Папа Франциск освежает свои знания английского языка накануне приезда в Вашингтон в сентябре, тогда как билеты на мероприятия с его участием уже расходятся как горячие пирожки. Однако те люди, которые ожидают, что его послание будет содержать лишь слова о милосердии и любви, могут быть сильно удивлены.

В своей речи на совместном заседании Конгресса этот Папа бедных людей вполне может озвучить жесткое послание в адрес самой богатой в мире нации. Несмотря на искреннюю теплоту его улыбки, послужной список Папы свидетельствует о том, что он видит свою работу не только в том, чтобы утешать страждущих, но в том, чтобы заставлять страдать тех, кто хорошо устроен в этой жизни. И как бы тонко он ни настраивал свой язык, непреложный факт состоит в том, что он считает Соединенные Штаты в большей степени частью проблемы, чем частью решения.

В течение более столетия Папы осуществляли нюансированную критику капитализма, основанного на свободном рынке — того самого капитализма, который является движущей силой американской мечты. Однако Папа Франциск с беспрецедентным напором вступает в борьбу с большей частью того, что Вашингтон и Уолл-Стрит считают ценным. Почему он занимает столь жесткую позицию?

За два с небольшим года, прошедших после его избрания, Франциск очаровал и околдовал мир в равной степени как своим состраданием, так и своими противоречиями. Но он также проявил себя как тонкий и изощренный политик. Понимание этой стороны Франциска — способность к ловкому маневрированию, отсутствие страха перед конфронтацией, готовность заниматься поиском необычных союзников — является исключительно важным для понимания того сложного воздействия, которое он оказывает на американскую политику.

Папу Франциска, родившегося в Аргентине как Хорхе Марио Бергольо (Jorge Mario Bergoglio), называют и марксистом, и реакционером. Но стоит познакомиться с длинной биографией этого 78-летнего церковнослужителя, как возникает более сложная и интригующая реальность. Франциск никогда не был сторонником какой-то одной политической идеологии, хотя и не испытывал особых проблем в общении с людьми, представлявшими одну из них. Его первым боссом была женщина, возглавлявшая в Буэнос-Айресе химическую лабораторию, в которой он работал. Она была коммунисткой, и Франциск восхищался ее старательностью и ее честностью. «Марксистская идеология ошибочна, — сказал Папа Франциск в 2013 году, — однако в своей жизни я встречал много марксистов, которые были хорошими людьми, и поэтому я не чувствую себя оскорбленным».

Вместо этого Франциска формировал его собственный жизненный опыт. Он родился в семье итальянских иммигрантов, и у него долгое время сохранялось предвзятое отношение к неудачникам, а также к тем, кто вынужден бороться за выживание. Наиболее важной частью его деятельности в качестве священнослужителя было те 19 лет, которые он провел в самых бедных трущобах Буэнос-Айреса, где он был известен как «епископ трущоб».

Но есть еще один ключевой момент для понимания мировоззрения Папы Франциска. Его предшественник Папа Бенедикт XVI был прежде всего теологом. Папа Иоанн Павел II первоначально был актером и философом. А Франциск получил подготовку как научный работник. Вот одна из его поговорок: «Факты важнее, чем идеи». Пересечение этих двух линий в жизни Франциска — его симпатии по отношению к бедным и его убежденность в том, что реальность важнее теорий — помогает понять, почему Соединенные Штаты со своим необузданным капитализмом попали в перекрестье папской критики.

Как у многих латиноамериканцев, у Папы Франциска двойственное отношение к Америке. «Экономическое и культурное доминирование более крупного соседа вызывает у него одновременно и уважительное отношение, и недовольство», — сказал мне один из членов Римской курии. В годы своей молодости Бергольо усвоил основы политики президента Аргентины Хуана Доминго Перона. «Перонизм» представлял собой странный альянс, состоявший из профсоюзов, армии и церкви. Его сторонники пытались найти то, что Перон называл «третьей позицией» — позицию между коммунизмом и капитализмом. Перонизм отдавал предпочтение авторитарному национализму и для решения проблем обращался к государству, а не к рынку; тогда как Франциск испытывал большое влияние со стороны последнего.

Позднее, уже будучи архиепископом Буэнос-Айреса, Франциск собственными глазами видел то разрушительное воздействие, которое оказывала на простых людей экономическая политика, предлагавшаяся Вашингтоном. Во время кризиса в Аргентине в 2001 году, в результате которого половина населения страны оказалось ввергнутой в бедность, Международный валютный фонд, Всемирный банк и Министерство финансов Соединенных Штатов договорились о проведении политики, вводившей самые жесткие ограничительные меры в отношении низшего класса Аргентины. Спустя шесть лет Франциск сыграл ведущую роль в создании того сочувствующего бедным и антиколониального духа в латиноамериканской церкви, который был провозглашен местными епископами на их важнейшей встрече в бразильском городе Апаресида.

Папа Франциск отнюдь не является рефлекторным либералом. Он придерживается традиционной католической линии в таких вопросах как аборты, однополые браки и даже контрацепция, однако он радикальным образом сместил фокус и перевел его с сексуальной этики на моральность денег.

