой волны патриотизма относится укрепление национальной исторической политики, которая рассматривает XX век, по сути, как советскую оккупацию страны. Украина стремится при помощи такого толкования истории радикально отстраниться от путинской России.

Жертва двойной агрессии


То, что на первый взгляд, кажется академическим спором вокруг концептуализации украинской истории, привело к серьезным последствиям для гражданского общества. 15 мая 2015 года президент Петр Порошенко подписал пакет из четырех так называемых законов о декоммунизации, которые были одобрены всеми ведущими партиями в парламенте. Первый закон «О правовом статусе и памяти борцов за независимость Украины в 20-м веке» состоит из списка организаций, которые отличились борьбой за независимость Украины. Их почитание теперь становится государственной задачей. Наказанию теперь подлежит «преуменьшение роли борцов». Также запрещается ставить под сомнение законность украинской борьбы за независимость.

Второй закон регулирует «Увековечение победы над нацизмом во Второй мировой войне». Украина здесь отображается как жертва двойной агрессии — национал-социалистической и советской. Почитание памяти ветеранов войны, украинских воинов-освободителей и жертв теперь является священной обязанностью государства и украинских граждан. Тот, кто не будет придерживаться этих основ, будет наказан. В соответствии с третьим законом «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов» каждый гражданин должен иметь неограниченный доступ к архивам спецслужб. В четвертом законе речь идет об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов и запрете пропаганды их символики. Тем самым, наказанию подвергается отображение не только свастики, но и советского герба с серпом и молотом. Все населенные пункты и улицы, названия которых отсылают к коммунистической идеологии, должны быть переименованы.

Все четыре закона вызывают ряд вопросов. В их основе лежит трактовка истории, отталкивающаяся от «объективной» исторической правды. Кроме того, они ставят в один ряд советский коммунизм и национал-социализм в общей концепции тоталитаризма и, тем самым, отходят на уровень исторической науки 50-х годов. На Украине не хватает дискуссий о том, должно ли государство вообще вмешиваться в исторические исследования. Против такого развития есть минимум два тезиса. Во-первых, трактовка истории парламентариями основана, как правило, не на фактах, а на партийной идеологии. Во-вторых, историческая наука — динамическая дисциплина, изыскания которой постоянно подстраиваются под текущую ситуацию с источниками. Установление определенных исторических интерпретаций и криминализация альтернативного нарратива противоречат академической свободе, в которой основным принципом исследования должен быть не «священный долг», а скептическая оценка.

Первый закон подразумевает охват всех борцов за независимость Украины. Особенно выделяется тот факт, что в списке почетных борцов за свободу фигурируют Организация украинских националистов и Украинская повстанческая армия УПА. Конечно, УПА особенно отличилась в борьбе за независимость, ее партизанские действия против советской армии продолжались вплоть до 50-х годов. Одновременно необходимо поставить вопрос, действительно ли были разрешены все использованные средства для достижения политической независимости. УПА в ходе Второй Мировой войны сотрудничала частично и с нацистами, была причастна к Холокосту и массовому уничтожению польского гражданского населения.

Хождение по острию ножа

Второй закон — словно хождение по острию ножа. С одной стороны — советский культ памяти победы над гитлеровской Германией, с другой стороны — дискурс жертвы, согласно которому Украина понимается как оккупированная территория СССР. Тем самым закон раскалывает советское прошлое на хорошую и плохую части. Советскую победу во Второй мировой войне можно отмечать и дальше, вместе с тем Украина, однако, рассматривается как жертва советской агрессии. Премьер-министр Арсений Яценюк в этом контексте в интервью телеканалу ARD в начале года говорил о «советском нападении» на Украину. Он имел в виду завоевание оккупированных нацистами украинских территорий Красной армией.

Третий закон исключает любые общественные дебаты о люстрации на Украине. Конечно, желательно получить доступ к документам спецслужб, которые действовали на Украине. Вместе с тем, и общественный потенциал неконтролируемого раскрытия архивов только через 24 года после окончания коммунистического господства может оказаться велик. Не исключены дискредитация и призывы к убийствам, когда будут опубликованы конкретные имена. Проблема состоит в том, что консервативный Украинский институт национальной памяти объявляется единственным хранителем архивов. Здесь возникает опасность, что научные исследования политических репрессий на Украине только подтвердят официальное отображение роли жертвы.

Четвертый закон влечет за собой ряд последствий. На сайте Украинского института национальной памяти опубликован список из 900 деревень и населенных пунктов, которые должны быть переименованы. Есть тысячи недопустимых названий. Даже два города могут лишиться своего названия — Днепропетровск (900 тысяч жителей) и Кировоград (240 тысяч жителей). Абсурдность закона заключается, прежде всего, в намерении переименовать Днепропетровск. Город, основанный Екатериной Великой как Екатеринослав, в 1926 году был переименован в честь партийного функционера Григория Петровского. Сторонники изменений выступают просто за смену покровителя города — на смену относительно неизвестному большевику должен прийти апостол Петр. Приводятся также аргументы архитектурно-исторического характера — фаворит Екатерины, князь Потемкин, велел построить Преображенскую церковь в Екатеринославе по образцу базилики Святого Петра в Ватикане.

Сложная история


Именно в сегодняшней ситуации опасно объявлять националистическую версию истории в качестве единственно возможной правды. Украина обладает сложной историей, которая в отдельных регионах интерпретируется по-разному. Многие представители старшего поколения на востоке Украины считают себя все еще советскими гражданами. Их переполняет и гордость, и ярость, они чувствуют себя частью угасшей империи. Можно себе легко представить, какой общественный вред могут причинить культурно-политические насильственные меры. У Украины есть гораздо более срочные задачи, чем «декоммунизация». И она должна сконцентрироваться на том, чтобы позаботиться о своем будущем, а не избавляться от прошлого.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.