Сегодня сайт Intercept опубликовал впечатляющую серию из восьми материалов о применении США беспилотников. Часть информации основана на «секретных презентациях, демонстрирующих, как были устроены американские операции по захвату и уничтожению… в период с 2011 года по 2013 год». Основатель Intercept Джереми Скейхилл (Jeremy Scahill) сообщает, что «презентации были получены от источника в разведывательном сообществе». (Признаюсь: я говорил с двумя сотрудниками Intercept об этих документах еще в середине июля и даже цитировал в своих статьях один из них.)

Intercept замечательно поработал. Его материалы внятно изложены, хорошо вводят в контекст, содержат много иллюстраций и графиков и массу новой информации. Возможно, они пробудят у читателей интерес к тому, как американский аппарат национальной безопасности видел противодействие терроризму после 11 сентября. Стоит отметить, что перед нами не «бомба», а результат более чем десяти лет репортерской и аналитической работы, лишь дополненный новыми откровениями о вещах, ставших для наших спецслужб обычной рутиной.

Уникальность «Материалов о беспилотниках» заключается в том, что до сих пор публика не могла в таких подробностях ознакомиться с засекреченными документами по операциям захвата и уничтожения. При всей ценности предыдущих журналистских работ, основанных на сходных источниках — например, на опубликованной в феврале 2013 года корреспондентом NBC по имени Майкл Исикофф (Michael Isikoff) записке Министерства юстиции, которая подводила под операции против американских граждан юридическую основу, на «секретных докладах американской разведки», на которые ссылался Джонатан Лэнди (Jonathan Landay) из компании McClatchy в апреле 2013 года, и на документах ЦРУ, которые Ричард Энгел (Richard Engel) и Роберт Уиндрем (Robert Windrem) коротко продемонстрировали в эфире NBC News в июне 2013 года, — до сих пор сами источники лишь изредка полностью оказывались в распоряжении для публики. Напротив, в данном случае они вполне доступны и в них легко искать информацию. Intercept лишь кое-что отредактировал в слайдах про Афганистан. По словам журналиста Райан Деверо (Ryan Devereaux) это было сделано для защиты упомянутых в ней людей, которые не считаются гарантировано мертвыми и не входят в число широко известных и разыскиваемых боевиков».

Как минимум, данные Intercept подтверждают то, что мы знали, предположительно знали или только подозревали об использовании беспилотников. Скажем, эти удары, действительно, как и говорил в 2012 году президент Обама, не наносятся «по решению какой-то кучки людей, которые сидят в каком-то кабинете». Существует четкая цепочка командования, представленная на слайде под заголовком «Шаг 1: от определения цели до согласования операции». Также очевидно, что администрация Обамы явно предпочитает убивать подозреваемых в терроризме, а не захватывать их – сколько бы она ни утверждала обратное. Столь же очевидно, что у военных и разведки нет тех разведывательных и наблюдательных платформ, о необходимости которых они столько говорят.

Наконец, документы дают понять, что военным постоянные удары с беспилотников кажутся бессмысленными. Они определенно предпочитают подход под названием F3EAD — «найти, выявить, отработать, получить информацию, проанализировать и доложить», который позволяет командованию постоянно повышать осведомленность об оперативной обстановке с помощью захватов и допросов предполагаемых боевиков и террористов. Как объясняется в одном секретном исследовании, «операции по уничтожению сильно ограничивают объем информации, поступающей от задержанных, и количество захваченных материалов». Один военный, с которым я говорил в 2012 году о том, что убийства с помощью беспилотников стали нормой, заявил мне: «Это как прихлопывать мух. Можно сколько угодно так делать и ничего не почувствовать. Как часто мы задумываемся, перед тем, как прихлопнуть муху?»

Однако помимо этого в статьях есть немало новых сведений, которые будут интересны как тем, кто следит за политикой США в области противодействия терроризму, так и просто сознательным гражданам. Во-первых, оказывается, в июне 2012 года Обама разрешил в течение 60 дней уничтожить 16 человек в Йемене (операция Copper Dune) и четырех человек в Сомали (операция Jupiter Garret). Однако, по данным Бюро журналистских расследований, в Йемене и Сомали за это время были уничтожены 19% предполагаемых боевиков и террористов. Это заставляет задуматься о том, сколько ударов было нанесено в рамках тайных операций, согласно 50-му разделу Кодекса США (т. е. осуществлялось ЦРУ), и о том, сколько людей было убито непреднамеренно, как 16-летний гражданин США Абдурахман аль-Авлаки (Abdulrahman al-Awlaki).

