Более 600 тысяч норвежцев прильнули к экранам своих телевизоров в прошлое воскресенье, когда на канале «ТВ 2» состоялась премьера многообещающего сериала «Оккупированные», чтобы позволить запугать себя еще больше российской угрозой. В сериале речь идет о том, что русские похищают норвежского премьер-министра и захватывают страну с тем, чтобы прибрать к рукам норвежские нефтяные миллиарды. «Оккупированные» вышел в тот момент, когда страх перед российской угрозой на Западе достиг своего максимума. Посольство России в Норвегии отреагировало на выход сериала, заявив, что Россия представлена в нем как агрессор. Его сюжет, конечно же, — вымысел, однако восприятие России как врага на Западе вполне реально и появилось не просто так.

Борьба России против ИГ

Россия взяла инициативу в свои руки, показывая, что играет значимую роль на международной арене и ее нельзя удержать в стороне. Эту позицию президент России Владимир Путин озвучил в ходе своего выступления на 70-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, заявив о необходимости противостоять ИГ так же, как во время Второй мировой войны противостояли нацистам. Слова были подкреплены действиями.

30 сентября текущего года Россия начала наносить авиаудары по целям в Сирии, предупредив, что операция продлится от трех до четырех месяцев. Мировое сообщество должно подготовиться к длительному и основательному участию Москвы в войне против ИГ на территории Сирии и Ирака. ИГ представляет угрозу, как я писала в своей книге «Угроза «Исламского государства», в равной степени для всех стран.

У России есть ряд мотивов для вовлечения в военный конфликт в Сирии. Исторически хорошие отношения с сирийскими властями гарантируют обеспечение долгосрочных интересов на Ближнем Востоке и предоставляют доступ к ключевым базам в регионе. Война против джихада является для России целью сама по себе. По информации ФСБ, порядка 2 400 россиян воюют сейчас в рядах ИГ, многие из них из Чечни, где проживает 6 миллионов мусульман. Ситуация в этом российском регионе сейчас спокойная, однако всё же там существует благодатная почва для вербовки террористов.

После присоединения Россией Крыма, последовавшего за этим осуждения со стороны мирового сообщества, дополненного жесткими санкциями, для Владимира Путина особенно важно создать на Западе новый имидж. Если Россия станет страной, которой удалось показать мускулы и ослабить ИГ в военном плане — сделать то, в чем другие страны проявили себя как нерешительные и неготовые на совместные усилия, Путин восстановит свой авторитет, испорченный в последние годы. Российский президент знает, что у него есть время до начала президентских выборов в США в следующем году. Барак Обама не хочет покидать свой пост со свежей кровью американских солдат на руках. Его сейчас больше всего волнует собственная репутация.

Да, у России действительно есть много мотивов. Что же до международной коалиции под предводительством США, она проявила себя как неспособная к каким-либо действиям и не имеющая альтернативных решений для противодействия ИГ. У нее нет никакой стратегии, она состоит из стран с различными целями, сотрудничающими с разными группами внутри сирийской оппозиции, которые наживаются на интересах собственного государства.

Реакция Запада

Решение сирийского конфликта невозможно без сотрудничества с Россией — нравится это нам или нет. Все больше и больше стран начинают это осознавать. Италия и Греция считают сотрудничество с Россией необходимым. В Германии также звучат голоса сторонников подобного курса, однако пока наталкиваются на противостояние со стороны канцлера Ангелы Меркель.

Американцы обвиняют русских в том, что те ведут мир в неправильном направлении, утверждая, что Россия наносит удары по силам оппозиции, не представляющим интерес для Кремля, а не по боевикам ИГ. При этом российская операция раскрыла деятельность самих американцев в Сирии. Мировые СМИ сообщили, что российские военные самолеты якобы нанесли удары по лагерям оппозиционеров, обучавшихся специалистами ЦРУ. Эти солдаты якобы являются частью программы на 500 миллионов долларов, о которой до сих пор никто не знал. Программа нацелена на поддержку групп оппозиции, которые противостоят ИГ, таких как, например, «Свободная сирийская армия». Министр иностранных дел России Сергей Лавров опроверг данную информацию, заявив, что авиаудары наносится только по позициям ИГ и Фронту «Джабхат ан-Нусра», являющемуся отделением «Аль-Каиды» в Сирии.

Появилась надежда на то, что Сирия сможет восстановить отношения между США и Россией, что общий враг — ИГ — сможет объединить две супердержавы. Однако, похоже, что старое восприятие друг друга как врага еще не изжило себя. И, хотя последние сообщения в СМИ свидетельствуют о том, что Москва и Вашингтон ведут диалог о возможности нанесения скоординированных авиаударов по Сирии, информационная война между ними идет в полную силу.

Предвыборная гонка в США


Республиканец Дональд Трамп недавно заявил, что вклад России в борьбу против ИГ достоин самых высоких оценок. Он также раскритиковал американскую политику на Ближнем Востоке и действия, приведшие к хаосу в Ливии и Ираке. «Мы ведем борьбу против режима Б. Асада, ради народа, помогаем простому населению Сирии, но мы не знаем, кем на самом деле является это население. Может, кто-то из них — хуже Башара Асада», — заявил Д. Трамп.

Популист Трамп находится в самом разгаре предвыборной эстафеты. Он знает, какие высказывания пользуются популярностью у избирателей. Дональд Трамп доказал это, сумев за лето стать явным лидером среди республиканских кандидатов, хотя изначально оценивался политическими комментаторами как полный аутсайдер. Вдохновившись примером Трампа, представитель норвежской Партии прогресса Кристиан Тюбринг-Гьедде сделал на прошлой неделе в эфире телеканала «НРК» схожие заявления. Он сказал, что пора уже наконец отойти от риторики времен холодной войны в отношении России и поддержать попытку Путина разбить ИГ.

Парадоксально, что те, кто обычно активнее всего играют на «образе врага», сейчас решили отказаться от этой тактики. Значит, пришло время, чтобы и другие поступили также.