В современном мире сложилась весьма абсурдная ситуация, при которой единственное государство, использующее атомную энергию в преступных целях, решает, как бороться с ядерным оружием. Сионистский режим, который официально признал наличие у него ядерной бомбы и имеет в своем арсенале, по мнению специалистов, как минимум 200 ядерных боеголовок, позиционирует себя жертвой Ирана, где на протяжении 13 лет тщательные международные проверки не обнаружили ни малейшего отклонения от программы мирного развития атома.

Наличие ядерного оружия у любой страны представляет опасность. Если учитывать этот факт на фоне агрессивной сущности апокрифического сионистского режима, совершенных им убийств и расправ над палестинским народом и актов агрессии против соседних государств, то можно представить себе, насколько велика опасность в этом конкретном случае.

Сионистский режим стоит на шестом месте в мире по наращиванию ядерного оружия. Вместе с тем Израиль отличается по некоторым позициям от других стран, которые раньше или позже него получили в свое распоряжение ядерное оружие.
Израиль — это единственное государство, которое за короткое время своего постыдного существования спровоцировало шесть войн со своими соседями и осуществило множество ракетных ударов по Ираку и Сирии. Для сохранения собственного существования этот режим вплотную приблизился к использованию атомной бомбы против арабских стран.

Среди всех ядерных государств Израиль является первой страной, которая тайным образом начала работу над созданием своего ядерного арсенала. Этот режим стал активно продвигать свою ядерную программу, лишив крыши над головой многих палестинцев, разрушив их дома и окончательно оккупировав палестинские земли в 1967 году. Сионисты все так же занимаются строительством собственных поселений на оккупированных территориях и капитулируют только при условии, если в отношениях между всеми арабскими государствами установится прочный мир.

Только этот ядерный режим не признает никаких рамок дозволенного. Прекрасно осознавая то обстоятельство, что он злоупотребляет собственной «неопасностью» в гораздо большей степени, чем какое-либо ядерное или неядерное государство, он подвергает опасности существование других наций.

Теоретики ядерной программы сионистского режима предупреждали о негативных последствиях его слишком большого интереса к ядерному оружию, отмечая, что некоторые противостоящие ему страны тоже будут использовать ядерные и неядерные вооружения, включая средства биологической атаки.

Только этот режим с момента своего появления совершил самое большое количество актов агрессии против соседних государств, нападая на всех, кого можно. Только этот режим принес ядерное оружие на Ближний Восток и до сих пор продолжает монопольно распоряжаться им, защищаясь всеми возможными способами от нападок в свой адрес.

Только этот режим не подписал Договор о нераспространении ядерного оружия, но в отличие от других стран приложил немало усилий для того, чтобы лишить остальных доступа к данному виду вооружения. Это обстоятельство заставило некоторые региональные государства активно развивать собственные ядерные программы.

Зачем сионистский режим создал ядерное оружие? По мнению специалистов, получение Израилем ядерного оружия имело несколько причин.

1. Безопасность

Важнейшим фактором стремления сионистского режима к производству ядерного оружия было отсутствие у его лидеров чувства собственной безопасности. Дело в том, что существование этого апокрифического и незаконного режима было основано на оккупации чужих территорий и агрессии по отношению к оккупированной Палестине, поэтому сионистские лидеры относились с недоверием даже к собственным международным покровителям. Единственным гарантом сохранения своей власти они считали получение разного вида разрушительного смертоносного оружия, включая атомную бомбу.

Несмотря на утверждение израильских властей о том, что наличие атомных снарядов необходимо лишь для сдерживания возможных враждебных действий в свой адрес, необходимо принять во внимание военный потенциал данного вида вооружения. С точки зрения численности населения и размера территории, сионистский режим представляет собой слабое государство. Тем не менее он пытается компенсировать эту свою слабость наличием у него ядерного арсенала. Об этом откровенно заявляли некоторые руководители сионистского режима, в частности бывший министр обороны и министр иностранных дел Израиля Моше Аренс. Так, в одном из своих обращений он подчеркнул: «Судьбу держав, господствующих на Ближнем Востоке, определяет их мощь и оружие, а мнение народов на этот счет не имеет никакого значения».

