Неприязненные отношения между Бараком Обамой и Владимиром Путиным и их так называемые дуэльные речи, с которыми они выступили на Генеральной Ассамблее ООН в понедельник, 28 сентября, призваны скрыть совершенно иную реальность: сегодня в вопросе Сирии между президентами США и России гораздо больше согласия, чем за последние несколько лет. В результате некоторые источники даже выдвигают предположение, что, несмотря на внешнюю жесткую риторику с обеих сторон, сейчас гораздо выше вероятность компромисса с Москвой — компромисса, который продлит режим Башара аль-Асада и сделает США и Россию союзниками в борьбе против Исламского государства.

Госсекретарь Джон Керри (John Kerry) запланировал провести на этой неделе в Нью-Йорке несколько совещаний по сирийскому вопросу с министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Третье из них состоится в среду. Керри также начал переговоры с другим крупнейшим союзником Асада — с Ираном, в частности с министром иностранных дел Ирана Джавадом Зарифом (Javad Zarif), с которым Керри в значительной степени сблизился в ходе переговоров по иранской ядерной программе. (Зариф в свою очередь внес вклад в историю, пожав руку Обаме в Нью-Йорке.) В своем телевизионном интервью Керри кратко упомянул о том, как «в обмен, возможно, на некоторые наши шаги» он договорился со своими российскими и иранскими коллегами о том, чтобы оказать давление на Асада и помешать ему сбрасывать баррельные бомбы.

Между тем, встреча президентов Обамы и Путина продлилась дольше, чем ожидалось, и в своем выступлении Обама отошел от своих прежних решительных призывов к уходу Асада, сказав, что «прагматизм диктует нам компромисс» и что это должно означать «регулируемую передачу власти», а не немедленную отставку Асада.

О каком «прагматизме» говорит Обама? Европейские страны, которые год назад в целом поддерживали требования отставки Асада, столкнулись с серьезным миграционным кризисом. Поскольку в Сирии нет иной силы, способной противостоять ИГИЛ, этот кризис еще больше усугубится, если в ближайшее время Асад покинет свой пост. Обама, президентский срок которого закончится через год, хорошо понимает, что провал его попыток остановить ужасающую гражданскую войну в Сирии, может превратиться в огромное пятно позора на его внешнеполитических достижениях. На этой неделе даже его бывший госсекретарь Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) подвергла его критике за это. Оказавшись под таким давлением, администрация отчаянно пытается выработать новый подход. И теперь, когда Путин уже отправил Асаду своих военных и оружие, она, возможно, наконец смирится с неизбежным.

Во вторник, 29 сентября, один высокопоставленный чиновник Госдепартамента рассказал изданию Politico, что Керри созвал совещание с участием главных европейских союзников и Саудовской Аравии, а также Катара и Объединенных Арабских Эмиратов, чтобы создать единый фронт перед встречей с Лавровым в среду. Этот чиновник добавил, что США пытаются найти способ сотрудничества с Россией в борьбе против Исламского государства, в том числе в проведении «кинетических операций», не подразумевающий взаимодействия с Асадом. По словам чиновника, администрация считает, что повстанческая коалиция до сих пор является главной военной силой, противостоящей ИГИЛ. Хотя Вашингтон все еще настаивает на том, что Асад должен уйти, «каким должен быть процесс перехода власти, пока остается неясным», добавил этот чиновник.

На этой неделе американские чиновники не воспользовались возможностью осудить наращивание военного присутствия России в Сирии. В ходе своей встречи с Путиным Обама «ясно дал понять, что мы не против того, чтобы Россия сыграла конструктивную роль в борьбе против ИГИЛ», как сказал один высокопоставленный чиновник администрации в ходе телеконференции с репортерами в понедельник, 28 сентября. «Мы просто хотим убедиться, что, во-первых, мы будем согласовывать наши действия внутри Сирии, во-вторых, мы будем работать в тандеме с той политической реальностью, которая подпитывает этот конфликт».

«Я считаю, что компромисс возможен, — утверждает директор Атлантического совета Фредерик Хоф (Frederic Hof), который прежде был советником администрации по вопросу о смене режима в Сирии. — Если посмотреть на то, что уже было согласовано в формате Р5, в форме Женевского итогового коммюнике, то там можно найти формулу».

Трагическая ирония этого нового геополитического ландшафта заключается в том, что сегодня США и Россия приближаются к той единой позиции, на которой они были три года и более 150 тысяч потерянных жизней назад — и до настоящего подъема Исламского государства — когда было подписано это итоговое коммюнике и заложено основание для мирных переговоров, которые так и не начались. «Мы могли сделать это давным-давно», — сказал Джошуа Лэндис (Joshua Landis), эксперт по Сирии из университета Оклахомы, который иногда консультирует администрацию.

Три года назад бывший генеральный секретарь ООН Кофи Аннан (Kofi Annan), который тогда был специальным посланником ООН в Сирию, убедил Лаврова и тогдашнего госсекретаря Хиллари Клинтон подписать коммюнике, которое призывало к политическому «переходу» в Сирии. После этого Аннан вылетел в Москву и получил, с его точки зрения, согласие Путина на постепенное вытеснение Асада. Однако внезапно, США и Соединенное Королевство публично выступили с призывами к свержению Асада, и Аннан почувствовал, что его захватили врасплох. Вскоре после этого, вопреки его советам, тогдашний посол США в ООН Сьюзан Райс (Susan Rice), сославшись на Главу VII Устава ООН, предложила резолюцию, которая разрешала применение силы в отношении режима Асада и которую Аннан посчитал преждевременной. Спустя месяц Аннан ушел в отставку, в частной беседе обвинив администрацию Обамы в том, что она уступила из страха перед политическими нападками со стороны Митта Ромни (Mitt Romney) и других республиканцев в предвыборный сезон 2012 года. «Он был крайне разочарован, — сказал один бывший близкий помощник Аннана. — Думаю, было очевидно, что в период кампании Белый дом не хотел показывать, что он идет на сделку с Россией и проявляет мягкость в отношениях с Путиным».

Лэндис говорил — еще задолго до того, как все это поняли — что Асад может продержаться гораздо дольше, чем утверждали американские чиновники в 2012 году. Однако, по его словам, «тогда цена была слишком высокой, потому что Сирия была неважна для США. Французы, британцы, американцы — все проявили трусость. Они бросили сирийский народ на произвол судьбы, потому что сделка с Асадом могла слишком дорого обойтись на внутриполитической арене».