Заслуживает ли Россия торговых санкций, которые ввел против нее ЕС после аннексии Крыма и военного вмешательства в Донбассе. Именно такой вопрос вполне оправданно задает себе любой человек, рассматривая ситуацию на Украине. Однако в геополитике такая его постановка неправильна, потому что уходит корнями в моральную сферу. Россия — не ребенок, которого можно лишить сладкого за грубость за воскресным семейным обедом. В сфере международных отношений понятие «наказание» может быть очень опасным. Государства — не подростки, которых можно наставить на путь истинный «заслуженным наказанием». Это сложные, медлительные, хладнокровные и негибкие существа. Единственный критерий торговых санкций (а они бьют по всему населению) — их эффективность. Способствуют ли они достижению мира? Помогают ли они улучшить положение народов тех регионов, в которых вводятся?

Россия, бесспорно, нарушила на Украине международное право. Да, можно говорить о преимущественно русском населении Крыма (это факт) и Донбасса (это уже сомнительнее) или том, что Киев — колыбель российской цивилизации (это историческая истина). По сути, это ничего не меняет: в 1991 году Москва добровольно приняла независимость Украины, а Ельцин по собственной воле подписал в 1994 году Будапештский меморандум, который делает Россию гарантом территориальной целостности Украины (в обмен на ее отказ от ядерного оружия). Конечно, Франция, Германия и Польша совершили огромную глупость, позволив демонстрантам с Майдана растоптать внутриукраинское соглашение (между сторонниками России и ЕС), которое было подписано в присутствии их представителей перед телевизионными камерами 21 февраля 2014 года. Однако такая грубая дипломатическая оплошность (результат лени и небрежности) ни в коей мере не оправдывает Россию, которая пошла против собственного слова, взяв в руки Крым. Со стратегической точки зрения ее решение в конечном итоге обернулось катастрофой, потому что, получив Крым, она потеряла Украину. До начавшейся летом 2014 года войны в Донбассе большинство украинского народа симпатизировало России. Сейчас же оно ее ненавидит.

Быть может, Владимир Путин осознал, что вращающиеся вокруг Кремля силовики заставили его допустить страшную ошибку, убедив, что Донбасс присоединится к России так же легко, как и Крым? Наверное. Потому что наш новый царь одернул всех этих казаков, которые не выпускают из рук оружия, с ностальгией вспоминают о временах империи и носят георгиевскую ленточку, не чураясь при этом грабежей. Нам говорили, что сепаратисты при поддержке российской армии еще летом возьмут под контроль Мариуполь, чтобы по суше установить связь между Крымом и Россией. Но ничего подобного не произошло. Разве сегодня Путин не стремится, сохранив лицо, выбраться из украинской трясины, в которую сам себя загонял весь прошлый год? И не стоит ли нам помочь ему, не поминая прошлое?

Как показал подписанный 14 июля договор с Ираном, американская дипломатия куда прагматичнее и динамичнее нашей. Министр обороны США сам пошел на контакт с российским коллегой, чтобы обсудить общую стратегию борьбы с Исламским государством. Нам, Западу, совершенно очевидно нужна Россия в борьбе с общим врагом, радикальным исламизмом. Поэтому Франции, стране Сади Карно (Sadi Carnot) и Шарля де Голля, нужно срочно уделить большое внимание политике отношений с Россией! Не стоит толкать россиян в объятья китайцев. Кто бы ни сидел на московском престоле, альянс с Россией еще никогда не шел Франции во вред.

Нам нужно следовать политике наших интересов и остановить торговые санкции против России. Сделаем это, не спрашивая разрешения у американцев. Давайте действовать так же прагматично, как и они. Хотя, конечно, следует сохранить персональные санкции против разжигателей войны вроде полковника Стрелкова.

Нам нужно будет только дождаться плодов столь сильного шага как односторонняя остановка санкций. Ведь она вполне вероятно может подтолкнуть Владимира Путина в верном направлении по Сирии и Украине.

Вы забыли о морали и нравственности, скажут мне. К сожалению, да. Но им едва ли находится место в международных отношениях. Ведь что бы ни утверждали неоконсерваторы, мир важнее справедливости. И разве мы ввели хоть какие-то санкции против Америки за незаконное вторжение в Ирак в марте 2003 года?