В Алеппо, на территории подконтрольной «Исламскому государству», находится хранилище, где содержатся семена тысяч растений, окультуренных человеком. Гибель памятников соседней Пальмиры не восполнить, но хранилище ICARDA — тоже наследие человечества, и его удалось спасти. Сирия, часть «Плодородного полумесяца», — родина пшеницы, ячменя, бобовых культур, а также оливкового и миндального деревьев. О том, как сирийскому институту ICARDA удалось спасти свои коллекции, рассказал глава отдела генетических ресурсов, доктор наук Ахмед Амри.

Наш первый вопрос был о том, каким образом ученые спасли банк генетических ресурсов при том, что персонал института был эвакуирован, а оборудование, начиная от компьютеров и кончая автомобилями, разграблено.

Ахмед Амри: ICARDA — Международный центр сельскохозяйственных исследований в засушливых зонах. Это один из международных центров, которые были созданы при поддержке ООН, чтобы способствовать развитию сельского хозяйства в развивающихся странах. ICARDA был создан в 1977 году и всегда находился в Алеппо. Он играет важную роль в исследованиях, посвященных аграрному развитию. Среди международных центров, которые были созданы — Центр исследований кукурузы и пшеницы в Мексике, Центр изучения риса в Филиппинах и прочие. ICARDA играет необычайно важную роль в сохранении разнообразия биологических видов. В 1985 году ICARDA создала банк генов, куда помещаются образцы, собранные по всему миру — образцы пшеницы, ячменя, чечевицы, нута, бобов, виды луговых и кормовых зерновых и бобовых культур.

Наше хранилище содержит около 150 тысяч образцов различных видов. Все они находятся в 30 километрах южнее Алеппо. Генетический банк по-прежнему продолжает свою работу, несмотря на нынешнюю обстановку в Сирии. С момента создания генетического банка нашей главной повседневной задачей было хранение и создание копии генов. Эти копии, созданные для безопасности сохранения видов, были посланы в банки-партнеры — в Мексику, Индию, Соединенные Штаты, Австрию, Италию. В последние месяцы мы отправили образцы в Турцию и Марокко. Это наш повседневный труд — каждому образцу, который поступает в наш банк в Алеппо, создаются копии, которые мы отправляем в эти банки генов. В 2007 году правительство Норвегии создало генное хранилище на Шпицбергене. И тогда мы решили создать еще одну копию и отправить туда, на Свальбард, на этот раз для длительного, двухсотлетнего хранения.

Значение сохранения генетических образцов, в первую очередь, заключается в том, что эти гены необходимы для аграрного развития. Особенно это важно, если мы захотим создать виды, способные приспособиться к климатическим изменениям — повышению содержания соли в почве, засухе, высоким температурам — и, кроме того, растения, устойчивые к болезням и паразитам. Более того, это позволит выявить гены, отвечающие за высокую пищевую ценность.

Помимо прочего, некоторые из этих генетических ресурсов могут поспособствовать реабилитации деградирующих природных систем. Например, если мы имеем дело с деградирующей областью, в которой исчезли естественные местные виды, изначально произрастающие на данной территории, мы можем их снова засеять, опираясь на образцы, сохраненные в банке генов.


RFI: Можно ли говорить о том, что образцы семян растений, которые хранятся в ваших коллекциях, — это растения еще библейских времен? Например, та самая чечевица, за которую Исав продал свое первородство? Или та пшеница, которую молотит на своем гумне Гедеон? Или даже тот ячмень, который сеяли и собирали в Вавилоне еще до написания этих текстов?

Ахмед Амри:
Да, конечно. Большинство наших образцов — это местные сорта, которые мы получили из традиционных хозяйств, существующих уже многие сотни лет. Нам удалось получить их до того, как они исчезнут и будут заменены новыми сортами. Что же касается диких растений, мы собирали их в их природной среде, что называется, вдоль дорог. Это растения, которые развивались в трудных для них условиях, и это значит, что они могут быть использованы как решение для почв, страдающих от засухи или излишнего засоления.

Некоторые сорта существуют еще с тех времен, когда появилось само растение, например, первая пшеница. Диких сортов никогда не касалась рука человека, они развивались сами, в соответствии с изменениями климата, совершавшимися на протяжении тысячелетий.

Регион, который мы называем «Плодородным полумесяцем» — это колыбель сельскохозяйственных культур. Это один из центров одомашнивания культур и их разнообразия. Многие из них имеют всемирное значение, например, пшеница, ячмень, чечевица, горох нут, бобы, и это далеко не все! Есть еще все кормовые сорта зерновых и бобовых, и есть фруктовые деревья, в том числе оливковое дерево, миндальное, фисташковое и другие. Все эти виды растений, имеющие такое значение для мира, родились и были одомашнены именно на территории Ближнего Востока, в который входят многие территории, в том числе Сирия, Ливан, Турция, часть Ирака и часть территории Ирана.


Семена, даже находясь в хранилище, остаются живыми. Для их дальнейшего существования их не достаточно просто сохранять, но нужно регулярно высеивать. В первую очередь, для того, для чего они изначально предназначены — для размножения. Но еще и для того, чтобы на этом материале продолжалась научная работа, необходимая для получения видов, полезных для сельского хозяйства.

Ахмед Амри: К сожалению, мы больше не можем высеивать и размножать наши образцы. Именно поэтому мы предприняли новую инициативу. Тот факт, что мы не можем высеивать образцы в Сирии, заставил нас перенести эту деятельность в другие страны. ICARDA решила воссоздать генетические банки в Марокко и Ливане, чтобы иметь возможность продолжать распространение образцов культур. Потому что хранить их — это, конечно, очень важно, но еще важнее — распространять их и отвечать на запросы ученых, которые работают в самых разных странах. И чтобы иметь для этого запасы семян, мы будем заниматься их размножением за пределами Сирии.

Образцы семян размножены и спрятаны, в том числе в так называемом «Хранилище судного дня» или, как его еще называют, «Ноевом ковчеге растений» — генетическом банке на Шпицбергене, основанном норвежским правительством при участии других стран. А недавно институт ICARDA удостоился одной из самых почетных премий в области генетики растений.

Ахмед Амри: Наш институт получил премию имени Грегора Менделя, которую вручает правительство Германии за те усилия, которые были нами предприняты в борьбе за сохранение биологического разнообразия и генетических ресурсов.

Хотя главной наградой остается само существование древних пшеницы, ячменя и оливы. Потому что, как сказано про разрушителей, «они посеяли пшеницу, но пожнут терны».