Когда президент РФ Владимир Путин выступил на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций 28 сентября, он знал, что его призыв к созданию единого фронта в борьбе против исламского государства привлечет внимание всего мира и отодвинет на задний план президента США Барака Обаму. Однако Путин заодно обращался и к россиянам, прекрасно понимая необходимость отвлечь их от все более очевидных экономических трудностей их страны.

В прошлом году, отвлечением была аннексия Крыма, за тем последовало поощрение пророссийских сепаратистов в Восточной Украине. Недавняя отправка российских самолетов, ракет и нескольких тысяч войск в Сирию является грандиозным заменителем для неудавшегося «Новороссийского» проекта. Критики Путина правы считать сирийское направление очередным использованием русской ностальгии по Советскому прошлому: ведь СССР был сильной державой и Путин своими поступками утверждает, что Россия может и будет располагать одинаковой силой.

Но с какой целью? Опережать Соединенные Штаты и Запад может казаться хорошей тактикой в краткосрочной перспективе, но кажется, что вовсе не существует долгосрочного видения о целях, на которые будет направлена эта власть России кроме того, чтобы сохранить власть российской элиты. В результате, правительство имитирует формы демократии, но в тоже самое время использует пропаганду для разжигания агрессивной формы национализма.

В первые годы этого века, сочетание высоких цен на нефть и экономического роста притупило аппетит элиты к стратегическому мышлению и позволило им игнорировать последующие ухудшения в здравоохранении, образовании и реформах социального обеспечения. Власти и общественность теперь считают текущую ситуацию более или менее нормальной: «долгосрочным кризисом». Потому что восприятие формирует действительность, то спокойно можно считать, что все нормально и не стоит действовать, а Путин, который якобы воскресил достоинство России, может наслаждаться его рейтингом, который составляет более чем 80%.

Для Путина восстановление достоинства России аналогично с восстановлением «статуса великой державы» после коллапса Советского Союза и его унизительного «поражения» Западом в холодной войне. Внешние силовые игры видимо должны компенсировать то, что достоинство в стране далеко не восстановлено: сегодняшний российский гражданин остается беззащитным перед своим начальством, коммунальными предприятиями, судами и милицией, но все же, какими бы ни были его невзгоды, он по-прежнему гордится своей страной и ее правителем.

Есть, конечно, еще одно объяснение, почему популярность Путина продолжает расти в условиях ухудшающейся экономики: те, кто не может постоять за себя естественно обращаются к государству за помощью и вряд ли будут кусать руку, которая их кормит. Политику, которую Запад осуждает и считает нарушениями прав человека простые россияне вероятно будут хвалить, потому что она избавляет страну от «чужой» практики и защищает большинство от «разрушительного» меньшинства. Враждебность правительства по отношению к геям и лесбиянкам обидело Запад, но большинство россиян быстро откликнулось на этот призыв.

Потому что те же самые россияне считают войну в Украине оборонительной и справедливой, то идея войны становится оправданной, а темные страницы истории переписаны и враждебная риторика становится нормой. Не так давно обычные граждане открыто говорили о количестве смертей и пострадавших в военных действиях России, но теперь, после указа Президента о «засекречивании потерь» они помалкивают. Хотя указ вполне конфликтует с Конституцией Российской Федерации и Законом о государственной тайне, перечень секретной информации теперь включает в себя российские военные потери в мирное время.

В последствии страна стала разделенной между преданными и неверными, патриотами и не патриотами — то есть между теми, кто беспрекословно подчиняются партии и те, кто отказывается это делать. Если опросы точны, то послушные граждане представляют явное большинство — по крайней мере до сих пор. Это объясняет поддержку сепаратистов в Восточно-Донбасском регионе Украины и интервенцию Путина в Сирии. Если США не могут принять происходящее, то это лишь доказывает, что Америка настаивает на гегемонии, будь то в Европе, через НАТО, или на Ближнем Востоке.

Такая логика подкрепляется корыстными попытками Путина переписать историю, которая оправдывает советско-финскую войну1939 г., пакт Молотова-Риббентропа 1939 г. и Советское вторжение в Афганистан в 1979 году. Даже Генеральная Прокуратура занимается нелепым ретроспективным анализом решения о передаче Крыма от юрисдикции Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в состав Украинской Советской Социалистической Республики в 1954 году. Беспокоит то, что подобное рассмотрение проводится относительно законности независимости прибалтийских государств после распада Советского Союза.

Куда это все приведет? Также как и в советское время, сегодняшние власти считают себя целым государством. Само государство тогда сокращается до окружения правителя и высшего эшелона финансово-политической элиты, уверенных в своей власти, потому что они обманули обычных граждан в слепое принятие крайней формы национализма.

Боеготовые оппоненты Путина могут смело прогнозировать длительный период политической, экономической и интеллектуальной стагнации, без сомнений до парламентских выборов следующего года и президентских выборов через два года после этого. Вероятно, что стагнация продлится и в следующем политическом цикле. Но она не может длиться вечно: в какой-то момент, для выживания правительства будет необходимо предложить публике нечто иное, чем национализм и ностальгию. Вопрос остается в том, если Путин, который теперь углубляет участие России в очередном зарубежном военном приключении, понимает это.