Альфред Нобель, завещавший вручение Нобелевских премий, — швед по происхождению. Он изобрел нитроглицерин и бездымный порох. После смерти Нобель оставил наследство в 33,2 миллиона крон. На эти средства и стали ежегодно вручать премии тем, кто приносит пользу человечеству.

В 1901 году Нобелевские премии вручались в области физики, химии, литературы, мира, физиологии и медицины. Нобелевская премия по экономике вручается с 1968 года. Она была основана шведским банком The Sveriges Riksbank в память об Альфреде Нобеле.

333 из 826 Нобелевских премий, врученных до 2011 года, получили США. Ученые, которые удостоились 79 из этих наград, прибыли в Америку из 30 других разных стран.

В этом году впервые нобелевским лауреатом по химии стал выходец из Турции, живущий в США, — профессор Азиз Санджар (Aziz Sancar).

Интересно, а если бы ученые, уезжающие в США, оставались в своих странах, могли бы они добиться такого же успеха? Едва ли... Инвестиции в научную инфраструктуру и фонды финансирования НИОКР в их родных странах не сопоставимы с Америкой. На одни только США приходится порядка одной трети мировых расходов на НИОКР.

И Турция выделяет недостаточное количество ресурсов на эту сферу. Кроме того, в развитых странах большая часть расходов на НИОКР финансируется частным сектором, у нас же его роль в этой области ничтожно мала.

В среднем по ОЭСР (членом которой мы тоже являемся) соотношение расходов на НИОКР к ВВП равно около 2,5%, в то время как в Турции — примерно 1%. В 2011 году общие расходы Турции на эту сферу составили 11,1 миллиарда лир. 45,5% от этой суммы потратили вузы, 43,2% — частный сектор и 11,3% — государственный сектор. Количество компаний частного сектора, которые выделяют ресурсы на НИОКР, ограничено.

Отсутствие исследовательской инфраструктуры в Турции ведет к драматичной утечке мозгов за границу. Часть тех, кто получает образование за рубежом, идет по пути более благоприятных профессиональных и исследовательских возможностей, оставаясь в зарубежных государствах и добиваясь успеха.

Однако, как известно, затраты на обучение квалифицированной рабочей силы (будь то государственный или фондовый университет), ложатся на плечи общества, как, собственно, и привилегии, поддержка, которыми располагают фондовые университеты.

Обучение и подготовка специалиста — это инвестиции в человеческий капитал. А когда образованная, квалифицированная и готовая к профессиональной деятельности рабочая сила уезжает за границу, это значит, что Турция как работающая себе в убыток «фабрика» бесплатно поставляет свои подготовленные кадры за рубеж.

Цена, которой утечка мозгов оборачивается для общества, — это не только потери на уровне инвестиций в человеческий капитал. Оно лишается дохода, который принесли бы мозги, утекшие за границу.

Хаос, возникший в политической и социальной сферах в последние годы, ускорил утечку мозгов из Турции. Провал полностью лежит на совести нынешней политической элиты и политической структуры. Если оставить все как есть, утечка мозгов не прекратится.