2. Стратегия и политика


У сионистского режима нет стратегической глубины. Он контролирует узкую прибрежную зону и порядка 80% его экономической инфраструктуры базируется в трех городах: Иерусалиме, Хайфе и Тель-Авиве. Для государства такая ситуация считается стратегической слабостью, ведь даже оккупация территорий других арабских стран не сможет ее компенсировать. Именно по этой причине запуск ракет «Скад» с иракской территории, а также ракет «Хезболлы» и группировок палестинского сопротивления доводит сионистский режим почти до состояния внутреннего хаоса. Признавая свою стратегическую слабость, израильское руководство утверждает, что в состоянии компенсировать его за счет ядерного оружия, которое может использовать в ответ на любую масштабную атаку.

Израильская армия опасается участвовать в продолжительных изматывающих войнах, ведь она уже доказала свою недееспособность в тех военных столкновениях, которые длились более 20 дней. Поэтому она старается в кратчайшие сроки использовать военные достижения в свою пользу и ядерное оружие в этом отношении является весьма важным фактором.

С другой стороны, сионистский режим постоянны стремится представить себя более сильным в военном плане, нежели другие страны региона. Он использует поддержку Америки и Запада и пытается доказать, что ему необходимо ядерное оружие для установления собственного господства над другими государствами Ближнего Востока. Сионистские лидеры убеждены, что доступ к данному виду вооружения в силах покончить с их изоляцией и укрепить позиции Израиля в регионе.

Американские президенты и ядерная программа Израиля


С 1948 года до окончания строительства ядерного арсенала в Димоне в 1963 году ядерная программа сионистского режима развивалась в полной секретности. Степень секретности была столь велика, что в письменном виде даже не фиксировались цели ядерной программы и связанные с ней пояснительные документы. В начале 1961 года премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион с целью получить согласие американского правительства касательно ядерного арсенала в Димоне предпринял попытку провести экстренное совещание с тогдашним президентом США Джоном Кеннеди.

Бен-Гурион был убежден, что время работает против Израиля и поэтому крайне необходимо добиться соглашения с Соединенными Штатами, особенно если учитывать тот факт, что у американского правительства были спорные сведения об арсенале в Димоне. Собираясь организовать встречу Кеннеди с Бен-Гурионом, власти США потребовали от сионистского режима разрешить двум американским физикам-ядерщикам осмотреть ядерный арсенал, но Израиль отказался допустить их в самые секретные отсеки. Кеннеди рассчитывал помочь сионистскому режиму в строительстве этого арсенала, но при этом взять под контроль его возможные ресурсы военного характера.

Спустя чуть более одного года после встречи Кеннеди с Бен-Гурионом в распоряжение американского правительства попала секретная информация о том, что на арсенале в Димоне ведется работа по созданию ядерного оружия. Это сообщение заставило президента отказаться от своей мягкой политики по отношению к ядерной программе сионистов и занять в этом вопросе более жесткую позицию.

Джон Кеннеди — жертва протеста по поводу ядерной программы Израиля


В начале 1963 года Кеннеди, изменив свое отношение к нуклеаризации Израиля, начал оказывать давление на сионистский режим. В первой половине того же года давление США проявилось в самых разных формах. В частности, американский президент приказал своему советнику по национальной безопасности Макджорджу Банди в кратчайшее время и любым возможным способом оптимизировать процесс доступа к информации в отношении ядерных разработок сионистского режима. Крайняя настойчивость Кеннеди в плане осуществления контроля со стороны США за ядерным арсеналом в Димоне при чинимом Бен-Гурионом саботаже убедила лидеров сионистского режима в том, что американский президент намерен приостановить ядерные исследования на данном объекте.

