Впервые за 17 лет глава Римско-Католической Церкви назвал блокаду блокадой, а не расплывчатым словом «эмбарго». Это произошло на борту самолета авиакомпании Alitalia, доставившего его из Сантьяго-де-Куба на военно-воздушную базу Эндрюс (штат Вашингтон), где его встречал президент Барак Обама.

В Конгрессе папа римский выступит с призывом к взаимопониманию между двумя странами и не будет открыто говорить о блокаде, хотя он и указал на традиционную позицию Святого Престола, выступающего против любых форм блокады.

Поскольку Его Святейшество только что нанес визит на Кубу, корреспонденту Cubadebate было предоставлено право задать первый из семи вопросов, на которые папа Франциск ответил на борту самолета, летевшего рейсом AZ4000. Понтифик признал, что очень доволен встречей с кубинским народом, с кубинскими христианскими общинами, добавив, что «особенно замечательной была встреча с семьями в Кафедральном соборе города Сантьяго-де-Куба.

Он подробно рассказал о своей встрече с Фиделем Кастро в Гаване, указав на то, что кубинский лидер проявил большой интерес к энциклике «Хвала Тебе» («Laudato Si»), в которой папа призывает к справедливости по отношению к наиболее нуждающимся и осуществлению программы известной комплексной экологии. В ходе полета, длившегося приблизительно три часа, журналисты совместными усилиями записали и перевели всю пресс-конференцию, в ходе которой папа Франциск давал ответы на английском и итальянском языках.

Ниже приводится полная запись пресс-конференции:

Папамобиль на площади Революции в Гаване


Роса Мириам Элисальде (Rosa Miriam Elizalde), Cubadebate: Ваше Святейшество, сопровождать Вас во время поездки было для меня большой честью, и я делала это с большой радостью и удовольствием. Мой вопрос в какой-то степени предсказуем: что Вы думаете по поводу блокады Кубы со стороны США и будете ли говорить об этом в Конгрессе?

Папа Франциск: Проблема блокады будет обсуждаться в ходе переговоров. Оба президента об этом говорили. Это государственный вопрос, решение которого будет способствовать налаживанию хороших отношений. Я бы хотел, чтобы стороны пришли к взаимоприемлемому соглашению.

Что касается позиции Святого Престола по вопросу блокады, то предыдущие папы уже высказывали свое мнение по этому поводу. Причем, не только по поводу данной блокады, но и других. По этому вопросу существует социальная и довольно четкая доктрина Церкви.

Что касается моего выступления в Конгрессе США, то доклад в целом уже подготовлен. Я еще обдумываю, что сказать, но не только по данной теме, но скорее в общих чертах, о двусторонних и многосторонних договоренностях, способствующих установлению лучших отношений. Вот в таком разрезе...Конкретно эту тему я поднимать не буду.

Роза Флорес Ди (Rosa Flores Dee), CNN: Во время Вашего визита за пределами посольства Ватикана были арестованы 50 диссидентов, которые хотели пообщаться с Вами. Во-первых, хотели бы Вы встретиться с диссидентами? И, если бы такая встреча состоялась, что бы Вы им сказали?

— У меня нет данных о том, что это произошло. Ничего об этом не слышал. А Ваши два вопроса очень расплывчаты: а хотели бы Вы? А что произошло бы? Я люблю общаться со всеми людьми и считаю, во-первых, что любой человек — сын Божий и заслуживает внимания. Во-вторых, общение с другим человеком всегда обогащает. То есть, отвечая на Ваши вопросы, я хотел бы встретиться со всеми.

Далее, было очевидно, что я не буду проводить встречи. Поступали запросы на проведение встреч с другими слоями населения и даже с главами государств. Но я нахожусь с визитом в стране, так что никакие встречи ни с диссидентами, ни с кем-либо еще не предусматривались. Более того, из посольства Ватикана были сделаны телефонные звонки некоторым людям, входящим в эту группу диссидентов. Им было сказано, что я с радостью их поприветствую, когда приеду в Кафедральный собор. Это, действительно, имело место, но, поскольку никто из них не представился, я не знаю, пришли они или нет. Я поприветствовал больных, которые были колясках, но никто из них не представился диссидентом. Понимаете ли, я не знаю, что бы я сказал этим диссидентам. Я бы пожелал им добра, как и всем прочим. В любом случае, Вы заслуживаешь Нобелевской премии за Ваши вопросы.

