28 сентября любители белых медведей упивались победой. Компания Shell объявила об остановке разведки в Чукотском море, к северу от Аляски, после неудачного бурения. Многие увидели в этом желанный сигнал: нефтяные компании, наконец-то, отказались от арктического черного золота. Природоохранные организации вроде Greenpeace не скрывали радости в социальных сетях. Но, может, они поторопились?

«В Арктике все еще ведется нефтедобывающая деятельность, например, на Аляске, в России и Норвегии», — отмечает Мика Меред (Mikå Mered) из консалтинговой компании Polarisk. С прошлого года Газпром даже начал производство на месторождении Приразломное в Печорском море. ENI и Statoil в свою очередь намереваются запустить проект Goliat в Баренцевом море, который станет самым северным нефтедобывающим объектом в мире. Кроме того, летом норвежское правительство дало старт продажам нового участка в том же Баренцевом море. «Интерес проявляет множество компаний», уверяет Йон Марш Дуэзунд (Jon Marsh Duesund) из норвежской Rystad Energy.

На самом деле, если неудача Shell и затормозила разведку в Арктике, это относится разве что к наиболее труднодоступным зонам, то есть полярным морям, которые покрыты льдом на протяжении большей части года (к Баренцеву морю это не относится), вроде Чукотского моря и моря Бофорта. «Многие компании, такие как ConocoPhillips, Statoil, ExxonMobil и Chevron, пустили Shell вперед, заняв выжидательную позицию, — объясняет Йон Марш Дуэзунд. — Они вернутся туда не раньше, чем через пять лет». ExxonMobil, Chevron и ВР уже объявили в этом году о приостановке своих операций в регионе.

Бурение пробных скважин в таких экстремальных условиях связано с большими трудностями и затратами. Вода очищается ото льда всего на три-четыре месяца в летний период. Климатические условия (холод, бури, айсберги) делают работы сложными и рискованными в техническом плане. А меры предосторожности по ограничению масштабов последствий возможной утечки в такой хрупкой экосистеме подразумевают сильнейшие ограничения.

В Shell знают об этом не понаслышке. Во время предыдущей попытки в 2012 году компанию поджидали одни неудачи. Одна из защитных систем не прошла испытания, что не дало довести бурение до нефтеносных слоев. Кроме того, по дороге назад платформа Kulluk потерпела крушение. Поэтому в 2015 году Shell приняла все меры предосторожности: две бурильных платформы, три десятка судов, семь самолетов... За десять лет авантюра в Чукотском море обошлась ей в целых 7 миллиардов долларов.

Кроме того, Shell пришлось иметь дело с яростными кампаниями экологических организаций: Greenpeace устроил целый ряд громких акций (в частности активисты не раз задействовали сотни каяков), чтобы выразить протест и привлечь внимание американских регуляторов.

Как бы то ни было, ни стоимость разведки, ни юридические и политические риски так и не отпугнули нефтяные компании. Потому что связанные с Арктикой надежды оправдывают все трудности. По данным американской геологической службы на 2008 год, там находится 90 миллиардов баррелей нефти (15% мировых запасов) и 47 миллиардов кубометров газа (30% мировых резервов). Раз для компаний жизненно важно обновлять свои резервы, Арктика представляет собой одну из немногих «новых границ», где они могут рассчитывать на крупные находки.

Даже недавнее падение цен на нефть, которая стала наполовину дешевле с июня 2014 года, едва ли ощутимо их затормозило. На первых порах отступились лишь более слабые компании. Но не потому, что ожидаемая стоимость добычи в Арктике (70-80 долларов) намного выше текущих котировок (порядка 50 долларов). «Мы не принимаем наши инвестиционные решения, опираясь на краткосрочные показатели цен, — говорил в январе Тим Домсон (Tim Domson) из Statoil. — В Арктике срок с начала бурения первых скважин до старта добычи может быть больше десяти лет: к тому моменту цены снова вырастут».

На разведку в Арктике повлиял главным образом нынешний спад котировок, который уменьшает доходы компаний и вынуждает их сокращать инвестиции. В России в игру вступают и санкции: они ограничивают сотрудничество с западными компаниями, которые обладают необходимыми технологиями морского бурения. В сентябре 2014 года Роснефть и ExxonMobil объявили об обнаружении потенциально гигантского месторождения в Карском море, однако им пришлось заморозить скважины и прикрыть программу из-за санкций. У Роснефти и Газпрома нет ни средств, ни технологий для самостоятельной реализации такой программы. Поэтому они отложили их на несколько лет: разведка в Карском море возобновится не раньше 2020-2021 года, сообщили в сентябре в Министерстве энергетики. Как бы то ни было, все еще может измениться. «Shell все еще видит большой потенциал в Чукотском море», — утверждает Марвин Одум (Marvin Odum), директор компании по разведке и добыче в американском регионе. Предприятия заморозили проекты, но вовсе не собираются их хоронить.