Этот Барак Обама — непревзойденный мастер слова, хотя зачастую его поступки не имеют прямой связи с тем, что он говорит.

Сейчас он дает нам идеальную формулировку тому, что делать в отношении исламского экстремизма.

Президент говорит: «Идеологии побеждаются не оружием. Они побеждаются лучшими идеями, более привлекательными и убедительными воззрениями».

В теории, это прекрасно. На практике даже работало во времена холодной войны: для явного большинства капитализм оказался более привлекательной и убедительной идеей, чем коммунизм, и не пришлось делать ни одного выстрела, чтобы победить последний.

Но сработало это потому, что за каждой из идей существовало разумное обоснование. Нынче же в войне против «Исламского государства» (и других экстремистов) огнем, подогревающим радикалов, является фанатизм.

Речь идет не о борьбе идей, исходящих от людей, но о совершаемой в свое удовольствие фанатиками интерпретации слова Божия. Бога, кем бы он ни был, невозможно победить по определению.

Тогда выходит, лучше прибегнуть к оружию? До сего момента от этого было мало пользы, и мне не верится, что это сработает, даже если сложится союз между США, Россией, Ираном, странами Запада, Саудовской Аравией, Турцией и так далее, как, кажется, предлагает президент России Владимир Путин.

Этот маловероятный союз, возможно, и нанесет поражение ИГ на территориях, которые оно занимает в Сирии и Ираке, но если вспомнить уроки прошлого, в этом случает как правило происходит следующее:

1. После вывода коалиционных войск фанатики возвращаются. Пример — Афганистан. Талибан побежден, но в тот же день, когда Путин предлагает свою коалицию (понедельник 28 сентября), фанатики занимают Кундуз, стратегически важный город на севере Афганистана и первую столицу провинции, возвращающуюся в руки группировки.

2. Фанатики, пережившие атаку коалиции, к которой стремится Путин, перенесут свою борьбу в те страны, которые нанесли им поражение.

Из террористических атак, уже имевших место в Соединенных Штатах, Испании, Лондоне и других местах, хорошо известно, что практиковать их исполнителям, готовым одновременно убивать и умирать, не составляет особого труда.

Получается, выхода нет? Возможно, есть, но в долгосрочной перспективе и изложен он в речи Обамы, в которой идеи противопоставлены пулям.

Речь идет о том, чтобы в каждой стране культивировать партнерские отношения с мусульманскими общинами, так чтобы те могли защитить своих членов от радикализации.

«Эта проблема не может разрешиться в одночасье», — признает Обама, но в этой борьбе больше благородства, нежели в бомбардировках ИГ путем оружия, а не идей, и для президента именно она единственная способна принести победу.

В любом случае, я подозреваю, что идей, какими бы прекрасными они ни были, не достаточно. Необходимо будет восстановить государства, сегодня пребывающие в руинах (Сирию, Ирак и Ливию, например).

Случай Ливии, к тому же, является примером того, что не достаточно свергнуть диктатора военным путем, как это сделали с Каддафи. Нужно остаться в стране, чтобы ее реорганизовать. Эта идея потенциально победоносная, но, по всей вероятности, утопическая.