Нью-Йорк и, прежде всего, здание ООН стали на этой неделе, благодаря проходившей там Генассамблее ООН, местом проведения множества двухсторонних и многосторонних переговоров. Наибольшее внимание вызвала встреча президентов Соединенных Штатов и Российской Федерации и из-за своей исключительности, и из-за тем, которые на ней обсуждались.

Напомним, что лидеры Российской Федерации и США не проводили полноценных встреч с 2013 года, и в настоящее время двусторонние отношения этих стран очень напряжены. Предметом разговора президентов стали две проблемы, беспокоящие международное сообщество в последние годы. Одна из них это так называемый сирийский кризис, который является частью более масштабной ближневосточной проблемы. Второй актуальной угрозой международному миру является российская агрессия на Украине.

Еще более уникальной встреча стала потому, что оба президента непосредственно перед ней имели возможность высказать свою точку зрения, выступая на Генассамблее ОНН.

В руках Путина большие козыри

Накануне переговоров большая часть комментаторов сходилась во мнении о том, что у Владимира Путина на этот раз в руках оказались большие козыри. Планы США и ЕС по выходу из сирийского кризиса далеки от реализации. Так называемая демократическая оппозиция раз за разом демонстрирует свое военное и политическое бессилие. На место диктатора Асада претендует еще более ужасающий режим Исламского государства.

Россия — единственная держава, которая непосредственно присутствует в Сирии: в Тартусе находится российская военно-морская база, а теперь значительно россияне значительно расширяют аэродром в Латакии. Вероятно для того, чтобы он стал опорной базой для значительного числа боевых самолетов. Итак, Москва в глазах многих комментаторов является игроком, который мог бы помочь найти приемлемое для всех и, что главное, действенное решение.

Ситуация на Украине пока развивается благоприятно для Москвы. Кремлю не удалось развалить государственность своего соседа, однако продолжительный конфликт, пусть и в состоянии перемирия, со стратегической точки зрения выгоден Кремлю. Ведь это создает Украине серьезные проблемы и чрезвычайно препятствует ей интегрироваться с ЕС. Как видно на примере Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии, Москва способна поддерживать подобные «замороженные» конфликты на протяжении многих десятилетий, чтобы в нужный момент обострить или, напротив, подавить их.

Сирия в «обмен» на Украину?

Один из возможных вариантов ожидаемого соглашения двух лидеров касался некоего «обмена» Украины на Сирию: Москве позволили бы более свободно обращаться с Киевом, а Соединенные Штаты получили бы поддержку Москвы в своей политике по отношению к Дамаску.

Но ничего подобного не произошло. Белый дом оценил встречу как «практический обмен мнениями» по вопросам Украины и Сирии, и так же переговоры охарактеризовал Кремль.

Сразу после переговоров Владимир Путин встретился с российскими журналистами и поделился своими впечатлениями. По его словам, он остался доволен тем, что переговоры прошли в атмосфере открытости. И несмотря на то, что стороны по некоторым моментам не сошлись во мнениях, есть много вопросов, по которым их мнения, напротив, совпали.

Переводя на простой язык, ни одна из стран не достигла того, о чем могла бы или хотела публично заявить. То, мнения России и Соединенных Штатов по одним вопросам совпадают, а по другим — нет, это пустая фраза, которая не сообщает никакой новой информации. И столь же незначительным является заявление о том, что господин президент Путин надеется на рациональность будущих переговоров. Похоже, что Кремлю не удалось добиться ничего, что напоминало бы ожидаемый «обмен» Украины на Сирию.

Возможно, нам стоило бы задаться вопросом, насколько Москва хочет участвовать в каком-то мирном решении. Можно ли вообще было ожидать от встречи чего-то большего, чем констатации, что Кремль и Белый дом в чем-то сходятся, а в чем-то нет.

Россия не предложила альтернативы, режим Асада — причина кризиса

Учитывая то, что ситуация в Сирии угрожает перерасти в нечто худшее, чем режим Асада, Москва может иронично посмеиваться и напоминать, что с самого начала критиковала стратегию Запада. Однако фактом остается то, что Россия не предложила ничего, что могло бы стать действенной альтернативой.

Режим Башара Асада, действительно, является меньшим злом, чем ИГИЛ, но возвращение к состоянию до восстания 2011 года нереально. Ведь именно режим Асада не справляется с управлением страной и стал причиной ее внутреннего кризиса. Вот уже более 50 лет в Сирии царит исключительная обстановка. На растущее недовольство народа наследный сирийский президент отвечал все более масштабными репрессиями, в том числе бомбардировками жилых районов тех городов и регионов, которые были, по мнению Дамаска, недостаточно лояльны.

Сирийское государство разваливается не из-за происков Запада, в из-за беспомощности собственного руководства. И в этом ничего не изменит поддержка ни из Тегерана, ни из Москвы. Военная помощь может спасти проигрывающий режим, но будущее ему она не гарантирует.

В своем выступлении в ООН президент Обама заявил, что сильная Россия, сотрудничающая с международным сообществом, в интересах Соединенных Штатов. Это, конечно, правда и с точки зрения Европы. Москва действительно могла бы и должна быть частью мирного выхода из сирийского кризиса и, прежде всего, из кризиса на Украине. Но она должна сама того хотеть: Россия должна для мира сделать нечто большее, чем просто провозглашать профессионально составленные декларации.

Кстати, мир на Украине — полностью в руках Кремля. Было бы достаточно, если бы Москва перестала оказывать военную и материальную помощь мятежникам и дала бы киевской власти возможность восстановить контроль над границей с Российской Федерацией. Так называемые народные республики в Донецке и Луганске развалятся, как карточный домик, и Киев сможет при поддержке ЕС и под наблюдением Москвы выполнить минские договоренности.

Но вопрос в том, насколько реалистичны подобные ожидания в отношении современной России. Не будем забывать, что в Кремле правит режим, который своей коррумпированностью и несостоятельностью довел страну до кризиса, хотя имел и по-прежнему располагает огромными доходами от экспорта нефти, газа и другого сырья. Для маскировки своей несостоятельности он, не колеблясь, пошел на агрессию в отношении Украины. Демократия в Кремле — ругательное слово, а идея о том, что недовольные граждане могут свергнуть несостоятельное руководство, для российских правящих кругов является настоящим кошмаром.

Поэтому стоит опасаться того, что Владимир Путин скорее найдет общий язык с Башаром Асадом, чем с Бараком Обамой.