В июне 1963 года Джон Кеннеди отправил израильскому премьеру послание, в котором в ультимативной форме потребовал немедленно допустить на ядерный объект в Димоне американских наблюдателей. Однако адресат подал в отставку еще до того, как сообщение попало ему в руки. Вслед за отставкой Бен-Гуриона было сформировано новое правительство под руководством Леви Эшколя, который при этом сохранил за собой и пост министра обороны Израиля. Судя по тем письмам, которыми обменивались между собой Кеннеди и Эшколь, новый премьер-министр, как и его предшественник, продолжил ядерные исследования в Димоне, препятствуя при этом инспекции объекта со стороны американских экспертов.

В конце концов, упорное желание Кеннеди получить точные сведения о характере ядерных исследований в Димоне обернулось против самого президента. Он продолжал свои упорные попытки в самый напряженный момент, когда реакторы на этом ядерном объекте уже готовились к запуску. Неожиданно 22 ноября 1963 Кеннеди был убит и странные обстоятельства его гибели так и остались для всех тайной.

Как удалось запугать американских президентов


Линдон Джонсон, заместитель Кеннеди, ставший его преемником, прекрасно понял, чего добивались организаторы убийства. По этой причине он начал радушно помогать сионистскому режиму и поддерживать отношения с израильским лобби в самих Соединенных Штатах. С другой стороны, период перехода власти и знакомство Джонсона со своими новыми обязанностями отодвинули на время его вникание в суть ядерной программы сионистского режима. Кроме того, благодаря этому были созданы благоприятные условия для израильского премьер-министра Эшколя и дальше заниматься ядерными исследованиями и обсуждать свои планы в данной области уже с новым президентом США.

На своей первой встрече с Эшколем в Вашингтоне 1 июня 1963 года Джонсон мягко отнесся к ядерной программе сионистского режима и не стал из-за этого придираться к своему гостю. 10 марта 1965 года США и Израиль подписали меморандум о взаимопонимании и обязались сохранять его содержание в полном секрете. В этом документе были прописаны принципы американо-израильских отношений, обязательства США в плане поддержания безопасности сионистского режима и, что самое главное, соглашение по поводу его ядерной программы. Согласно меморандуму, сионистский режим обязался не становиться первым государством Ближнего Востока, у которого появится ядерное оружие.

В 1965 году, спустя два года после усовершенствования арсенала в Димоне, Эшколь признался своим близким: «В ядерной сфере мы должны учитывать три важных момента. Во-первых, атомная бомба должна на складе готовой к использованию. Во-вторых, входящие в нее элементы должны быть в наличии и подходить друг к другу. В-третьих, развитие ядерной программы в научной сфере должно быть продолжено, чтобы стать сферой для принятия решений в будущем». Из рассекреченных документов стало известно, что когда сионистский режим оказался на грани поражения в июньской войне 1967 года, он подготовил две недавно созданные ядерные бомбы, чтобы в случае неудачи использовать их в качестве последнего средства.

После победы в этой войне и укрепления собственных позиций в регионе и во всем мире сионистский режим в начале 1968 года расширил арсенал в Димоне для создания ядерного оружия и в том же году изготовил от четырех до пяти бомб.

20 января 1969 года вместо Джонсона президентом США стал Ричард Никсон, назначивший на должность своего советника по национальной безопасности Генри Киссинджера. Через два месяца после этого Эшколь уступил свое премьерское кресло Голде Меир. В середине того же года Киссинджер, обладавший большим влиянием, представил президенту вышеупомянутый меморандум и пояснил, почему прежнее правительство поддерживало ядерную программу сионистского режима.

25-26 сентября 1969 года на встрече Ричарда Никсона с Голдой Меир обе стороны подробно обсудили ядерную программу сионистского режима. Поясняя причины развития этой программы, Меир заявила, что Израиль действительно располагает ядерной бомбой. Премьер-министр также аргументировала отказ своей страны от подписания Договора о нераспространении ядерного оружия.

Результатом этого совещания стало заключение устного и совершенно секретного соглашения. Таким образом, Никсон дал обещание сократить давление на сионистский режим, чтобы все-таки стимулировать его к подписанию Договора о нераспространении. Американский президент также обязался прекратить поверхностную инспекцию американских специалистов на ядерном объекте в Димоне. Израиль, в свою очередь, обещал, что будет молчать о получении ядерного оружия и не проводить испытания в этой области.

