Россия напрямую вступила в войну в Сирии. Отныне война посредством организаций вышла на уровень государств. Вот уже два дня Россия наносит удары по сирийской оппозиции с воздуха, а правительство Дамаска, Иран и «Хезболла» — с суши. Умеренная оппозиция — под сильным огнем. Как и, собственно, сирийский народ.

Вмешательство, цели которого — поднять на ноги правительство Дамаска, упрочить ось Иран — Сирия, остановить трансформацию Сирии и еще более усилить единственную крепость России в Средиземном море, способно изменить расклад сил во всем регионе. Очевидно, в дальнейшем мы будем по-новому обсуждать сведение счетов между Востоком и Западом.

Кому Россия бросила вызов?

С момента окончания холодной войны мы не видели Россию столь дерзновенной на Ближнем Востоке. Москва в большей степени была занята отражением давления Атлантики на внешние границы своего ближнего зарубежья.

Глаза ей открыло вмешательство в Грузию. Россия увидела, что Запад ничего не смог сделать. Она аннексировала Крым, поняла, что Запад не располагал какими-либо козырями. Богатая природными ресурсами Россия никогда не была и не будет страной, которую можно поставить на колени экономическим эмбарго.

Третье вмешательство Россия осуществила в Сирию. Это представляет собой декламацию русского национализма и возврата к имперской идентичности. После Украины и Крыма это вызов, брошенный Россией на международном уровне. Это значит, что, как бы США с Ираном ни договаривались, это не сломает ось Россия–Иран.

Идентично атаке США на Ирак

Мы сталкиваемся с угрозой войны регионального и даже глобального масштаба. Мы становимся свидетелями распространения хаоса во всем регионе, подмены государств организациями, сведения счетов посредством организаций, а затем прямого вторжения государств.

Такое вмешательство России и Ирана в Сирию ничуть не отличается от интервенции США в Ирак. В Афганистане они указали на «Талибан». Оккупировали. В Ираке — на Саддама Хусейна. И тоже оккупировали. Теперь этот же метод применяет Россия. Используя в качестве предлога ИГИЛ, произведенное США и Европой, она тоже вмешивается в Сирию. Как и США, заручившиеся поддержкой Саудовской Аравии, она берет в помощники Иран и вторгается в мусульманскую страну.

Джихадисты - плохие, священные воины - хорошие

Оккупацию Ирака президент США Джордж Буш (George Bush) назвал «крестовым походом». Сейчас Русская православная церковь говорит о «священной войне». То есть все, кто настаивал на восприимчивости в отношении «джихадистской угрозы» и в течение 20 лет пугал мир исламом и терроризмом, сейчас с призывами к «священной войне» приходят на мусульманские земли. Вчера это делали США, сегодня — Россия.

Если речь идет об исламе и мусульманской идентичности, об исламском мире, то между Россией и США нет разницы, они тут же становятся единым фронтом. И, притянув на свою сторону несколько мусульманских государств, они шаг за шагом оккупируют территорию и несут разрушения.

На почве мазхабной идентичности они разделили весь регион на два больших лагеря. С одной стороны, они подстрекают эти фронты к войне друг с другом, с другой — при каждой оккупации они создают союз с одной из сторон и открывают новые фронты. А остальные страны просто ждут, когда придет их черед оккупации. 

У этого региона никогда не было большего врага, чем его собственные безрассудные люди!

Вот так они нас обвели вокруг пальца

Вдохнуть жизнь в умирающее правительство Дамаска — это не главная цель. Задача — вмешаться в выкройку границ на Ближнем Востоке. Каждая страна, желающая получить свою долю в новом дележе, готова на все, чтобы добиться этого.

Цель — уничтожить исламистские круги, которые набирают силу в Сирии. Ведь нетрудно догадаться, что в будущем они перейдут с уровня организаций на уровень государств и заложат фундамент большого вызова.

Войны под предлогом «джихадистской» угрозы мы видели в Афганистане, Ираке, во многих районах Африки, мы видели, как все это воплощалось в жизнь посредством антитеррористических центров, созданных во всех мусульманских странах сразу же после окончания холодной войны. Теперь мы видим это в Сирии.

Зачем инвестировать в РПК и YPG?

И США, и Европа, и Россия метят в исламскую идентичность в регионе. С этой точки зрения Запад поддерживает Отряды народной самообороны (YPG) по той причине, что Рабочая партия Курдистана (РПК) считается единственной светской силой в регионе. И в нее инвестируют. Делая это, они активно используют ее в своей войне чужими руками. И вполне возможно, что за последними атаками РПК и YPG в отношении Турции стоит идея ослабить ее позиции при вмешательстве в Сирию.

Как отреагируют США, европейские государства, Турция и Саудовская Аравия, а именно — те страны, что не относятся к российско-иранскому фронту? Этим активно вовлеченным в сирийский вопрос странам придется сделать шаг и определить свою позицию. На них, как минимум, лежат моральные обязательства. Останется ли сирийская оппозиция в одиночестве? Пойдет ли прахом все, что было приобретено к настоящему времени?

Ключевой момент заключает в том, о чем говорили США и Россия на последних состоявшихся между ними переговорах. Примечательно, что Москва начала вмешательство в Сирию сразу после этой встречи.

Ранее мы уже писали, что теперь найти решение в Сирии будет сложнее, вмешательство внешних государств превратит эту проблему в гангрену, а приоритетом этих стран станет стремление еще более отложить решение вопроса, пока в регионе не возникнут условия для «чего-то еще».

Вмешательство России может быть первым шагом на пути к реализации этих замыслов.

Наши страны, наши города…

Кто бы за что ни воевал, для нас, жителей этого региона, истина — не в маневрах вокруг решения проблемы, которые продолжаются за закрытыми дверями. Наши страны, наши города стирают с лица Земли. Для всех нас XXI век становится веком катастроф.

И поэтому вне зависимости от того, кто вторгается в Сирию, мы воспринимаем эту войну как атаку на мусульманские земли. Хаос, который сегодня хотят посеять в огромном исламском мире, простирающемся от Атлантики до берегов Тихого океана, мы считаем атакой на всех нас.

Мы будем действовать, исходя из этого фундаментального факта, а не из позиции России или Америки. Мы будем говорить своими словами и видеть своими глазами. Нашу позицию определят не те истины, которые нам навязывают, а истины наших стран и нашего региона.

Да, сирийская война обрела региональный и даже глобальный масштаб. Она растянулась от России до Ирана, от Турции до Саудовской Аравии, от Европы до Америки. Нам придется взглянуть в глаза этим реалиям. И каждое действие, каждую атаку, происходящую в нашем регионе и направленную на Турцию, мы будет оценивать именно в этом контексте.