Все мы знаем, как началась Первая мировая война. Отдельные акты насилия в своей совокупности привели в движение необратимые военные действия, в которых отсутствовала общая стратегическая линия, а цели были непонятны. Остальное — в истории: четырехлетняя кровавая бойня, которая велась ради амбициозных целей, сформулированных в основном постфактум странами-победительницами.

Пока еще есть время, чтобы предотвратить трагическое повторение тех событий, которые на сей раз разыгрываются на Ближнем Востоке и конкретно в Сирии. Я поддержал первоначальное решение президента Барака Обамы не применять силу в сирийской трагедии. Использование американской силы для отстранения от власти президента Башара аль-Асада, за что так активно ратуют некоторые наши друзья на Ближнем Востоке, не имело никакого смысла в отсутствие подлинного единодушия в этом вопросе как в Сирии, так и в Америке. Более того, нравится нам это или нет, но Асад был не склонен откликаться на настоятельные призывы Вашингтона уйти в отставку. Асада не запугали беспорядочные попытки США организовать эффективное демократическое сопротивление его правлению.

Но затем удалось достичь прорыва на очень непростых ядерных переговорах с Ираном, где США и Россия сотрудничали с другими ведущими державами в целях преодоления препятствий. Таким образом, можно подумать, что следующая фаза преодоления сирийских проблем должна заключаться в возобновлении усилий по их решению, но на сей раз, при помощи таких важных участников процесса, как Китай и Россия.

Вместо этого Москва предпочла военное вмешательство, но без политического и военного сотрудничества с США — главной державой, осуществляющей непосредственные, хотя и не особо эффективные действия по смещению Асада. Поступив таким образом, Москва предположительно нанесла воздушные удары по тем сирийским силам, которые финансируют, готовят и вооружают американцы, нанеся им ущерб и потери. В лучшем случае это была демонстрация российской военной некомпетентности, а в худшем — свидетельство опасного желания показать американское политическое бессилие.

В любом случае, на карту были поставлены будущее региона и авторитет Америки. В этих стремительно меняющихся обстоятельствах у США есть один-единственный выбор, если они хотят защитить свои интересы в регионе: передать Москве требование о том, чтобы она прекратила боевые действия, наносящие ущерб американским активам. Россия имеет полное право поддерживать Асада, если она того хочет — но любое повторение того, что произошло только что, должно вызвать ответную реакцию и действия США.

Присутствующие в Сирии российские военно-морские и военно-воздушные силы весьма уязвимы, поскольку изолированы от своей страны. Их можно «разоружить», если они будут и дальше упорствовать, провоцируя США. Но все-таки лучше убедить Россию действовать совместно с США ради урегулирования региональных проблем, выходящих за рамки интересов одного государства.

Если такое произойдет, то даже ограниченное военно-политическое сотрудничество России и Америки на Ближнем Востоке поможет создать позитивные геополитические условия для участия Китая в сдерживании угрозы масштабного ближневосточного взрыва. У Пекина есть существенная экономическая заинтересованность в недопущении более крупного конфликта на Ближнем Востоке. Он должен быть заинтересован не только в предотвращении дальнейшего распространения хаоса, но и в увеличении собственного влияния в регионе.

Франция и Британия уже не в состоянии играть решающую роль на Ближнем Востоке. США трудно играть такую роль в одиночку. Ближневосточный регион расколот по религиозным, политическим, этническим и территориальным признакам, постепенно сползая в пропасть расширяющегося насилия. Эти проблемы требуют внешней помощи, но не в форме новоявленного неоколониального господства. Нужны американская сила и влияние, применяемые с умом и решительно в целях выработки новой формулы региональной стабильности.

Нет сомнений, что Китаю хочется остаться в стороне. Он мог посчитать, что окажется в лучшем положении, чтобы потом собрать осколки. Однако региональный хаос легко может распространиться на северо-восток, охватив Центральную и северо-восточную Азию. От этого пострадает Россия, а вслед за ней и Китай. Но также пострадают американские интересы и американские друзья, не говоря уже о региональной стабильности. Поэтому пришла пора проявить стратегическую смелость.

Автор статьи был советником по национальной безопасности при президенте Джимми Картере.