На Ближнем Востоке появился новый игрок, пополнивший длинный список участников сирийского кровопролития — Владимир Путин. В состоянии ли новый игрок переломить ход войны? Может ли он вернуть Асаду полный контроль над Сирией и тем самым положить конец кровопролитию? Владимир Путин использует разнообразные средства: ракеты, самолеты, вертолеты, боевые корабли, но достаточно ли всего этого? Не потребуется ли перебрасывать сухопутные войска для завершения работы? Готов ли к этому российский президент? Вероятно, это станет понятно в течение нескольких недель. На данный момент ясно одно — Владимир Путин намерен оставить свой отпечаток на войне, которая пока кажется бесконечной.

Возможно, он хочет отвлечь внимание от своих проблем на Украине, а, может быть, Владимир Путин желает доказать, что под его руководством Россия стала такой же сверхдержавой, какой был СССР. Официально объявленная цель российского вмешательства — восстановление контроля Башара Асада над Сирией. Возможно, он и преуспеет в этом, действуя в сотрудничестве с Ираном. Если вспомнить о сотнях тысяч убитых сирийцев и о миллионах беженцев, рвущихся в Европу, то можно прийти к выводу, что любой исход будет лучше, чем текущее положение. Даже диктаторский режим Асада. В этом моральная дилемма.

А что Ирак? Не было ли положение иракского народа лучше под властью Саддама Хусейна, несмотря на его многочисленные преступления — применение отравляющих газов против курдского населения, вторжение в Кувейт, ракетные обстрелы Израиля? Трудно сказать, поскольку тех пор, как США свергли режим Хусейна, в Ираке практически ежедневно льется кровь. Неужели нет альтернативы абсолютной диктатуре в обществах, не имеющих демократических традиций, и потому неспособных создать представительские институты, получающие поддержку большинства граждан?

Эти вопросы актуальны и для отношений между Израилем и его соседями. Израиль в свое время подписал мирные соглашения с двумя соседними странами, Иорданией и Египтом, и в обеих существуют недемократические режимы. Возможно, само будущее сохранения мирных договоров зависит от продолжения существования этих режимов. Израиль был близок также к подписанию мирного договора с Хафезом Асадом, отцом Башара. С учетом происходящего сегодня, вряд ли мирный договор, даже если бы его удалось подписать, пережил этот хаос.

Преимущество диктаторов в том, что они представляют собой конкретных адресатов. С ними можно вести переговоры, им можно угрожать, с ними можно подписывать договоры о мире. Сменяющая их анархия не отличается такими характеристиками. И раз так, не лучше ли для Израиля, чтобы Путин преуспел в своем деле и восстановил контроль Асада над всей Сирией? Не станет ли от этого лучше и всем сирийцам? Перед Израилем, как и перед другими демократическими государствами, стоят подобные моральные дилеммы.

Арабские граждане Израиля, пользующиеся преимуществами жизни в условиях демократического общества и власти закона, тоже должны задаваться такими вопросами. Посмотрите на нечестивый союз коммунистов и исламистов, марширующих по Назарету под палестинскими флагами. Им плевать на убийство невинных людей в Сирии, они предпочитают поддерживать убийц с ножами под лживым предлогом в виде несуществующей опасности разрушения мечети Аль-Акса. Эту ложь распространяет Северное крыло Исламского движения. Поддержка терроризма причиняет намного больше ущерба палестинцам, чем Израилю, и отравляет отношения между еврейскими и арабскими израильскими гражданами. Если они считают, что террор приблизит создание палестинского государства, то они горько ошибаются. Махмуд Аббас это уже понял это на своем опыте.