На этой неделе произошло событие, вызвавшее немало последствий в верхах болгарских вооруженных сил — требование отставки, объявление об отставке, отказ от отставки. Речь идет об оповещенном Министерством обороны проекте изменений в Законе об обороне, согласно которым «охрана воздушного пространства Республики Болгария осуществляется Болгарской армией самостоятельно или совместно с вооруженными силами союзнических государств». В ответ на это предложение сразу же последовали столь бурные реакции, как будто оно уже стало фактом. Заговорили о потере суверенитета, о том, что в болгарском небе, по линии НАТО, будут летать турецкие военные самолеты. Оппозиционные БСП и «Атака» потребовали отставки министра обороны Николая Ненчева.

В отставку, однако, подал не он, а командующий болгарских ВВС генерал Румен Радев. Ответ на вопрос «Почему?» тесно связан с другим вопросом — что привело к «нищенскому» положению нашей военной авиации? Премьер Борисов обратился с этим вопросом к генералу, который выявил следующие мотивы:
 
— количество исправных истребителей, предназначенных для несения боевого дежурства в рамках миссий НАТО Air Policing и для проведения летательной подготовки — крайне недостаточно;
 
— число подготовленных летчиков снижается, они летают крайне мало, что не только увеличивает вероятность тяжелых авиационных происшествий, но и приводит к невозможности подготовки молодых летчиков, к перегрузкам и преждевременному старению наличного летного состава;
 
— принятые в качестве обязательства руководством Министерства обороны сроки заключения контрактов на ремонт и поставки самолетов МиГ-29 не выполнены, и пока остаются неясными;
 
— разработанный руководимой генералом Радевым командой проект приобретения нового боевого самолета с обоснованной конкретной программой не внесен на обсуждение в Совет министров, несмотря на принятые обязательства;
 
— на фоне общей тяжелой ситуации несколько месяцев подряд полеты дополнительно ограничиваются из-за нехватки топлива.
 
В ответ на это премьер-министр Бойко Борисов пообещал выделить 40 миллионов евро для самых неотложных нужд ВВС, и убедил генерала Радева отказаться от отставки.
 
Но Болгария по-прежнему стоит перед угрозой невозможности охранять свое небо, так как рассчитывает на порядком устаревшие истребители МиГ-29 еще советского производства, из которых всего четыре располагают летным ресурсом, а до середины следующего года их останется всего два. Болгарским властям не удалось договориться с Россией о продолжении их поддержки, и они намерены возложить их ремонт на Польшу. Российская сторона, однако, возражает, что поляки не располагают необходимой лицензией, и подобный договор невозможен.
 
Кроме того, в казне нет тех 500 миллионов евро, которые министр обороны требует на закупку новых самолетов натовского производства. Поэтому, по-видимому, нам следует начинать привыкать к идее, что чужие самолеты в нашем небе — не вражеские, а союзнические, т.е. — «братские», как во времена Варшавского договора.