«Кощунство», «война с памятниками», «осквернение святой памяти»: такие истеричные высказывания звучали от представителей российских властей после демонтажа монумента советскому генералу Ивану Черняховскому в городе Пененжно.

«Война с советскими памятниками в Польше вышла на новый виток эскалации», — заявила официальный представитель российского МИДа Мария Захарова. Она добавила, что Россия «заявляет решительный протест и требует прекратить разрушение советских памятников», а также «гарантировать их сохранность и обеспечить наказание виновных в осквернении монументов».

Реагируя на действия, связанные с демонтажем памятника советскому генералу, дипломатическое ведомство России вызвало посла Польши в Москве Катажину Пелчиньску–Наленч (Katarzyna Pełczyńska-Nałęcz).

Еще более истеричные ноты звучали в специальном заявлении российского посла в Варшаве Сергея Андреева. «Эти действия польской стороны вызывают у нас самый резкий протест и глубокое возмущение», — заявил он. «Отрицание освободительной миссии Красной Армии, того бесспорного факта, что именно благодаря ей было обеспечено само существование польского национального государства и выживание польской нации, не только противоречит правде истории, но и глубоко аморально, оскорбительно по отношению к священной памяти более 600 тысяч советских солдат и офицеров, погибших при освобождении Польши», — написал посол в своем заявлении.

«Для поляков генерал Черняховский — это человек, который принес освобождение только в смысле избавления от немецкой оккупации. Но это было новое порабощение, а не освобождение и восстановление Польши. Нам не позволили самостоятельно управлять своей страной, а забрали у нас половину Польской республики, вновь начались выселения, ссылки в Сибирь. И символом всего этого стал Черняховский», — подчеркивает историк Лешек Жебровский (Leszek Żebrowski).

Глава польского Института национальной памяти Лукаш Каминьский (Łukasz Kamiński) подчеркивает, что 17 сентября 1939 года «вооруженные силы Советского Союза стали орудием насильственной аннексии польской территории», а в последующие годы советская политика «сделала невозможным восстановление независимого польского государства и служила защите насильственно внедренного коммунистического режима». Каминьский отмечает, что «в результате действий Советского Союза в течение нескольких лет были убиты или подверглись жестоким репрессиям сотни тысяч поляков», а «среди преступников был генерал Красной Армии Иван Черняховский, который несет, в частности, ответственность за ликвидацию Армии Крайовой в районе Вильнюса».

«Лексика, религиозная терминология, которые использовал посол, кажется странной. Ведь никто не отрицает участия солдат Красной Армии в боях на территории Польши, дело касается просто памятника», — подчеркивает историк профессор Влодзимеж Марчиняк (Włodzimierz Marciniak), член Польско–российской группы по сложным вопросам. Как полагает историк, такая резкая реакция связана не только с желанием подкрепить российское видение так называемой Великой Отечественной войны и борьбы с фашизмом, но также с уважением к фигуре генерала. «Он был самым молодым генералом армии, в молодом возрасте получил звание героя Советского Союза, был молод, когда стал командующим фронта», — рассказывает Марчиняк. Историк подчеркивает, что одновременно Черняховский принадлежит к группе высокопоставленных военных, которые погибли при не до конца выясненных обстоятельствах. Существует несколько версий его смерти.

Глава Института национальной памяти отмечает, что памятник советскому генералу — «это наследие навязываемой в эпоху Польской Народной Республики фальшивой картины истории, опиравшейся на прославление Красной Армии».

«Россияне придают особое значение памятникам — гораздо большее, чем кладбищам. Практически все спорные вопросы последних лет касались памятников», — обращает внимание Марчиняк.