Путин, возможно, как никто другой способен понять, что идентичность и самосознание его народа веками были связаны с духовной, явно христианской идеей, а то, что Россию насильственно оторвали от ее исторических религиозных корней, привело к событиям, ставшим для российских народов настоящей катастрофой.

Будучи сыном отца — воинствующего атеиста и набожной матери, Путин пережил распад Советского Союза и, как это называется у русских, возрождение капитализма. Хотя он был воспитан в духе отрицания всякой религии, сейчас он является глубоко верующим православным христианином и посвятил себя продвижению христианства и отрицанию всего того, что считает упадком Запада. И хотя не исключено, что к христианской вере Путина некоторые относятся с пренебрежением, то, как он теперь предпочитает формулировать свои собственные высказывания, концепции и историю своей страны, вне всякого сомнения, определяется его христианскими убеждениями.

В основе путинских религиозных ценностей лежит русское православие и личный религиозный опыт — в том числе автомобильная авария, в какую попала его жена в 1993 году, и страшный пожар в доме в 1996 году. Накануне его дипломатической поездки в Израиль мать дала ему нательный крестик. По этому поводу он рассказывал: «Я... повесил крестик на шею. И с тех пор больше его не снимаю».

По собственному признанию Путина, у него был личный опыт обращения в веру, часто служивший объектом насмешек со стороны коммунистического режима, частью которого он был на протяжении многих лет. Теперь он воплощает недавно обретенную веру в своих действиях и в России, и за рубежом.

Владимир Путин на рождественской службе в Сочи


Возможно, ничто другое так отчетливо не символизирует попытку Путина вернуться к российскому религиозному наследию, как недавняя установка огромного бронзового памятника великому князю Владимиру на Боровицкой площади — рядом с Кремлем и Собором Христа Спасителя.

Почему Святой Владимир стал вдруг настолько значительным, чтобы выделить для него место прямо напротив Кремля — места, где заклятый враг христианства Иосиф Сталин когда-то принимал парады, во время которых ему демонстрировали советскую мощь? Места, где когда-то ярый коммунист Молотов, чьим именем названы бутылки с зажигательной смесью, позировал перед фотографами рядом с Николаем Бухариным — автором библии Советского Союза под названием «Азбука коммунизма»?

Этот святой важен тем, что он соответствует святому покровителю Владимира Путина. Православное христианство, которое он ввел на Руси, теперь наполняет содержанием путинскую внутреннюю и внешнюю политику. Оно приходит на смену коммунистической идеологии, господствовавшей в Советском Союзе на протяжении ста лет, а также символам этой идеологии.

Вот пример: во время своего ежегодного обращения к политическим элитам в декабре прошлого года Путин заявил, что Крым имеет сакральное значение для России потому, что князь Владимир принял там крещение. Президент сказал:

«Сама территория [Крыма] стратегически важна. И потому, что именно здесь находится духовный исток формирования многоликой, но монолитной русской нации и централизованного Российского государства. Ведь именно здесь, в Крыму, в древнем Херсонесе... принял крещение князь Владимир, а затем и крестил всю Русь».

Путин добавил, что крещение Руси князем Владимиром означает, что для России Крым, имеет «огромное цивилизационное и сакральное значение. Так же, как и Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедует ислам и иудаизм».

И хотя скептики, возможно, с усмешкой относятся к тому, как бывший офицер КГБ стал теперь верующим христианином, вера которого наполняет содержанием политику, некоторые представители мировой общественности одобряют перерождение Путина, считая это перерождение искренним — особенно видя, как он на деле защищает православную веру. Не секрет, что Восточная Православная Церковь попросила его защищать христиан во всем мире. Очевидно, что Путин согласился.

