Кто еще из мировых лидеров смог бы за одну неделю завоевать сердца уличного бродяги и могущественных правителей двух во всем противоположных стран, какими являются Куба и Соединенные Штаты?

В чем секрет Франциска, единственного человека, который был удостоен аплодисментами 193 стран в ООН и уважением наиболее поляризованного и злопамятного Конгресса в американской истории?

И не потому, что он избегает сложных тем или произносит елейные речи. Его выступления апеллируют к ключевым вопросам нашего времени и всегда находят идеальный синтез.

«Любой вред, наносимый планете, есть вред человечеству», поскольку «эгоистичная и неограниченная жажда власти и материального благополучия приводит к злоупотреблению природными ресурсами и вытеснению слабых и беспомощных».

«Вместо того чтобы испытывать страх перед числом беженцев, мы должны посмотреть на них как на людей, вглядеться в их лица и вслушаться в их истории». Ввиду «зверств и упрощенного редукционизма» войн на Ближнем Востоке, люди из плоти и крови должны преобладать над «политическими интересами» держав.

В стране, где звучат угрозы выгнать 11 миллионов нелегалов, он представляется сыном иммигранта. Никто из современников не обладает этим даром касаться наших ран с любовью и надеждой, а не с отчаянием или отвращением.

Как я уже писал в редакционной статье The New York Times, выступления Франциска, остающиеся у нас в памяти благодаря своей страстности и деталям, со всей суровостью взывают к совести слушателей. Однако наиболее ярким свидетельством являются не столько его слова, сколько последовательность его действий.

После аплодисментов в Конгрессе он обедает с бездомными. Из ООН следует в Гарлем, чтобы встретиться с детьми мигрантов. На Граунд-Зиро он как равный садится рядом с представителями всех религий; молодому раввину отдает право пропеть самую красивую молитву службы.

Его поступки просты и практичны: он пытается содействовать возобновлению отношений между США и Кубой, призывает воздержаться от массивной бомбардировки Сирии, просит каждый приход и религиозный орден приютить хотя бы одну семью беженцев. Среди полного отсутствия достойных лидеров, среди посредственных политиков, которые возводят стены против отчаявшихся людей, он сияет, как совесть человечества.

Ни деньгами или оружием, он завоевывает нас лишь силой живого слова, вдохновленного верой, собственным примером нестяжания, выбором в пользу периферии мира и жизни. Он говорит о скромных задачах повседневности, желает всем хорошего воскресного обеда, умеет смеяться, показывает, что «радость Господа есть наша сила». Благодаря милосердию, «революции нежности» он доходит до глубины сердца каждого из нас.

В этом и заключается секрет Франциска, не пытающегося обратить в свою веру, для которой спасение начинается прямо здесь — с благими деяниями: предоставить крышу над головой, труд и землю страдальцам.

Люди любого вероисповедания идентифицируют себя с Франциском, потому что он проповедует всеобщее спасение без исключений.

Это универсальный отец, поскольку он, как и Иоанн XXIII, понял, что «все, крещеные и некрещеные, по праву принадлежат Иисусу», который пришел, чтобы спасти без исключения всех, кто ищет свой путь и жизнь.

Рубенс Рикуперу (Rubens Ricupero) — посол Бразилии в США в 1991-93 годы.