Две недели боевых действий России против ИГИЛ, которая перенесла свои оборонительные рубежи с Закавказья и Черного моря до берегов Сирии и Каспийского моря, оказались более эффективными, чем бессмысленные и показные бомбардировки, совершенные авиацией коалиции во главе с США, в которую входят 62 (!) страны. Военная операция РФ вскрыла двойную игру Вашингтона на Среднем Востоке, истинная цель которой, с моей точки зрения, заключается в дестабилизации и последующем уничтожении изнутри России, Индии и Китая с помощью так называемой демографической «исламской карты», о чем говорил еще Бжезинский, продолжателя геополитической линии Хэлфорда Джона Маккиндера.

Получается, что вновь созданная коалиция 4+1 (Иран, Ирак, сирийские алавиты, «Хезболла» плюс Россия) намного эффективнее, чем коалиция анти-ИГИЛ, в которую входя 62 страны! Вот это дела!

Российская военная операция в Сирии длится всего две недели, а в ее активе уже два важных результата: 1. Укрепление российского военного присутствия в Латакии и на военно-морской базе в Тартусе, которое привело к изменению расстановки сил на Среднем Востоке; 2. Ошеломляющий пуск 26 крылатых ракет «Калибр» из акватории Каспийского моря, что вынудило последний американский авианосец Roosevelt в Персидском заливе покинуть его на следующий день. По мнению китайских экспертов, это недвусмысленный сигнал Москвы Вашингтону.

Ярослав Трофимов, сотрудник Wall Street Journal, указывает, что особая роль США на Среднем Востоке, которые в течение десятилетий обеспечивали своим союзникам поддержку и защиту, похоже, сходит на нет.

Он приводит слова профессионального дипломата Райана Крокера (Ryan Crocker), бывшего посла США в Ираке, Сирии, Ливане, Пакистане и Афганистане, считающего, что влияние и престиж США в регионе находятся на самом низком уровне после Второй мировой войны.

Крокер, в настоящее время декан факультета государственного управления Техасского университета, говорит, что США теперь ушли, а их место заняли иранские шииты, ИГИЛ и русские.

Ярослав Трофимов отмечает, что вакуум, образовавшийся после ухода США, сейчас заполняют те самые силы, которые Вашингтон пытался сдержать. По его мнению, США все еще сохраняют значительное военное присутствие на Среднем Востоке, где размещены 45 тысяч их военнослужащих. Кроме того, США поддерживают тесные связи со спецслужбами дружественных стран от Пакистана до Марокко. И даже после ухода американцев из Ирака и Афганистана их военная мощь в регионе несравнимо больше, чем у русских в Сирии, которые располагают в этой стране всего дюжиной самолетов и тысячей военнослужащих.

И все же, по мнению Трофимова, способность Вашингтона влиять на положение дел в регионе ослаблена в силу того, что, не желая рисковать, он сосредоточил свои внешнеполитические усилия на Азии (читай, на сдерживании Китая) и не желает более играть свою традиционную главенствующую роль на Среднем Востоке.

Именно так и происходит, поскольку главным врагом США сейчас является Китай, а не Россия, с которой он все еще надеется договориться.

Во время своего недавнего интервью Генри Киссинджер заявил, что американо-китайские договоренности 70-х годов вытолкнули СССР со Среднего Востока.

Можно ли утверждать, что по прошествии 40 лет новое стратегическое партнерство России и Китая вытолкнет США со Среднего Востока?

Трофимов считает, что ощущение того, что США стремятся избежать рисков на Среднем Востоке, стало усиливаться после того, как их традиционные союзники — прежде всего, Израиль и монархии Персидского залива — стали чувствовать себя брошенными на произвол судьбы после ядерной сделки Обамы с Ираном.

Начиная с 2001 года, США потратили 1,6 триллиона долларов и потеряли в этом регионе почти семь тысяч военнослужащих, считает Джереми Шапиро (Jeremy Shapiro), сотрудник Брукингского института, в прошлом работавший в Госдепартаменте. По его мнению, американская политика в Ираке не дала результатов и лишь усугубила положение дел. Таким образом, снижая свою активность на Среднем Востоке, администрация Обамы признает уменьшение мощи США в этом постоянно неспокойном районе мира.

Трофимов говорит о том, что после 2001 года на территории США не было совершено крупных терактов, цен на нефть снизились, миллионы беженцев из Сирии и Ирака устремились в Европу, которая находится далеко от США, в то время как сланцевая революция в США уже не зависит от ближневосточной нефти. И в это самое время Обама заявляет, что войны между Россией и США не будет, поскольку речь не идет о соревновании сверхдержав за шахматной доской.

Трофимов приводит слова Камиля Грана (Camille Grand), президента Фонда стратегических исследований: Путина стремится создать некое подобие кондоминиума с США, что контролировать положение на Среднем Востоке, и до настоящего времени у него это получается.

Алистер Крук (Alastair Crooke), бывший сотрудник британский дипломат и сотрудник разведслужбы MI6, в настоящее время выступающий в качестве аналитика, прекрасно знающего работу НАТО, рассматривает военную операцию РФ в Сирии как возможный пролог к чему-то более серьезному, а именно, к превращению ШОС в военный блок. И действия вновь созданной коалиции 4+1 (Иран, Ирак, сирийские алавиты, «Хезболла» плюс Россия) могут оказаться первым шагом в этом направлении.

Более того: главной задачей ШОС как раз является срыв попыток смены режимов с помощью НАТО. В силу этого ряд западных столиц изо всех сил старается создать впечатление о военном провале коалиции 4+1 с тем, чтобы ее успешные действия не стали заразительным примером для стран не западного мира.

По моему мнению, российская военная операция в Сирии, в ходе которой были нанесены ракетные удары с кораблей Каспийской флотилии, а также возможное превращение ШОС в военный блок, не оставят камня на камне от геополитической теории Джона Маккиндера и его современных западных последователей вроде Бжезинского.