Россия настойчиво заявляет, что ее войска в Сирии бомбят исключительно позиции так называемого Исламского государства. Однако западные информационные агентства противопоставляют ее заявлениям карты, на которых отмечены позиции различных группировок и места авиаударов России. Российские СМИ тоже нарисовали свои карты. Если их сравнить, то вы не сможете найти две одинаковых карты, и во многих случаях отличия весьма значительны.

В любом случае, это бессмысленные дебаты: Россия, которую президент Башар аль-Асад (Bashar al-Assad) попросил вмешаться в конфликт, будет бомбить его врагов, кем бы они ни были. США, Евросоюз, Турция и Саудовская Аравия могут протестовать против выбора целей, однако Россия не считает, что она обязана прислушиваться к их мнению.

Авиаудар российской авиации по целям в Сирии


Тем не менее, если мы рассмотрим, по каким мишеням Россия наносит удары, мы поймем, какие тактические цели президент Владимир Путин преследует в Сирии. В теории эти карты должны дать нам ответ на этот вопрос, однако на практике они не подходят для этих целей.

Министерство обороны России сообщало об авиаударах России с момента их начала в среду, 30 сентября. Информацию, которую оно предоставляет, нельзя назвать полной, однако в его сообщениях, как правило, содержатся координаты местоположений, которые можно проверить по другим картам. К примеру, в четверг, 1 октября оно сообщило в Twitter: «Су-24М, Су-25 совершили 8 боевых вылетов и уничтожили штаб формирований #ИГИЛ и склад боеприпасов в районе #Идлиб, а также 3-уровневый укрепленный командный пункт боевиков в районе #ХАМА».

Позже оно сообщило об ударах по «позициям ИГИЛ» недалеко от Маарет эн-Нууман, «командному пункту» на окраине Джиср-Эш-Шугур в провинции Идлиб и «замаскированному КП» недалеко от Ракки, которая является опорным пунктом Исламского государства.

Если найти все эти места на разных картах, то складывается весьма неоднозначное впечатление. Центр Картера, сирийский военный картографический проект, указывает, что Идлиб, Маарет эн-Нууман и Джиср-Эш-Шугур находятся под контролем антиправительственных повстанческих формирований, а Хама расположена на территориях, контролируемых войсками Асада.

По данным американского Института изучения войны, Идлиб удерживают сирийские повстанцы, Джиср и Маарет, по всей видимости, контролирует ответвление «Аль-Каиды», «Джабхат-ан Нусра», а Хама — это город Асада.

На карте, взятой из неизвестного источника, которой пользуется Financial Times, Идлиб и Маарет эн-Нууман относятся к «зонам влияния ИГИЛ».

Карта российского делового издания «Коммерсант», которая тоже взята из неизвестного источника, показывает, что за район вокруг Хамы соперничают сирийская оппозиция и Исламское государство и что Идлиб и Маарет удерживают сирийские повстанцы.

Последствия авиаудара по пригороду Хомса, Сирия


Ракка, как известно, находится под контролем Исламского государства, и это отражено на всех картах.

Даже если карты, на которых отмечены места авиаударов, являются довольно новыми, районы, контролируемые различными группировками — в сирийском конфликте принимают участие около 7 тысяч организаций — различаются по размерам и форме.

Кристофер Макнабоу (Christopher McNaboe) из проекта Syria Conflict Mapping Центра Картера сказал, что он пользуется тремя основными источниками: данными сообществ активистов, таких как Сирийская обсерватория по правам человека, социальных сетей и контактов внутри Сирии — боевиков из различных вооруженных группировок и около 300 местных жителей. «Эти различные источники подкрепляют друг друга, позволяя нам определять линии фронта и их перемещения, распределение и отношения между вооруженными группировками, а также получать информацию о передвижении беженцев», — написал Макнабоу в своем электронном письме.

Джон Лоуренс (John Lawrence), директор по внешним связям Института изучения войны, написал в своем электронном письме, что карты его организации основаны на данных, полученных из «различных источников, в том числе социальных сетей, официальных заявлений, новостных репортажей и видео, которые пользователи публикуют в сети».

Это означает, что составителям карт необходимо обработать сообщения различных группировок, зачастую недостоверные данные, полученные от местных активистов и жителей, и данные из новостных репортажей из зон боевых действий, где журналисты сталкиваются с массой ограничений, связанных с характером конфликта. Работа картографов невероятно полезна, однако они не могут поручиться за ее абсолютную точность, особенно в условиях постоянно меняющейся ситуации. Они даже не могут точно отметить места авиаударов России, потому что их источники могут ошибиться в вопросе о том, кто именно сбросил бомбу и где (а Министерство обороны России вряд ли можно назвать достоверным источником информации). Именно поэтому на самой новой карте, составленной Институтом изучения войны и опубликованной в пятницу, 2 октября, места возможных ударов России имеют отметку «низкая степень достоверности».

Боевая авиация РФ нанесла точечные удары по позициям ИГ в Сирии


Если считать данные о зонах контроля и местах авиаударов более или менее точными, становится ясно, что российские вооруженные силы бомбят в основном позиции антиправительственных группировок внутри территорий, контролируемых силами Асада, а также позиции вдоль линии разделения между войсками сирийского правительства и различными оппозиционными группировками. Причина, по которой эти карты не дают точной информации о том, кто и какие территории контролирует, заключается в том, что за них ведутся ожесточенные бои.

Операции российских военных, по всей видимости, являются частью скоординированных усилий, направленных на то, чтобы помочь Асаду вернуть захваченные территории. Если войска сирийского диктатора начнут продвигаться в тех районах, где российские самолеты сбрасывали бомбы, цель кампании России станет очевидной.

Россия также нанесла удары по нескольким опорным пунктам Исламского государства на востоке, однако, вполне возможно, цель этих ударов — опровергнуть обвинения в том, что Россия не борется с ИГИЛ в Сирии, несмотря на свои обещания.

Однако доступные общественности карты могут не соответствовать действительности, и планы могут быть иными. Мишени, по которым российские военно-воздушные силы наносят удары, несомненно, отражают приоритеты сирийского режима, в числе которых может быть уничтожение определенных врагов и небольших группировок, а также срыв планов США — об этой цели Путин никогда не забывает.