В минувший понедельник, 21 сентября, парламент Венгрии утвердил законопроект, разрешающий применять вооруженные силы страны для контроля ситуации с беженцами. Для этого парламентарии разрешили им использовать против мигрантов резиновые пули, гранаты со слезоточивым газом и пиротехнические устройства. Надо сказать, что средства эти венгерские правоохранительные органы уже применяли против беженцев и ранее, вызвав целую волну упреков со стороны ЕС за недостаточно гуманное отношение к мигрантам. Венгерские власти перекрыли свою границу с Сербией, откуда к ним шел основной поток переселенцев. После чего поток этот хлынул через соседнюю Хорватию — альтернативный путь для мигрантов, стремящихся, миновав балканские страны, попасть в Германию и Австрию. Очень скоро премьер-министр Хорватии также решил перекрыть границы и организовать быструю транспортировку беженцев к границе Венгрии, чем вызвал бурные протесты со стороны Будапешта.

О ситуации с беженцами в Венгрии и Хорватии и о том, как проходил наиболее массовый их исход в минувшие выходные «Спектр» попросил рассказать журналистов из этих стран — Эдейи Петера и Елизавету Гойян, — наблюдавших за тем, как все происходило и готовых рассказать, как сложившееся положение представляется венграм и хорватам.

Эдейи Петер, Венгрия: Скатертью дорога!

— Я в шоке от того, что хорваты предали нас! — говорит Золтан Селеш, уроженец венгерского города Печа, расположенного недалеко от венгеро-хорватской границы. Мы едем в его машине, он смотрит на дорогу и, не оборачиваясь в мою строну, размышляет о том, что происходит в Венгрии все последнее время. По его словам, он не удивился бы, если бы волна упреков посыпалась со стороны Сербии.

— Понятно, что им было важно набить карманы своих таксистов, обеспечить работой автобусные компании и как можно скорее перебросить мигрантов через всю Сербию — от границы с Македонией до венгерской границы, а потом Бог с ними! — продолжает он с недоброй ухмылкой под усами.

Поезд, развозящий беженцев по приютам, отправляется со станции в городе Товарник, Хорватия


Действительно, принимая во внимание исторически непростые отношения между венграми и сербами, на особую поддержку с их стороны в нынешнем кризисе с мигрантами не рассчитывали, но волна критики, обрушившаяся со стороны Хорватии, стала неожиданностью и для правительства страны и для простых венгров.

На окраине села Беременд, расположенного у самой границы с Хорватией, я насчитал 34 автобуса, стоящих перед границей и дожидающихся возможности въехать на территорию Хорватии, чтобы под контролем сотрудников венгерских правоохранительных органов забрать очередную партию беженцев и отвезти их на железнодорожную станцию в соседнем городке Мадярбой примерно в 10 километрах от границы. Там беженцев пересаживают на поезд и отправляют через всю страну в Хедешхалом, расположенный уже на венгеро-австрийской границе.

Я обращаюсь к водителю одного из автобусов «Икарус», но, услышав, что я журналист, он с испугом в глазах отказывается говорить, сославшись на то, что им запретили общаться с прессой.

— Я же вижу у вас на форме надпись «BKV», а значит, вы работаете компании «Будапештский общественный транспорт», верно? — спрашиваю я.

— Ну вот видите, сами догадались, мне и говорить ничего не нужно, — отвечает водитель. — Приехали в полдень и будем еще работать до потери пульса, — грустно взглянув на меня, продолжает он. — Но не откажешься — раз платят, приходится работать. Мне только «Икарусы» наши жалко… моей лошадке ровно 25 лет, но летает не хуже ведьмы на метле (смеется). Нам сказали, что будут сажать ровно столько беженцев в автобус, сколько есть сидений, и что мы пойдем колоннами по 4-6 автобусов да в сопровождении полиции спереди и сзади. Так и делаем, но зачем они вообще нам нужны — катать их?

Один из беженцев у автобуса спросил меня, где они находятся. Оказалось, что они не в курсе, Сербия это, Словения, Хорватия или Венгрия. Полицейские сказали, что их везут в сторону Австрии и все будет хорошо, а деталями они не интересовались. Их напоили, дали поесть, дали теплой одежды, ведь по ночам уже бывает холодновато и они мерзли.

— Автобусы, вывозящие мигрантов с хорватской территории, останавливаются около палатки Венгерского Красного Креста лишь на пять минут — этого времени совершенно недостаточно, чтобы наши врачи могли составить хоть приблизительное представление о состоянии беженцев, — говорит Сильвия, сотрудница лагеря Красного Креста, расположенного близ поселка Беременд на границе с Хорватией, напротив ставшего известным из-за устроенных беженцами беспорядков хорватского городка Бели-Манастир.

Помогать с беженцами приехала известная венгерская телеведущая и актриса арабского происхождения Аль-Гауи Хесна. По ее словам, люди очень устали и находятся в подавленном состоянии.