Сионистский режим всегда был обеспокоен тем, что после Никсона американские президенты начнут игнорировать его соглашение с Меир, особенно принимая во внимание тот факт, что оно не имело для США законодательной базы. Кроме того, многие американские лидеры впоследствии выступали с идеями о нераспространении ядреного оружия в мире, что в принципе могло в очередной раз поставить на повестку дня вопрос о ядерной программе Израиля. В связи с этим курс премьер-министров сионистского режима всегда был направлен на то, чтобы склонять очередного президента США к признанию действительности данного соглашения и за счет этого продолжать свою секретную ядерную программу.

Узи Арад, бывший глава Совета национальной безопасности Израиля и советник Биньямина Нетаньяху, в одном из своих выступлений перед прессой рассказал о том, что израильские лидеры напоминали о данном соглашении всем президентам США, начиная с Джеральда Форда и заканчивая ныне действующим Баракой Обамой.

По словам Арада, когда Джимми Картер, занявший пост президента после Джеральда Форда, назначил своим советником по национальной безопасности Збигнева Бжезинского, израильтяне начали сомневаться в том, что упомянутое соглашение останется в тайне. На самом деле эти сомнения были безосновательны и вплоть до президентства Рональда Рейгана никаких трудностей в этом плане не возникало. После прихода к власти Джорджа Буша-старшего, выступавшего за ядерное разоружение на Ближнем Востоке, израильскому руководство вновь пришлось туго.

В целях противостояния политике нового американского президента сионистский режим организовал министерское совещание под председательством генерала Давида Иври, на котором приняли участие некоторые высокопоставленные представители разведывательных органов. В результате непродолжительного обсуждения участники заседания решили проигнорировать требования Буша-старшего. Тем не менее проблема сохранялась, потому как соглашение было устное. На конференции в Вай Плантейшн, состоявшейся в октябре 1998 года, израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху встретился с Биллом Клинтоном и использовал в своих интересах соглашение, которое было подписано с палестинцами. Он вынудил американцев представить письменный документ в поддержку силы сдерживания сионистского режима и, пренебрегая принципом нераспространения ядерного оружия на Ближнем Востоке, никак не препятствовать ядерной программе Израиля.

Понятно, что «силой сдерживания Израиля» как раз и было его ядерное оружие. После избрания президентом Джорджа Буша-младшего израильтяне уже ничего не опасались, однако когда в 2008 году его сменил Барак Обама беспокойство на этот счет опять возросло, потому что новый американский лидер вновь начал говорить о денуклеаризации. Начиная с мая 2009 года, то есть в самом начале президентского срока Обамы, установились его контакты с Биньямином Нетаньяху. В результате переговоров, продолжавшихся несколько месяцев, в 2010 году американский президент подписал документ, согласно которому Соединенные Штаты обязались не предпринимать никаких мер против силы сдерживания сионистского режима.

15 января 2014 года британская газета Guardian, со ссылкой на автора двух книг об израильской ядерной бомбе Авнера Коэна (Avner Cohen), написала, что Америка продолжает свою политику молчания. Сам Кохен прокомментировал эту ситуацию следующим образом: «На политическом уровне никто в Америке не желает касаться этого вопроса, чтобы не открывать „ящика Пандоры“. Данная проблема по разным причинам станет тяжелым бременем для Соединенных Штатов. Многие американцы, начиная с простых граждан, проживающих в Вашингтоне, и заканчивая президентом США Бараком Обамой, опасаются негативных последствий обращения к этой проблеме для реализации соглашений, подписанных между США и Израилем, и поэтому предпочитают вовсе не вспоминать о ней».

Помимо прочего, Обама обязался держать в тайне тот факт, что сионистский режим продолжает нарушать Договор о нераспространении ядерного оружия, поэтому до сих пор все разговоры о наличии у Израиля ядерного оружия он называет преждевременными. По американским законам еще с шестидесятых годов, правительству США запрещено оказывать какую-либо помощь тем государствам, которые занимаются производством ядерного оружия, однако фактически режим, оккупировавший Иерусалим, продолжает получать эту помощь — и при том в большом размере.