Во вторник вечером состоялись первые дебаты между пятеркой демократов, претендующих на президентский пост. Зрелище получилось весьма ярким, несмотря на отсутствие Дональда Трампа. Я смотрел все, до последней секунды (в конце концов, мне за это платят), и сделал некоторые заметки о лучших и худших моментах.

Победители

Хиллари Клинтон. Это была лучшая на данный момент пара часов в ее президентской кампании. Клинтон выступала уверенно, вела себя непринужденно и излучала добродушие. С самого начала она действовала агрессивно и яростно нападала на Сандерса за его позицию по вопросу оружия. (Он был ошеломлен такой прямой атакой.) Клинтон также получила некоторую помощь от Сандерса — прежде всего, в связи со скандалом из-за ее почтового сервера. Сандерс сказал, что ему этот вопрос неинтересен, что избирателям он тоже неинтересен, и что говорить об этом не хочет никто. Ничего лучше не могла придумать даже сама Клинтон. А когда Линкольн Чейфи попытался вернуться к этой теме, Хиллари заработала дополнительные очки, коротко ответив «нет» на его вопрос о том, не желает ли она дать ответ на его комментарии.

Она также очень изящно превратила по меньшей мере три вопроса в широкомасштабную атаку на республиканцев, по сути дела сыграв роль объединяющей силы своей партии и заслужив в процессе бурные аплодисменты. Не все в ее выступлении было идеально. Слова Клинтон «Я представляла Уолл-Стрит» наверняка будут использованы против нее в ходе гонки. То, что, рассказывая об отличиях своего президентства от президентства Обамы, она не смогла привести в качестве примера ничего, кроме разницы полов, тоже было нехорошо. И тем не менее, Клинтон в качестве участницы дебатов была на голову выше всех остальных. К ней даже близко никто не сумел подобраться.

Берни Сандерс. Если вы демократ и желаете в ходе дебатов побольше узнать о социалисте из Вермонта, то он вам должен был во многом понравиться. Сандерс искренне верит в либеральные идеи, и, когда наблюдаешь за ним, его пыл можно ощутить вполне реально. Его заявление в адрес Клинтон «Я не хочу больше ничего слышать о вашей чертовой электронной почте» наверняка сорвало наибольшее количество аплодисментов за тот вечер, и в предстоящие сутки-двое его прокрутят примерно миллиард раз. Если оценивать его речь с точки зрения чистого интереса, с которым ее можно было слушать, — а дело в том, что он говорил именно о том, что было нужно и интересно слушателям, нет сомнений, что это был хороший вечер для Сандерса.

В то же время Сандерс показал, что он — в некотором роде ограниченный кандидат. Он совершенно потерялся, когда речь зашла о внешней политике — даже когда ведущий Андерсон Купер (Anderson Cooper) подкинул ему вопрос о России и о Владимире Путине. Сандерс великолепен, когда говорит об экономическом неравенстве и климатических изменениях. Но когда он ведет речь обо всем остальном, то выглядит середняком.

Барак Обама. Мало того, что он получил шанс обратиться к зрителям (по видео!) в начале дебатов. Ни один из пяти кандидатов даже не попытался дистанцироваться от Обамы — абсолютно. Клинтон, за которой пристально следили, пытаясь понять, где и как она обозначит дистанцию между собой и своим бывшим начальником, в ходе дебатов практически ничего не сделала в этом отношении. Когда Хиллари спросили, не станет ли ее президентство третьим сроком Обамы, она пообещала во многом продолжать его политику.

Дания. Датчан постоянно упоминали в первые 30 минут дебатов. Завидуйте, Норвегия и Швеция!

Дебаты пяти кандидатов. Когда речь идет о кандидатах на сцене для дебатов, лучше меньше да лучше. Те пятеро, что во вторник вечером оказались на сцене, имели возможность изложить свое видение страны и отстоять свои позиции по имеющимся между ними разногласиям. А теперь сравните это с сентябрьскими дебатами республиканцев, на которых на сцене оказалось 11 человек. Они устроили настоящий хаос. Будь вы республиканцем, не заинтересованным ни в одном из нынешних кандидатов, вы бы мечтали о том, чтобы их как можно быстрее стало меньше.

Проигравшие

Мартин О’Мэлли. Бывшему губернатору Мэриленда нужен был момент в ходе этих дебатов, чтобы выбраться из одного процента. Такого момента он не получил. Как это ни странно, О’Мэлли больше всех прочих участников дебатов походил на политика, хотя он — единственный, кто ни разу не работал на Капитолийском холме. В первый час дебатов он был слишком малозаметен. Казалось, что он не намерен атаковать Клинтон, хотя раньше заявлял, что президентская власть — это не корона, которую передают друг другу две семьи. Выступление О’Мэлли получилось скучным и неинтересным, хотя как раз ему надо было показать гораздо больше.

Джо Байден. Если вице-президент надеялся в ходе гонки дистанцироваться от Клинтон, то во вторник у него это не получилось. Я думаю, будет логично спросить, не упустил ли Байден свой момент для нанесения удара, когда у Клинтон были наиболее слабые позиции.

Линкольн Чейфи. Священная корова. Я не возлагал особых надежд на бывшего губернатора Род-Айленда в ходе дебатов, но он умудрился выступить хуже даже этих ожиданий. То, как он объяснил свою поддержку закона Гласса-Стиголла во время голосования («это было прямо в тот момент, когда я пришел в сенат» и «каждый допускает ошибки»), было одним из худших ответов во время дебатов. То, как Чейфи объяснил свое голосование за закон о борьбе с терроризмом в США (по сути дела за него голосовали все), было бы ужасно, если бы он к этому моменту уже не напортачил с ответом на вопрос о законе Гласса-Стиголла. Да, его выступление было откровенно слабым.