Это стало ясно в его экологической энциклике Laudato Si, выпущенной в этом году. К ужасу скептиков в области климата он поддержал сложившийся во всем мире научный консенсус относительно того, что глобальное потепление, во многом, является результатом человеческой деятельности. Парадоксально то, что перед публикацией этой энциклики такие католики из числа кандидатов на пост президента от Республиканской партии как Джеб Буш (Jeb Bush) и Рик Санторум (Rick Santorum) пытались предостеречь Папу и говорили о том, что науку лучше оставить ученым. Однако, по мнению Франциска, бывшего химика, именно это он и сделал, согласившись с мнением 97% процентов ученых в области климата, статьи которых часто публикуются в научных журналах. Для Франциска причина деградации Земли ясна: «Степень вмешательства человека, нередко при обслуживании интересов бизнеса и потребительства, по сути, делает нашу планету менее богатой и красивой, все более ограниченной и серой».

В июле Папа Франциск выступил со своим наиболее резким осуждением современного капитализма, и произошло это во время собрания политических и общественных активистов местного уровня в Боливии. За глобальным безразличием капитала в отношении бедных и планеты, а также за той «болью, смертью и разрушением», который он с собой несет, скрывается, по его словам, зловонная куча того, что Василий Кесарийский — один из первых церковных теологов — называл «пометом дьявола». Ничем не сдерживаемое следование правилам, устанавливаемым деньгами. Служба всеобщему добру оставлена на обочине«. В условиях подобной «утонченной диктатуры», капитал становится идолом. В ответ Франциск призывает к изменениям — «к реальным изменениям, структурным изменениям» — это слово он использовал не менее 32 раз. Земля, жилье и труд являются «священными правами», а работа, направленная на их «справедливое распределение», является «моральной обязанностью», а для христиан — «заповедью».

Подобные слова имеют непосредственное воздействие на американскую политику. Дэймон Силверс (Damon Silvers), заместитель главного юридического советника Американской Федерации труда/Конгресса производственных профсоюзов (АФТ/КПП), не являющийся католиком, отметил: «За всю свою жизнь я не могу вспомнить ни одного лидера какой бы то ни было религии, который бы так откровенно говорил об экономической справедливости, а также о том, почему именно этот вопрос во многом определяет то, каким образом мы, человеческие существа, должны относиться друг к другу». На другом конце политического спектра Грег Гатфелд (Greg Gutfeld) ведущий телеканала Fox News и бывший церковный служка, назвал Папу «самым опасным человеком на планете». Такие крупные католические доноры как американский миллиардер Кен Лэнгон (Ken Langone), пытающийся собрать 180 миллионов долларов на реставрацию Собора Святого Патрика в Нью-Йорке, до такой степени огорчены постоянными выступлениями Папы, что обратились к кардиналам со следующим предупреждением: богатые католики могут перестать давать церкви деньги.

Неприязненное отношение Папы к напористому капитализму представляется американским магнатам слишком апокалиптичным. По их мнению, при этом не принимаются в расчет целительные возможности технологий, игнорируется то обстоятельство, что свободный рынок вырвал из бедности миллионы людей, и не учитывается тот факт, что католическое учение относительно контрацепции частично повинно в перенаселенности нашей планеты.

Однако сторонники Франциска утверждают, что он не является сторонником какой-то конкретной политической программы; вместо того, чтобы встать на чью-либо сторону в политике, он пытается открыть сознание людей для щедрости, открытости и всеобъемлемости Евангелия. «Это не марксизм, — сказал мне один кардинал. — Это классическое католическое социальное учение в том виде, как она было разработано предыдущими Папами». «Чем, в конечном итоге, является это радостное обращение Франциска к бедным и отверженным — целование человека с ужасной кожной болезнью, посещение тысяч африканских мигрантов, выброшенных на европейский берег в Лампедузе, Италия, чем является все это, как не эхом Иисуса из Назарета?»

В этом обращении к простым людям подчеркивается то, насколько смелой, на самом деле, является повестка Франциска. Он направляет свое послание не только католикам, а «всем людям доброй воли», что подтверждается в его документах. Он призывает общество порвать с «принудительным потребительством» и двигаться в сторону более «устойчивой» модели, и его слова будут воздействовать на тысячи католических школ, церковных приходов и больниц повсюду в Соединенных Штатах, а также во всем мире. Однако его призывы к тому, чтобы богатые нации отказались от кондиционеров, перешли на систему карпулинга (carpooling) и произвели другие изменения в своем стиле жизни, способны вызвать энтузиазм у многих людей из числа тех, которые обычно не обращаются за вдохновеньем к католической моральной теологии.

И его позиция ставит сторонников свободного рынка и политиков во всем мире перед тревожным вопросом: А что если люди, на самом деле, откликнутся?

Пол Вэллели является автором недавно вышедшей книги «Папа Франциск: Борьба за душу католицизма» (Pope Francis: The Struggle for the Soul of Catholicism).