Сильвия Поццуоли (Silvia Pozzuoli), National Public Radio (США): За время пребывания у власти Фиделя Кастро церковь подверглась большим гонениям. Во время встречи с Фиделем Кастро у Вас не сложилось впечатления, что он раскаялся?

— Раскаяние — дело очень личное. Это вопрос совести. Во время встречи с Фиделем мы говорили об известных иезуитах, поскольку я привез ему в подарок книгу падре Льоренте (Llorente), иезуита. А также компакт-диск с лекциями падре Льоренте. Кроме того, привез также две книги падре Процатто (Pronzatto), которые ему наверняка понравятся. Вот обо всем этом мы и говорили.

Много говорили об энциклике «Хвала Тебе» (Laudato Si). Фиделя очень интересует проблема охраны окружающей среды. Встреча проходила в неформальной, непринужденной обстановке. Были также мои сопровождающие, мой шофер. Мы обсуждали многие вещи, в частности, энциклику, поскольку Фидель очень обеспокоен проблемами охраны окружающей среды. О прошлом не говорили. То есть, говорили, но только об иезуитах, об их жизни, обо всем этом, одним словом.

— Ваше Святейшество, Ваши размышления, а также критические замечания по поводу неравноправия мировой экономической системы, предупреждения о риске саморазрушения планеты, обличение торговли оружием и т.д., затрагивающие интересы сильных мира сего. Накануне этой поездки стали появляться достаточно странные рассуждения, подхваченные ведущими мировыми СМИ и некоторыми группами американского общества, которые ставили под сомнение, является ли папа католиком. Уже велись дискуссии о том, что папа чуть ли не коммунист, сейчас говорят о том, что папа не является католиком. Что Вы думаете по поводу всего этого?

— Один знакомый кардинал рассказывал мне, что однажды к нему пришла очень взволнованная, но очень правильная, верующая женщина, хотя и немного строгая. И спросила, а правда ли, что в Библии говорится об Антихристе. И он ей все объяснил. А в Апокалипсисе тоже об этом говорится? А потом спросила, а будет ли анти-папа? Тогда кардинал спросил, почему она задает все эти вопросы. Потому что я уверена, что папа Франциск и есть анти-папа, ответила женщина. А почему Вы так считаете? Да потому, что он не носит красных ботинок, в соответствии с исторически сложившейся традицией. Значит, все дело в красных ботинках. Я уверен, что не сказал ничего, что не отражено в социальной доктрине Церкви. Во время одного из полетов одна Ваша коллега сказала, что я протянул руку народным движениям, и спросила меня: а пойдет ли Церковь за Вами? На что я ответил: Дело в том, что это я иду за Церковью, а не она за мной. И в этом, как мне кажется, я не ошибаюсь. Я думаю, что никогда не сказал ничего такого, что не было бы написано в социальной доктрине Церкви. Все вещи можно объяснить. Возможно, одно из объяснений вызвало ощущение, что я несколько тяготею к левым, но это ошибочное восприятие. Все мои тезисы, энциклика «Хвала Тебе», все, что я говорил об экономическом империализме, взято из социальной доктрины Церкви. И если нужно, чтобы я прочитал Символ веры, я готов хоть сейчас.

Жан Луи де да Васьер (Jean Louis de la Vaissiere): Во время своего последнего визита в Латинскую Америку Вы подвергли жесткой критике либеральную капиталистическую систему. Находясь на Кубе, Ваша критика коммунистической системы была гораздо мягче. Чем можно объяснить такие различия?

— Выступая с речами на Кубе, я всегда уделял главное внимание социальной доктрине Церкви. Но на недостатки, которые необходимо устранить, указывал прямо, без каких-либо обиняков. Что касается первой части Вашего вопроса, то мое отношение — весьма жесткое — к дикому, либеральному капитализму изложено с вышеупомянутой энциклике и в апостольском послании «Радость Евангелия» (Evangelii Gaudium). Там все написано. Я не помню, чтобы говорил что-то еще. Если Вы вспомните, то скажите мне. Я сказал то, что написал, и думаю, этого достаточно.

