Самый ненавистный лидер Европейского Союза (ЕС) — от которого с большим удовольствием избавились бы многие европейские депутаты — премьер-министр Венгрии Виктор Орбан призвал европейских христиан на каждой воскресной литургии молиться за Эрдогана.

Орбан, который обнес свою страну колючей проволокой, чтобы в нее не могли проникнуть мусульманские беженцы, связывает свою единственную надежду на прекращение кризиса мигрантов с Эрдоганом. Издание Wall Street Journal, сообщившее о первом за последние два года визите Эрдогана в Брюссель, провело беседу с Орбаном как с лидером, который больше всех рад этому визиту.

21 января 2014 года, сразу же после крупнейших в республиканской истории Турции коррупционных скандалов, вспыхнувших 17 декабря 2013 года, Эрдоган посетил Брюссель и был удостоен приема на высшем уровне. Тогда события 17 декабря были еще слишком свежи в памяти, лидеры ЕС пытались понять все это и пытливо ждали, что же им скажет Эрдоган.

Было очевидно, что, несмотря на проблемную позицию в ходе событий в Гези, тогда еще премьер-министр Эрдоган исчерпал не весь кредит доверия в Брюсселе. Европейцы выслушали тезис Эрдогана о «параллельной структуре» (система внедрения кадров «Джамаата Гюлена» в органы государственной власти Турции с целью оказания влияния на управленческий процесс — прим. пер.). Тем не менее, когда турецкий лидер заявлял, что убедил Европу в происках «параллельной структуры», члены Европарламента, с которыми он встретился, делали даже письменные заявления о том, что не верят Эрдогану.

Теперь же в Брюссель приезжает лидер, который в попытке замять коррупционный скандал с участием членов его семьи и за два года уничтожил все, что его страна обрела за 13 лет на пути в ЕС. Это лидер, полностью подчинивший судебную систему правящей партии и ежедневно угрожающий оппозиционным СМИ. Это лидер, отказывающийся от мирного решения курдского вопроса, чтобы одержать победу на выборах. И, наконец, это утративший свою репутацию лидер, о котором спорят: «Как нам его называть — авторитарный или подростковый диктатор?»

Неохотный прием

Отныне никто в Брюсселе не считает Эрдогана консервативным демократом и вдохновителем арабской весны, которому удалось поднять экономику своей страны и стать примером для исламского мира. Есть и те, кто искренне уважает Эрдогана за то, что он собственными руками без какой-либо необходимости в Саркози и других «нехороших людях», подорвал идею о членстве Турции в ЕС. Эрдоган фактически поставил Турцию (хотя это кандидат на вступление в ЕС) в один ряд со странами третьего мира, с которыми ведут только «business».

Спустя два года Эрдогану снова будет оказан прием на высшем уровне в ЕС, но это будет неохотный прием. По идее переговоры сторон должны быть сосредоточены на том, где место страны-кандидата на пути к членству в союзе, когда и какие разделы будут открыты к обсуждению, однако, на самом деле, их темой станет кризис беженцев и торг «бери — давай» вокруг него.

Требование Меркель

По выражению европейцев, кризис мигрантов вызвал панику в ЕС. Существует опасение, что если поток беженцев контролировать не удастся, в Европе начнется подъем ультраправых, расистских и исламофобских партий, которые вновь в радикальной форме станут формировать политическую карту региона. В Брюсселе все знают, что канцлер Германии (а эта страна является главной целью беженцев) Ангела Меркель поспешила отправить в Анкару председателя Европейского совета Дональда Туска (Donald Tusk). Говорят, что именно Меркель поспособствовала тому, чтобы Эрдогана приняли в Брюсселе на высшем уровне, чтобы руководители всех трех административных институтов ЕС (совета, комиссии, парламента) встретились с Эрдоганом по отдельности и все вместе за официальным ужином.

Каждый из руководителей трех институтов ЕС знает, что 1 ноября в Турции состоятся выборы, Эрдоган представит эти контакты в ЕС как доказательство своей незаменимости, то есть Европа, включая Брюссель, станет частью его предвыборной кампании (хотя, так или иначе, ее главная тема — борьба с терроризмом). Но никто в Брюсселе не смеет ослушаться Меркель, а такие страны, как Австрия и Швеция, ее поддерживают. Например, нам известно, что на прошлой неделе председатель Европарламента Мартин Шульц (Martin Schulz) сообщил лидеру Республиканской народной партии Кемалю Кылычдароглу (Kemal Kılıçdaroğlu), что не горит желанием встречаться с Эрдоганом. И именно с влиянием Меркель следует связывать изменение, произошедшее в его взглядах за одну неделю.

Предполагается, что Эрдоган, прекрасно понимающий паническое состояние Европы, будет торговаться по многим вопросам — от визового иммунитета до создания безопасных зон в Сирии, от расширения финансовой помощи до снижения дозы критики в свой адрес по таким направлениям, как свобода прессы, независимость судебной системы. Поэтому многие европейские политики призывают лидеров ЕС, которые намерены встретиться с Эрдоганом, «не отступать от европейских ценностей».

То, что Орбан, которого называют в Европе «расистским» лидером, призывает молиться за Эрдогана, объясняется не только кризисом беженцев. Он и не скрывает, что берет пример с турецкого лидера при устранении скептически настроенной прессы и независимости судебной системы. Но больше всего он ценит то, что страна, битком набитая мусульманами, которых он так боится, отдаляется от ЕС. И, полагаю, молиться христиан он призывает именно за это.