— Я работаю тут в качестве переводчика с арабского и пригласила помогать с беженцами своих родственников тоже — теперь со нами работают моя мама и тетя. Мы уже три дня провели без сна: все время прибывают автобусы из Хорватии и когда очередной автобус с беженцами останавливается у нашей палатки, мы бросаемся помогать тем, кому требуется помощь.

Пока мы беседовали, приехали пресс-секретарь правительства Венгрии Золтан Ковач, советник президента по безопасности Дьердь Баконди и премьер-министр страны Виктор Орбан. «За последние дни более десяти тысяч мигрантов пересекли венгерскую границу, с тех пор как они стали перекочевывать из Сербии в нашу страну. Хорватия навязывает нам свое решение проблемы и организованно переправляет беженцев к нам, несмотря на то, что мы эти действия не согласовывали и что они нарушают достигнутые ранее двусторонние договоренности», — сказал Золтан Ковач. Ранее он же называл «крайне серьезным» инцидент с 40 хорватскими полицейскими, сопровождавшими поезд, перевозивший более тысяч беженцев. На венгерской территории сотрудники хорватских правоохранительных органов были задержаны. «Мы их разоружили и отправили назад, а машиниста арестовали, и его допросили наши органы безопасности», — напомнил Ковач.

Слова пресс-секретаря венгерского правительства прозвучали в унисон с заявлением главы МИДа Петера Сийярто, обвинившего премьер-министра Хорватии в том, что его страна отказалась регистрировать и принимать у себя беженцев и просто транспортирует их до венгерской границы, подстрекая тем самым к совершению уголовного преступления — незаконного пересечения границы. Он даже припугнул хорватского лидера, сказав, что теперь его стране долго придется дожидаться вступления в Шенгенскую зону.

На самой границе стоят несколько бронемашин, рядом с которыми разместились солдаты, экипированные так, что если бы я не слышал, что они говорят по-венгерски, мог бы запросто принять их за американских военных в каком-нибудь Ираке.

Сама Венгрия ужесточила свое законодательство о границе и беженцах еще 15 сентября. После этого был поток беженцев, беспрепятственно проходивших с территории Сербии, был остановлен. Мэр приграничного венгерского городка даже снял специальное видео, предостерегая «нелегальных мигрантов» от пересечения венгерской границы и рекомендуя им выбирать обходные пути, в частности, через Хорватию.

Веером этого дня, оказавшегося, надеюсь, последним днем массового исхода беженцев из Хорватии через территорию Венгрии, пошел дождь и я подумал, что же будет со всеми этими людьми, когда наступит зима, и к чему все это может привести. Примерно к восьми вечера на границу приехали парни из «Betyár Sereg» («Войско Разбойников») — самые экстремальные патриоты страны. Их было около 30 человек в черных майках с надписями «Не трогай венгра».

— Мы привезли напитки для полицейских и предложили свою помощь. Мы все последнее время помогали, чем могли: патрулировали границу сами и сообщали полиции, если кто-то незаконно ее переходил, — рассказал один из лидеров группы по прозвищу Атилла.

Однако полиция от помощи отказалась и попросила парней удалиться, поскольку они своим видом только наводили страх на окружающих.

А на следующее утро я заговорил о беженцах с продавщицей продуктового магазина.

— Мы понимаем, что эту миграцию создали искусственно, — сказала она. И понятно, что все войны на Ближнем Востоке начались из-за того, что рядом с Израилем не положено быть сильному арабскому государству. Но ничего хорошего из этого не выйдет, мы все ждем войны.

Елизавета Гойян, Хорватия: «Переселения народов»

— Демократия! Обещали нам демократию, обещали нам, что мы получим убежище, что будем жить без войны, и посмотрите, где мы теперь. Если б я знал, никуда бы не поехал! — захлебываясь, сквозь слезы говорит Мустафа, почти три месяца назад покинувший свой дом в Сирии. Теперь его семья с четырьмя детьми, самому младшему из которых два года, а старшей дочери восемь лет, пробирается в Германию, но они застряли в Брегане, расположенном на границе Хорватии и Словении. По бледному лицу его жены, строго покрытому черным платком, не переставая, текут слезы.

Беженцы спят на полу в поезде на севере Хорватии


Ночь и дождь застали всех на пограничном переходе. Не всем хватило мест в палатках, установленных самостоятельно организованными хорватскими волонтерами. Тем, кто не смог укрыться и под навесом, пришлось просто лечь и спать на земле, где их от сырости защищали тонкие матрацы, а от дождя еще более тонкие одноразовые плащи.

Но к утру дождь прошел, и дети с глубокими темными глазами стариков с любопытством следили за всем, что происходит вокруг на пограничном переходе, где скопилось более тысячи беженцев.

Более суток Словения не открывала границу, и переселение народов с Ближнего Востока отчетливо уже принимало формы величайшей гуманитарной катастрофы после Второй мировой войны.   

