В научно-фантастическом мире, как и в реальности, военные всегда играли большую роль в космических делах. Но не станет ли мир свидетелем гонки вооружений в космосе, когда Индия, Китая и Япония занимаются активным развитием своих космических программ?

В научно-фантастических произведениях, где действие происходит в космосе, особенно в написанных в США, всегда присутствует одна тема, которую трудно игнорировать после того, как вы впервые обратите на нее внимание. Это изобилие военных. Примерами могут служить такие телесериалы, как «Вавилон-5», «Звездный крейсер «Галактика», даже «Звездный путь», действие которого происходит в основном пацифистском и утопическом будущем. Почему так происходит?



«Я подозреваю, что это может рассказать нам нечто особенное о США, — говорит Эндрю Милнер (Andrew Milner), преподаватель английского языка и современной литературы из Университета Монаша. — Я думаю, это говорит о том, что американцы доверяют армии больше, чем любой другой правительственной структуре, и намного больше, чем европейцы или австралийцы доверяют своим военным».

«Я не хочу сказать этим, что американцы наивны. У них есть основания для такого доверия. Армия выиграла Войну за независимость. Американские вооруженные силы во многих смыслах могут считаться очень демократическим и коллективным институтом».

Вместе с тем Милнер, будучи специалистом по научной фантастике, полагает, что может также иметь место искусство имитации настоящей жизни.

«Совершенно ясно, что военные были глубоко вовлечены в реальные космические программы».

Прямо сейчас над нашими головами в космосе носится множество военных спутников, но попытка получить о них подробную информацию может оказаться рискованной, говорит доктор Элис Горман (Alice Gorman), пионер космической археологии из Университета Флиндерса.

«Существует целый мир военного космоса, к которому ни вы, ни я никогда не приблизимся. Иногда, во время моих исследований я замечаю его», — говорит она.

«Например, я могу интересоваться конкретным спутником или беседовать с кем-то, и ответы, которым следовало бы быть вполне однозначными, кажутся бессмысленными. Потом вы уходите и задумываетесь о том, почему они попросту не ответили на ваши вопросы. И тогда вы понимаете, что, видимо, они не могли ответить на этот вопрос и вежливо дали понять это».

Писатели-фантасты более полувека были увлечены идеей оружия в космосе. Эта теория завладела английским автором Джоном Уиндемом и выразилась в его широкого известном романе «День Триффидов», впервые изданном в 1951 году.

Легендарные "Звездные войны" в 3D. Кадры из фильма


В произведении описывается, как почти все люди ослепли в результате метеоритного дождя, который, как подозревает главный герой Билл Мейсон, был вызван вышедшим из строя военным спутником. Пока подавляющее большинство людей в мире лишены зрения, в мире начинают доминировать ходячие растения-убийцы триффиды, поставившие человечество на грань вымирания.

Сегодня мало кто верит, что какие-то спутники на орбите несут оружие, но эксперт по космосу и безопасности Бретт Биддингтон (Brett Biddington) говорит, что значительное количество объектов находятся в небе для военных или разведывательных целей.

«Космос — это политическая и военная площадка для дипломатии и борьбы», — полагает Биддингтон, бывший председатель Ассоциации космической промышленности Австралии. В настоящее время он консультирует частный сектор и правительства, а ранее служил в австралийской авиации на протяжении 22 лет, и ближе к концу карьеры занимался секретными и несекретными космическими инициативами.

Некоторые спутники предназначены исключительно для военных целей, а другие имеют двойное предназначение, как гражданское, так и военное.

По словам Биддингтона, спутники можно разделить на три категории: «Коммуникационные, те, которые имеют дело с точностью, временем и навигацией, как GPS, и те, которые наблюдают за земной поверхностью. GPS — это хороший пример спутников двойного назначения. От них зависят все наши мобильные телефоны, а также самое точное оружие из всего созданного человечеством».

«Одна и та же группа спутников может быть совершенно безвредной и крайне необходимой для нашей социальной жизни и в то же время определять, когда именно запускать "Томагавк"».

Немецкая ракета


Мыслители времен холодной войны представляли космос как театр военных действий. Одним примером может служить проект «Горизонт» (Project Horizon), предусматривавший создание военной базы на Луне, предложенный Вернером фон Брауном, бывшим германским ракетостроителем.

Вернер фон Браун возглавлял Космический центр Маршалла НАСА и был активным участником программы «Аполлон». В 1963 году было предложено разместить на орбите военную космическую станцию. К счастью, договор между США и СССР затормозил оба проекта.

Однако военный интерес к космосу не пропал. Сегодня многие космические агентства по всему миру, включая НАСА, занимаются как гражданской, так и военной деятельностью.

Главный историк НАСА Билл Барри (Bill Barry) говорит, что НАСА регулярно сотрудничает с министерством обороны США.

«У руководителей НАСА гражданские цели, ведь президент Эйзенхауэр, создавая НАСА, ясно сказал, что это будет гражданское агентство, а военными делами будут заниматься отдельно», — говорит Барри.

«Но на самом деле было много взаимного проникновения, так как люди с обеих сторон стены хорошо знали друг друга, и было много неформального сотрудничества в рамках программы "Аполлон", к примеру. Хотя программы были однозначно отдельными, на рабочем уровне развились достаточно гармоничные отношения».