Некоторые на Западе с подозрением смотрят на то, как Путин поддерживает режим Асада в Сирии, и видят в российском экспансионизме только прагматичную политику с позиции силы. Однако другие — те, кого беспокоит уничтожение сирийской древнехристианской церкви — как правило, считают вполне оправданными опасения Путина, что христианское меньшинство страны будет подвергаться преследованиям, если Асад будет свергнут. Испытывающие проблемы христиане Сирии и других стран Ближнего Востока, несомненно, считают недавние бомбардировки российской авиацией командного пункта ИГИЛ божьим даром, а Путина воспринимают как своего возможного избавителя от мучений.

Есть ли в основе путинского вторжения в Сирию нечто большее, чем просто стремление спасти христиан?

Несомненно. Даже Путин это признает, характеризуя свою политику как политику, в значительной степени основанную на «здравом смысле», а также на вере. К тому же, не следует сбрасывать со счетов и то, что он погряз в мрачной и порочной политике Кремля.

Но с другой стороны, в историческом плане Путин проявляет дальновидность. Москва, по его мнению, является вторым центром православия — первым была Византия в годы правления императора Юстиниана. Он не забыл, что Византийская империя, в которой глубоко укоренилось христианство, когда-то находилась на двух континентах — в Европе и в Азии. Он не забыл и то, что Сирийскую церковь (которая в соответствии с планами ИГИЛ должна быть уничтожена) возглавлял Патриарх Сирийской православной церкви или Патриарх Антиохийский — той Антиохии, откуда апостол Павел совершал свои апостольские путешествия и где впервые ученики Христа были названы христианами. Иначе говоря, воззрения и цели Путина, сформированные под влиянием православия, охватывают не только Россию, но и Евразию. По мнению Путина географическая составляющая православия включает в себя и Ближний Восток.

Как отмечалось в недавней статье, опубликованной в Foreign Affairs, своими убеждениями и взглядами Путин во многом обязан русскому политическому и религиозному мыслителю Ивану Ильину:

Ильин придерживался идеологии этнического религиозного нео-традиционализма на фоне многочисленных рассуждений об исключительной «русской душе». Соответственно, он считал, что Россия возродится в политическом плане и, следовательно, спасет мир. Путин не скрывает своего восхищения Ильиным: он упоминал его во многих своих выступлениях и распорядился вернуть его останки на родину, после чего в 2005 году они были торжественно перезахоронены в знаменитом Донском монастыре, и Путин из собственных средств оплатил установку надгробия. Однако, несмотря на то, что даже кремлевские СМИ отмечают влияние Ильина на мировоззрение Путина, мало кто на Западе это заметил.

Путин объяснил центральную роль РПЦ, заявив, что «духовный щит» России — имя в виду духовную и основанную на вере защищенность страны от идей постмодернизма — так же важен для обеспечения безопасности, как и ее ядерный щит.

Выступая как против советского коммунизма, так и против западной демократии, Ильин предвидел «особый» путь для России, основанный на повышении роли православной церкви и традиционных ценностей, которые принесут духовное возрождение российскому народу, в настоящее время пребывающему, как он считал, под влиянием западных политических и социальных конструкций.

Точно так же и Путин говорит о необходимости религиозного возрождения и важной роли, которую играет православная церковь. Вот его слова: «Огромную созидательную роль в сохранении нашего богатейшего исторического и культурного наследия, возрождении непреходящих нравственных, моральных ценностей играет Русская православная церковь. Она неустанно заботится об общественном единении, упрочении института семьи, воспитании подрастающего поколения в духе патриотизма и гражданственности».

Разве кто-нибудь слышал, чтобы в таком же духе говорил о христианской церкви в Америке Барак Обама? Заметил ли хоть кто-нибудь, как он говорил о «сохранении нашего богатого исторического и культурного наследия и возрождении вечных нравственных ценностей»? Это риторический вопрос — ответ на него вы знаете сами.

