В последнее время Россия подходит к проблеме «северных территорий» жестко. После встречи министров иностранных дел, которая состоялась в прошлом месяце, Сергей Лавров заявил, что «северные территории» не являются предметом обсуждения. Заместитель Министра иностранных дел РФ Игорь Моргулов выразил следующее мнение: «Мы не ведем консультаций с японской стороной. Проблема была решена 70 лет назад».

При этом стоит тщательно проанализировать, стоит ли воспринимать эти слова в буквальном смысле, и действительно ли Россия не намерена обсуждать территориальную проблему.

В 1993 году Москва и Токио договорились о следующем: мирный договор будет заключен после решения вопроса принадлежности Итурупа, Кунашира, Шикотана и Хабомая. Дело в том, что для России «северные территории» не существуют. Нельзя сказать, что заявление Лаврова не имеет ничего общего с этим договором.

При этом Моргулов высказался в старом советском стиле: «четыре острова стали российскими по результатам Второй мировой войны». Его позиция состоит в том, что поскольку принадлежность определена, в консультациях с Японией необходимости нет.

Тем не менее, то, что Россия опирается на результаты войны, еще не значит, что границы изменить нельзя.

В соответствии с советско-японской декларацией от 1956 года Москва пообещала передать Японии Хабомаи и Шикотан после заключения мирного договора. По закону они являются советскими, однако определенные территории могут быть переданы политическим решением. В таком случае это не противоречит тому, что принадлежность уже определена.

В советский период Кремль отказался от передачи двух островов, однако президент Путин вновь официально признал действие того соглашения, попытавшись решить территориальную проблему таким образом.

Тем не менее, Япония отвергла этот вариант, поскольку настаивала на возврате всех четырех островов. Тогда Россия ужесточила свою позицию: она стала громогласно заявлять о результатах Второй мировой войны и направлять чиновников на «северные территории». При этом Путин ведет себя противоречиво, призывая найти такой способ решения, который удовлетворит обе стороны.

И сейчас Россия не отрицает действительность декларации 1956 года и других соглашений. Нынешняя ситуация такова, что за счет давления и диалога Россия хочет возобновить переговоры о возврате Японии двух островов.

В связи с санкциями, связанными с украинским кризисом, падением цен на нефть и замедлением темпов развития китайской экономики для России возрастает важность Японии, поскольку ей необходимо уйти от международной изоляции, а также развивать Дальний Восток и Сибирь. Россией движет желание прийти к компромиссу по экономическому сотрудничеству, поэтому она расшатывает Японию, действуя то жестко, то мягко.

Перспективы Путина также туманны. Развалилась система, при которой природные ресурсы обеспечивали высокий рейтинг и обогащали народ. В 2018 году подойдет к концу президентский срок Путина. В связи с этим неизвестно, сможет ли он уделять достаточное количество времени политике в отношении Японии. В этом случае японской стороне не стоит суетиться. Нужно трезво оценить положение вещей и действовать по ситуации.