В то время, пока Венгрия усиливала свою границу с Сербией, очень самоуверенно министры левого правительства Хорватии — страны, являющейся самым молодым членом ЕС, за много дней до того, как огромный вал беженцев буквально затопил нас, твердили, что они полностью готовы. А затем, хлопая от растерянности глазками, в панике смотрели из своих офисов, как в расположенный на сербской границе Товарник, входят тысячи (а не сотни, как они уверяли) людей — детей, женщин, многие из которых беременные, и, больше всего, мужчин. Они шли в основном пешком, прямиком через кукурузные поля, некоторые из которых так и не были еще разминированы после войны 1995 года.

Там прямо на рельсах железнодорожной станции, на автовокзале, на каждом свободном клочке земли разместились 13 тысяч изможденных, доведенных до крайней степени нервного напряжения мигрантов. После того, как Венгрия отгородилась от беженцев стеной из колючей проволоки, водометами и слезоточивым газом, на Хорватию просто обрушились потоки беженцев со скоростью более тысячи человек в час.

С 16 по 20 сентября, в Хорватию прибыло более 25 тысяч мигрантов. Не только тех, кто бежал от войны в Сирии и Ираке, хотя их, конечно же, было большинство, но также и тех, кто приехал из других стран, в том числе из Афганистана и Пакистана. Это значит, что в нашу страну вместе с потоком беженцев прибывают и обыкновенные экономические мигранты, для которых сложилась благоприятная обстановка, чтобы попасть в Европу, минуя все требуемые законодательством формальности.

Жители Товарника, в чьей памяти еще очень живы воспоминания о том, как они сами были беженцами во время недавней войны в бывшей Югославии, стремились кто чем может, помочь этим людям. Однако время шло, а автобусы, которые должны были отправить мигрантов дальше, все не приезжали. Люди теряли терпение.

Премьер-министр страны Зоран Миланович был вынужден выступить с обращением: «Спасибо всем, кто помогает. Кризис ничем не угрожает национальной безопасности Хорватии, но создает огромную проблему. Мы должны сказать нашим соседям, что у нас большое сердце, но есть и голова. Словения и Венгрия закрывают Шенгенскую границу, в Хорватию хлынут 100 тысяч беженцев, а наши соседи будут определять, кого они могут пустить к себе, а кого нет. Так не пойдет!»

Затем ему пришлось выдержать весьма неприятный разговор с самой мощной женщиной в европейской политике — канцлером Германии Ангелой Меркель, требовавшей от Хорватии «разместить мигрантов на некоторое время». Хорватский премьер сообщил Меркель, что местные власти не могут удерживать беженцев, стремящихся продолжить свой путь в Германию, и не будут создавать центры и лагеря, для размещения там людей против их воли.

Хорватия немедленно закрыла семь из восьми пограничных переходов с Сербией, а в сторону Венгрии и Словении едут и едут автобусы и поезда с беженцами. Это немедленно привело к серьезному кризису в отношениях между Загребом и Будапештом.

Венгрия даже обвиняет Хорватию в «контрабанде  мигрантов». Чего стоит один только весьма показательный инцидент, когда сопровождавшие поезд с мигрантами хорватские полицейские были задержаны в Венгрии на том основании, что поезд с беженцами нарушил территориальный суверенитет этой страны.

Президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович, представляющая консервативную партию «Хорватское демократическое содружество», заявила о необходимости использовать для охраны границ армию, которая, по выражению одного из ее товарищей по партии, должна «своими телами остановить поток беженцев в Хорватию».

Премьер-министр Зоран Миланович назвал это предложение «сумасшедшим». «Это можно осуществить на практике, но обосновать юридически невозможно. Для этого требовалось бы объявить военное положение и провести это решение через парламент», — пояснил он, добавив, что в итоге это решение означало бы «стрельбу по людям».

В Хорватии обычные люди кто чем может стремятся помочь беженцам, на собственных автомобилях перевозят их к границе целыми семьями, покупают и раздают одежду, продукты, воду, лекарства. Именно благодаря им хаос с беженцами постепенно удалось преодолеть.

В сторону Венгрии едут поезда и автобусы, которые, несмотря на только что установленные стальные ворота на границе с Хорватией, на переходе Бараньско Петрово — Беременд, пока еще пропускали. Прямо на пропускном пункте размещены бронемашины с пулеметами и вооруженные автоматами солдаты наблюдают за транспортировкой беженцев и общую обстановку это не разряжает.

Трудно представить, что будет происходить, когда пойдет новая волна беженцев, но если Европейский Союз не сможет в кратчайшие сроки найти решение этой проблемы. Не надо забывать, что модель, которая удерживает большинство стран в Европейском союзе — это европейские принципы солидарности, гуманизма, защиты политических и военных беженцев. Ничего хорошего не будет, если победит политика колючей проволоки.