Я вырос в семье беженцев. Мои родители приехали в Соединенное Королевство, спасаясь от Гитлера. Это сохранило им жизнь. Более страстных патриотов трудно себе представить. Не удивительно, что я верю в наличие у Европы моральной обязанности относительно защиты беженцев. Но что можно сказать об иммиграции в более широком контексте?

Глобализация существует не только для товаров, услуг и капитала. Она существует также для людей. Страны с высоким уровнем доходов являются не только более богатыми, но также менее коррумпированными и более стабильными, чем другие. И совсем не удивительно, что у людей возникает желание эмигрировать на запад.

Однако это также один из наиболее спорных вопросов. Миграция является пробным камнем для правого популизма. Подумайте о Найджеле Фарадже, Марин Ле Пен или о Дональде Трампе.

Некоторые считают, что разрыв в уровне заработной платы в разных частях планеты является самым большим экономическим искажением. По их мнению, перемещение людей следует рассматривать как нечто идентичное торговле; человечество получает выгоду от ликвидации барьеров. Перемещение людей может быть масштабным, и оно в состоянии оказывать, соответственно, огромное воздействие на экономики стран с высокими доходами, население которых составляет лишь одну седьмую от общей численности людей на планете. Но это приведет к максимизации богатства.

Вместе с тем подобный космополитизм не совместим с организацией нашей политики в рамках самоуправляемых территориальных юрисдикций. Это также не совместимо с правом граждан принимать решение о том, кто может воспользоваться преимуществом проживания рядом с ними.

Если страны имеют право контролировать иммиграцию, то критерием иммиграции является выгода для нынешних жителей и их потомков. Выгодность для потенциальных иммигрантов, составляющая основу приносимой иммигрантами пользы, в меньшей степени принимается в расчет.

Какова выгода от иммиграции для людей и их потомков? Аргументы разделяются на те, которые имеют отношение к числам и — что более важно — на те, которые относятся к отличительным характеристикам.

Важно ли увеличивать население? Ответ, конечно, будет такой — нет, не важно. Простое увеличение населения небольшой процветающей страны — такой, например, как Дания — не повысит уровень жизни ее граждан. Кроме того, это потребует значительных инвестиций на их обустройство. Аргумент в пользу увеличения количества может состоять только в том, что это делает оборону более дешевой.

Аргументы могут возникать не по поводу количества, а по поводу конкретных характеристик иммигрантов. Так, например, сторонники выгодности масштабной иммиграции говорят о том, что иммигранты молоды, дешевы, более мотивированы и отличаются от коренного населения, что может быть ценно. Их оппоненты заявляют о том, что молодые стареют, тогда как их отличие имеет как преимущества, так и недостатки.

Иммигранты, на самом деле, относительно молоды. Иммиграция скоро будет единственным источником увеличения населения в Евросоюзе. По данным Организации экономического развития и сотрудничества (ОЭСР), за последние 10 лет иммигранты составили 47% увеличения рабочей силы в Соединенных Штатах и 70% в Европе.

И это не удивительно, поскольку уровень естественного прироста в странах с высокими доходами падает уже в течение нескольких десятилетий. Таким образом, иммигранты понижают коэффициент демографической нагрузки, то есть соотношение пенсионеров и работающего населения. Однако воздействие на это соотношение, по крайней мере, с учетом нынешнего уровня иммиграции, является довольно скромным.

Для его существенного понижения требуется огромный приток людей. В 2014 году на каждые 100 человек трудоспособного возраста приходилось 29 зависимых людей в возрасте 65 лет и более. По данным ООН, для поддержания этого коэффициенте на уровне ниже одной трети требуется приток иммигрантов в количестве 154 миллионов в период с 1995 года по 2050 год, и еще больше после этого срока — иммигранты, в конечном итоге, тоже стареют.

Соответственно, значительное сокращение коэффициента нагрузки требует огромного притока людей. Кто-то может сказать, что континент с таким малым количеством детей должен согласиться с подобной трансформацией своего населения. Подумайте о других возможных экономических последствиях. Эксперты ОЭСР проанализировали фискальное воздействие совокупных волн иммиграции за последние 50 лет в странах-членах этой организации и пришли к выводу о том, что в среднем оно примерно равнялось нулю. Точное воздействие зависит от профессиональных навыков и других характеристик иммигрантов, а также от гибкости рынка труда. То же самое можно сказать о других видах воздействия иммигрантов: являются ли они дополнением к существующим рабочим или их замещением; и если они замещают, то кого именно?

А что можно сказать об экономическом влиянии? Во-первых, та иммиграция, которая может оказать значительное воздействие на показатели демографической нагрузки, должна быть огромной. Во-вторых, иммиграция оказывает существенное влияние на инвестиционные потребности (на жилье и на другие виды инфраструктуры), и обустройство — особенно в уже густонаселенных странах, хотя эти проблемы такие же, как и в случае с естественным приростом населения.

И, наконец, следует сказать, что основными выгодоприобретателями всегда являются сами иммигранты.

Но иммиграция имеет отношение не только к экономике. Иммигранты — это люди. Они, например, привозят свои семьи. Со временем масштабная иммиграция трансформирует культуру принимающей страны, и этот процесс является весьма сложным.

Иммигранты привносят разнообразие и культурную динамику. В то же время, как отмечает лауреат Нобелевской премии Томас Шеллинг (Thomas Schelling), естественным образом может возникнуть значительная сегрегация. Люди могут в таком случае будут жить отдельно друг от друга, и их мало что будет объединять.

Иммиграция обладает экономическим эффектом. Но она также воздействует на существующие и будущие ценности страны, в том числе на ее озабоченность относительно иностранцев. У людей справедливо возникают различные мнения относительно правильной политики. Наши страны в конечном итоге окажутся ни закрытыми, ни полностью открытыми. Найти баланс весьма сложно. В процессе его поиска вполне разумно для стран заявлять о том, что главными для них всегда будут их собственные граждане.