Нью-Йорк. — От Европы до Ближнего Востока. Противоборство между США и Россией переходит в другую плоскость. Аннексия украинского полуострова Крым и вооруженный конфликт на Украине полтора года назад обострили отношения между главными действующими лицами холодной войны. Гражданская война в Сирии, которая с 2011 года унесла жизни более 310 тысяч человек, стала тем пространством, где президенты Обама и Путин борются за влияние. События на Украине привели к охлаждению отношений между ними. Как показала Генассамблея ООН, состоявшаяся на этой неделе в Нью-Йорке, в Сирии все гораздо сложнее. Вашингтон и Москва создали свои параллельные коалиции. И при этом они вынуждены сотрудничать, чтобы разгромить исламистов.

В частности, США и Россия расходятся в своих оценках причин возникновения войны в Сирии. По мнению США, в ней повинен диктатор Башар Асад и подавление народных выступлений, вспыхнувших четыре года назад на волне «арабской весны». В России считают, что именно западное вмешательство — от вторжения в Ирак в 2003 году до «арабской весны»- стало причиной хаоса в регионе.

Обама и Путина придерживаются разных точек зрения на то, как остановить войну. Хозяин Белого дома настаивает на том, что только с новым президентом Сирии можно разгромить ИГИЛ, то есть, Асад должен уйти. Путин говорит, что Асад — гарант стабильности, подчеркивая при этом, что именно его сторонники сражаются с исламскими радикалами.

В Нью-Йорке особенно наглядно проявилась разница в подходах двух президентов к борьбе с радикалами. Обама созвал встречу с главами государств, которые входят в коалицию, созданную под эгидой США для борьбы с ИГИЛ и радикальным экстремизмом.

Обама создал коалицию год тому назад. В то время, успехи ИГИЛ в Ираке и Сирии вызывали тревогу в западных столицах. В этой обстановке США приняли решение начать бомбардировки Ирака и Сирии, направили в Ирак около 3 тысяч военных советников, стали обучать и вооружать отряды умеренной сирийской оппозиции.

Россия не входит в эту коалицию. Ее представители на Генассамблее в Нью-Йорке выразили несогласие с саммитом коалиции, весьма похожим на тот, что состоялся год назад в этом же городе. По их мнению, создав такую коалицию, США присвоили себе роль ООН. Они также высказали недовольство тем, что на Генассамблее представлено Косово, признанное 110 странами, но не признанное Россией.

Направив свои самолеты и военных в Сирию и договорившись с Ираном, Ираком и самими сирийскими властями план об обмене разведданными для борьбы с ИГИЛ, Россия создает свою собственную коалицию. Путин сказал, что Россия открыта для обмена разведданными с другими странами. В своем выступлении на Генассамблее ООН в понедельник российский президент сравнил свою коалицию с антигитлеровской коалицией во главе с Рузвельтом и Сталиным, разгромившей фашистскую Германию.

Встречи в Нью-Йорке показали, как в сложной дипломатической игре Обамы и Путина перемежаются соперничество и сотрудничество, притяжение и неприятие.

Оба лидера последний раз встречались более двух лет назад, до того, как вспыхнул кризис на Украине. Они не скрывают взаимное недовольство. Путин видит угрозу в расширении ЕС и НАТО. Обама считает, что российский руководитель много говорит о плане Запада по изоляции России, хотя в действительности этот план направлен лишь на соблюдение международных норм.

Возвращение Путина

Несмотря на изоляцию и санкции, введенные Вашингтоном и его союзниками после действий России на Украине, Путин вновь оказывается в центре геополитической игры. Но место действия уже не Европа, а Ближний Восток.

Предоставив военную помощь режиму Асада в Сирии, президент РФ становится ключевой фигурой в прекращении кровавого конфликта, с которым не могут справиться ни США, ни Европа.

Обе страны хотят сохранить единство страны и ее светский характер. Для США и России основным приоритетом является разгром ИГИЛ. Высокопоставленные военные дипломаты обоих государств уже начали диалог по данному вопросу. Российское присутствие в Сирии и авиаудары США заставляют их согласовывать свои действия.

Без России сирийский кризис не разрешить — таков был главный тезис выступления Путина на Генассамблее ООН, где он не был десять лет. Обама, приехавший в Нью-Йорк, чтобы рассказать об успехах своей политики в Иране и на Кубе, пытался противостоять натиску Путина. Он допускает, что Асад не должен уйти немедленно, и согласен с тем, что говорит его коллега и соперник: без России урегулирование в Сирии невозможно.