И еще, разве удивительно, что путинизм находит оклик у американских консервативных христиан? В его выступлениях, на которые западная антирелигиозная элита (считающая, что вопросы веры малозначительны и неуместны, или открыто презирающие истинно верующих людей), как правило, не обращает внимания, позвучали следующие идеи, многие из которых созвучны убеждениям и европейских христиан:

«Евроатлантические страны фактически пошли по пути отказа от своих корней, в том числе и от христианских ценностей, составляющих основу западной цивилизации. Отрицаются нравственные начала и любая традиционная идентичность: национальная, культурная, религиозная или даже половая идентичность».

«Эксцессы политкорректности [в этих странах] доходят до того, что всерьез говорится о регистрации партий, ставящих своей целью пропаганду педофилии».

«Люди во многих европейских странах стыдятся и боятся говорить о своей религиозной принадлежности. Праздники отменяют даже или называют их как-то по-другому, стыдливо пряча саму суть этого праздника — нравственную основу этих праздников».

«Без ценностей, заложенных в христианстве и других мировых религиях, без формировавшихся тысячелетиями норм морали и нравственности люди неизбежно утратят человеческое достоинство». Мы считаем естественным и правильным эти ценности отстаивать«.

«Мы должны защитить Россию от того, что разрушило американское общество».

Разрушение Благовещенской церкви


Как все изменилось со времени распада СССР в начале 1990-х годов! Сколько иронии в том, что Россией, некогда так увлеченно крушившей христианство и вместо него везде и всюду насаждавшей идеи марксизма, теперь руководит Владимир Путин, который считает себя христианским спасителем западной цивилизации?

И в то же время Соединенными Штатами — некогда являвшимися защитником христианского Запада, руководит нынешняя администрация, старательно разрушающая христианство и при этом поддерживающая прогрессивизм, сформировавшийся под значительным влиянием марксизма и в немалой степени — сексуальной революции.

Как все переменилось! В голове не укладывается. Вот уж точно подтверждение мысли о том, что пути Господни неисповедимы!

На своем собственном опыте и на основе наблюдений за тем, как его страна и другие страны применяли на практике различные варианты марксизма, Путин обнаружил, что никчемная, слабая, упрощенная идеология практически не находит отклика у народов его страны и других стран мира, подавляющее число которых являются людьми верующими. Эти народы не признают современную версию марксистской идеологии, присутствующую в радикальном прогрессивизме — «прогрессивизме», который возвысил сексуальные отклонения, разрушенные семьи, свел понятие человеческого существа до уровня бесполого робота и превознес мультикультурализм до уровня некоего подобия религии, «религии» без каких-либо ценностей вообще.

Путин открыто признался, что верит в Христа и сейчас переориентирует Россию, возвращая ее к христианским корням. Он защищает христиан. В отличие от него, Обама заявил, что «мы [Америка] больше не являемся христианской страной», и на каждом шагу открыто критикует христианство и его ценности.

На самом деле, Владимир Путин олицетворяет все то, что ненавидит Обама и его высокопоставленные единомышленники из числа сторонников прогрессивизма. Вот что пишет Джон Шиндлер (John Schindler):

Попросту говоря, Владимир Путин — это воплощение кошмаров западных последователей прогрессивизма, поскольку он — это то, что, как им кажется, они уже давно прошли. Это несовременный парень со старомодными взглядами на все: отношения полов, расовые различия, половую идентичность, вопросы веры, применения насилия — на весь набор этих устаревших понятий. В каком-то смысле, Путин — это Белый парень, который «пост-модернизирует» страх и отвращение, с той лишь разницей, что этот парень управляет самой большой страной в мире и распоряжается несколькими тысячами ядерных боеголовок. И при этом он нас ненавидит.

Путина и Обаму разделяет огромная идеологическая пропасть. И вряд ли будет крайностью, если мы представим, что христиане Америки могут совершенно правильно решить, что в речах и действиях своих лидеров им хотелось бы слышать и видеть побольше из того, в чем убежден и во что верит Путин. И поменьше из того, во что верят, в чем убеждены и что на каждом шагу воплощают в жизнь президент Обама со своими приближенными высокопоставленными единомышленниками из числа сторонников радикального прогрессивизма.