И затем... Я уже говорил почти то же самое Вашему коллеге. Все вытекает из доктрины Церкви. Но моя поездка на Кубу была пасторским визитом — возможно, это в какой-то степени прояснит то, что Вы спрашиваете, — посещением католической общины, общением с христианами, а также с людьми доброй воли. Поэтому мои выступления были скорее чем-то вроде проповеди. Беседуя с молодыми людьми, верующими или неверующими, а среди верующих были представители разных религий, я старался вселить в них надежду, вызвать их на диалог, наладить общение, двигаться вместе вперед и искать то, что нас объединяет, а не разъединяет. Это была скорее пасторская беседа. С другой стороны, в энциклике затрагивались больше технические вопросы, а также те, о которых Вы упомянули. Если Вы вспомните что-то важное, о чем я сказал в ходе предыдущего визита, скажите мне, поскольку я не помню.

Нельсон Кастро (Nelson Castro), Radio Continental (США): Мои вопросы касаются диссидентов: Почему Вы решили не принимать их? После того, как один из них приблизился к Вам, его арестовали. Намерена ли Церковь внести свой вклад в обеспечение политических свобод с учетом той роли, которую она сыграла в восстановлении отношений между Кубой и США? Вопрос соблюдения свобод касается прежде всего инакомыслящих на Кубе. Какой видит в будущем Святой Престол роль Католической церкви на Кубе?

— Во-первых, почему я их не принял. Я не принимал никаких частных лиц. Это касается всех, поступил даже запрос от одного главы государства, и я тоже ему отказал, хотя он не имел никакого отношения к диссидентам. Вопрос с диссидентами я уже пояснил. Церковь на Кубе составила много списков людей с просьбой о помиловании. Как сообщил мне председатель Епископальной конференции, в общей сложности было помиловано порядка 2200 человек.

Ломбарди (Lombardi): Более трех тысяч...

Более трех тысяч, а некоторые дела еще находятся в стадии рассмотрения. Церковь на Кубе активно занимается вопросами, связанными с помилованием осужденных. Однажды кто-то сказал мне: «Хорошо, если бы ему дали пожизненное». Если называть вещи своими именами, то пожизненное заключение — это практически закамуфлированная смертная казнь, об этом я открыто заявил во время выступления перед юристами. Это все равно, что умирать каждый день, не надеясь на освобождение. Но это лишь одно из предположений, другое предположение заключается в том, что будет проведено всеобщее помилование в течение одного или двух лет. В любом случае, Церковь работала и будет работать дальше в этом направлении. Я не утверждаю, что эти три тысячи были в списках Церкви, нет. Церковь представила свои списки, не знаю, на какое количество человек, она выступала с предложениями о помиловании и будет это делать в дальнейшем.

Рохелио Мора (Rogelio Mora), Telemundo: Ваше Святейшество, врачи посещают больных людей, а не здоровых. За последние 20 лет Кубу посетили три папы римских. Эта страна больна, Ваше Святейшество? Ей плохо?


— Не понимаю Вашего вопроса.

— Страдает ли Куба каким-либо заболеванием, Ваше Святейшество?

Папа Иоанн Павел II и Фидель Кастро, визит понтифика на Кубу, 1998 год


— Нет, конечно. Первый визит нанес Иоанн Павел II. Это был исторический визит, и он прошел нормально. Иоанн Павел II посетил многие страны, в том числе и настроенные агрессивно по отношению к Церкви. Затем остров посетил папа Бенедикт, и все тоже прошло нормально. Мой визит был несколько непредвиденным, поскольку изначально я собирался въехать в США через Мексику, через пограничный город Хуарес. Но ехать через Мексику и не поклониться Деве Марии Гваделупской было совершенно неприемлемо. Тогда было принято соответствующее решение, и 17 декабря прошлого года я объявил, что поеду в США через Кубу. Я ее выбрал именно по этой причине, а не потому, что с ней что-то не так. И три папских визита я не стал бы рассматривать сквозь эту призму. Более того, два предыдущих папы посещали некоторые страны, в том числе и я, например, Бразилию. Иоанн Павел II был в Бразилии три раза, и никаких заболеваний у этой страны не было.

Я очень рад тому, что встретился с кубинским народом, с членами христианских общин Кубы, сегодняшняя встреча с семьями прошла замечательно. Извините, что я перешел на испанский, поскольку вопросы были на испанском. Надеюсь, все меня поняли. Искренне всех благодарю.