До недавнего времени мировые лидеры были уверены, что сирийский президент Башар Асад не должен оставаться у власти. Однако российское военное вмешательство, нахлынувшие в Европу беженцы и неспособность США укрепить умеренные повстанческие силы привели к тому, что сейчас альтернатив этой фигуре никто не видит — по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

В понедельник президент Барак Обама призвал к «управляемой смене режима», подразумевающей, что г-н Асад временно останется у руля. О чем-то подобном говорят и премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон с французским президентом Франсуа Олландом. Однако по-прежнему остается непонятным, как это осуществить в раздираемой конфликтами стране.

Существует ли альтернатива президенту Башару Асаду?

Если отвечать коротко, то ответом будет «нет», однако, возможно, сам вопрос неверно поставлен. Г-н Асад сохраняет президентский пост, но вряд ли сумеет объединить Сирию. Даже если иностранные державы смирятся с его правлением и помогут его войскам победить Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ), он больше не будет легитимным правителем в глазах постоянно подвергающегося нападениям суннитского большинства.

Вдобавок северо-восточную часть страны теперь контролируют курды. Они говорят, что не хотят отделяться от Сирии, но требуют большей автономии. Непонятно, сможет ли г-н Асад удовлетворить их требования.

Почему у оппозиции нет серьезных лидеров?

Оппозиция расколота. Она состоит из множества борющихся друг с другом идеологических течений и соперничающих группировок.

Главный водораздел сейчас пролегает между умеренными силами и радикальными исламистами, заметно укрепившими свои позиции. Впрочем, исламисты тоже далеко не едины. Салафитские структуры — например, «Ахрар аш-Шам» — пытаются улучшить свой имидж на Западе и конфликтуют с «Джабхат ан-Нусрой» — влиятельной сирийской ветвью «Аль-Каиды». С ИГИЛ при этом борются обе организации.

Конфликты между оппозиционерами существуют с тех пор, как началось восстание против сирийского президента. Когда в 2011 году вспыхнули протесты против режима, иностранные державы сразу же обратились к давним, хорошо известным противникам Асада, находившимся в эмиграции. Однако они не имели отношения к уличным демонстрациям и не пользовались симпатиями у сирийцев, страдавших от действий асадовских бойцов. Демонстранты видели, что, пока в стране продолжаются волнения, оппоненты власти в пятизвездочных отелях борются за посты в международно признанном Сирийском национальном совете (СНС).

Изредка на передний план выходили потенциальные лидеры, однако иностранные державы быстро от них избавлялись. Суннитский богослов из Дамаска Муаз аль-Хатиб (Moaz al-Khatib) был готов встретиться с г-ном Асадом и сумел завоевать уважение у части сторонников режима. Он возглавил СНС, но уже через год ушел в отставку. Считается, что этого добились Саудовская Аравия и Катар, которых он критиковал за нарушения прав человека.

Почему иностранные державы не могут сойтись на какой-нибудь кандидатуре?

Цели основных покровителей оппозиции сильно различаются, что сильно увеличивает неразбериху.

Западные страны осторожно подходят к вмешательству в сирийскую войну и при этом готовы работать только с идеологически умеренными силами. В результате возникают парадоксальные ситуации. Например, умеренный Южный фронт, контролирующий территорию у границы с Иорданией, не может получить больше западной поддержки, потому что он слишком слаб для борьбы с джихадистами. При этом стать сильнее без расширения западной помощи он не может.

Между тем Турция и страны Персидского залива активно поставляют оппозиции деньги и оружие и охотно поддерживают исламистские организации, если те им лояльны.

Кто-нибудь мог бы представлять оппозицию?

«Ахрар аш-Шам» может показаться чересчур исламистской, однако аналитики полагают, что организации такого рода необходимо будет привлекать к переговорам. Без этого ни одно политическое решение не получится воплотить в жизнь. «Ахрар аш-Шам» присоединилась к недавно заключенному перемирию с Ираном и силами Асада и проявила интерес к переговорам о смене режима.

Номинальным лидером мог бы стать кто-нибудь вроде с шумом перешедшего на сторону оппозиции в 2012 году приближенного г-на Асада Манафа Тласса (Manaf Tlass). Он сейчас живет в Париже и почти не общается с журналистами, но, как сообщает пресса, контактирует с представителями разведки и политических кругов.