Космический челнок Atlantis


Барри говорит, что после «Аполлона» отношения стали более натянутыми, когда президент Ричард Никсон распорядился о программе космических челноков. Примечательно, что военные цели стали также целями НАСА из-за стремления агентства удерживать в стороне министерство обороны.

«Размер грузового отсека шаттла во многом был определен максимальным размером спутника, который использовала наша разведка. Тот факт, что у шаттла есть крылья, и форма этих крыльев, объясняются необходимостью наделить его возможностями бокового маневра».

«Было важно наделить шаттл способностью вывести разведывательный спутник на орбиту и затем вернуться вниз. Или подняться вверх, провести наблюдение и вернуться на то же место. Шаттл был создан для решения военных и гражданских задач, быть дешевым и недорогим, быть всем для всех».

«Но затем стало очевидно, что шаттл не стал всем для всех, и это вызвало напряженность, потому что в армии многие сказали "видите, мы же вам говорили"».

Холодная война и ее пермутации вызвали в 1984 году появление фильма «2010: год, когда мы вступили в контакт». Стилистически это было бледное подобие своего предшественника, широко известного фильма Стэнли Кубрика «2001: Космическая Одиссея».

Фильм описывает тесное сотрудничество между русскими и американскими космонавтами в попытке добраться до Юпитера и исследовать монолит, показанный в первой части фильма. В книге Артура Кларка «2010», написанной за два года до фильма, описывается другая интересная гонка в космосе. Китайский космический корабль пытается перегнать как русских, так и американцев на пути к Юпитеру.

Сегодня, в соответствии с предсказанием Кларка, некоторые говорят, что мы наблюдаем новую космическую гонку в Азии. Доктор Джеймс Клей Мольц (James Clay Moltz) из департамента по вопросам национальной безопасности при Высший морской школе в Монтерее в Калифорнии разработал эту теорию.

«Когда я начал исследовать космические программы Азии, я не был уверен, что это гонка. Но когда я беседовал с людьми в Токио, Пекине и Сеуле, потому что они все говорили о соперниках в других странах, об их достижениях и опасениях в связи с деятельностью своих соперников», — говорит он.

«Во многих государствах Азии мы сегодня наблюдаем увеличение бюджетов космических исследователей на двузначные числа. Более того, мы видим, как такие страны, как Индия и Япония, никогда не имевшие военных космических программ, приходят в эту отрасль, и как минимум две-три страны говорят о разработке противокосмического оружия».

Противокосмическое оружие — это вооружения, размещенные на земле и способные сбивать спутники на орбите. Мольц говорит, что решение Китая в 2007 году сбить один из своих старых неработающих спутников вызвало тревогу. Эта операция создала много космического мусора, и другие азиатские страны решили, что тоже должны получить такие возможности. Напряженность высока также из-за того, что с 2003 года Китай самостоятельно отправляет космонавтов на орбиту — до этого на такое были способны только Россия и США.

Киран Кумар (Kiran Kumar) возглавляет Индийскую организацию космических исследований (ISRO), гражданское космическое агентство Индии. ISRO записала на свой счет большой успех в 2014 году, когда автоматическая станция «Мангальян» успешно вышла на орбиту Марса, опередив Китай в этом вопросе. Правда, Кумар отрицает, что индийская гражданская космическая программа соперничает с кем бы то ни было.

«Мы не очень переживаем по поводу того, что делают Китай, Япония или другие страны, — говорит он. — Наши приоритеты совершенно ясны. Это космическая технология, и мы должны работать, чтобы получить плоды космоса на благо страны».

Одним из примеров служит работа ISRO над созданием космической системы быстрого оповещения о надвигающихся стихийных бедствиях.

Первый японский искусственный спутник Земли «Осуми»


Индия также занимается созданием Региональной навигационной спутниковой системы, которая будет независима от американского GPS, используемого всеми прочими странами мира.

«Это группа из семи спутников, и на первом этапе мы рассчитываем покрыть всю Индию и соседние регионы. Навигационные сигналы позволят нам установить местоположение любого человека или объекта, использующего датчик».

Вместе с тем, Кумар допускает, что новая система будет использована не только в гражданских, но и «в ограниченных целях».

Бретт Биддингтон, со своей стороны, не считает необходимым беспокоиться по поводу активизации космических программ в Азии. По его словам, Китай, Индия, Япония и прочие страны всего лишь следуют путем, проторенным США и Россией.

«Эти страны действуют по-разному. Индия использует дешевые технологии с очень большим успехом. Китай, насколько я могу судить, очень методичен, — говорит он. Мне кажется, что они были очень удивлены столь бурным международным негодованием, когда они сбили свой спутник. Не по причине того, что они его сбили, а из-за того, что они создали огромное количество космического мусора».

«Мне кажется, что так китайцы работали над этим, в условиях отсутствия прозрачности в процессе принятия решений».

Исторически многие военные структуры очень интересовались тактическими преимуществами, которые давали космические возможности. Это требует от нас постоянно следить одним глазом за космосом, на случай, если космические объекты приобретут более зловещие способности.