Во-вторых, теперь мы знаем, что кампания по устранению ряда целей высокой значимости под названием операция Haymaker, длившаяся пять месяцев и завершившаяся в феврале 2013 года, привела всего к 35 «джекпотам» (термин, обозначающий нейтрализацию обозначенной цели). При этом более 200 человек были обозначены как «погибшие в бою враги». Это означает, что непреднамеренное убийство «мужчин боеспособного возраста» вместо устранения конкретного человека в ходе так называемых «адресных ликвидаций» было в Афганистане обычным делом. Согласно докладу ООН, в 2013 году были убиты «от 10 тысяч до 12 тысяч талибов». Сейчас «Талибан» только усиливается, и это заставляет предположить, что, даже если во время попыток обезглавить движение с помощью беспилотников США убили множество предполагаемых боевиков, погибшим быстро нашлась замена.

В-третьих, «Материалы о беспилотниках» рассказывают историю Билала аль-Берджави (Bilal el-Berjawi) — британского и ливанского гражданина, выросшего в Британии. Он был предположительно связан с восточноафриканскими ответвлениями «Аль-Каиды». Это заставило Британию лишить его гражданства, а Соединенные Штаты поместить его в «список на ликвидацию». Известно, что в январе 2012 года он был убит в Сомали под Могадишо ракетой, попавшей в его машину. Однако Intercept сообщает, что Соединенные Штаты следили за ним до этого не меньше пяти лет, что он был объектом тайной спецоперации и что убить его помогла информация, полученная с его сотового телефона.

Однако самое впечатляющее и важное в «Материалах о беспилотниках», это не сами новые сведения, а их анализ. Я читал, вероятно, все ключевые публикации о контртеррористических операциях США за последний десяток лет, и меня часто разочаровывал тот факт, что журналисты обычно закрывают глаза на контекст, на историю вопроса и на важные находки коллег. Зачастую «эксклюзив» и «сенсация» — это именно результат неучтенного контекста. Его могут не учитывать неосознанно, по незнанию или просто ради экономии места на печатной полосе, однако читателей это в любом случае сбивает с толку. К счастью Intercept потратил время и силы на то, чтобы обрисовать контекст и дать ссылки на все актуальные журналистские и даже научные работы. Этому примеру стоило бы следовать всем журналистам, занимающимся проблемами национальной безопасности.

Америка впервые нанесла удар с беспилотника в зоне боевых действий 7 октября 2001 года в Афганистане, а за пределами официальной зоны боевых действий 3 ноября 2002 года в Йемене. Несмотря на то, что мы уже привыкли к непрекращающейся войне с терроризмом, мы по-прежнему на удивление мало знаем о том, что делают в других странах американские военные и разведки. Как я уже отмечал, нам хоть что-то известно о контртеррористических операциях последних 14 лет только благодаря нашим журналистам и их источникам в американских госведомствах и в союзных странах. Администрации Буша и Обамы старательно скрывали от публики все, что можно, описывали операции крайне избирательно и отказывались отвечать на уточняющие вопросы даже в тех случаях, когда риторика явно не соответствовала практике. Если бы журналисты были менее агрессивными, американские граждане не знали бы совсем ничего.

Статьи заставляют усомниться в том, что правительство говорит об ударах с беспилотников. В принципе, это должно было бы стать поводом для давно назревших подробных слушаний в соответствующих комитетах Конгресса, а также для подробного и тщательного расследования политики адресной ликвидации, аналогичного тому, итогом которого стал доклад Специального комитета Сената по разведке о программам по выдаче и допросу.

К несчастью мои последние беседы с официальными лицами, связанными с программой ликвидаций, вновь продемонстрировали, что они не только устали обсуждать эту тему, но и просто не верят в возможность серьезного расследования и реформ. В апреле, когда Обама объявил об убийстве трех американских граждан и одного итальянского гражданина с беспилотников, сенаторы Ричард Берр (Richard Burr) и Дайэнн Файнстайн (Dianne Feinstein) — председатель и сопредседатель Специального комитета — заявили, что политикой ликвидаций пора вплотную заняться. Однако комитет так ее и не рассмотрел. Разумеется, источники, близкие к Белому дому, по-прежнему уверяют, что контртеррористическая политика была реформирована в мае 2013 года. На деле, никакой реформы не было.

Таким образом, какими бы значимыми и впечатляющими ни были «Материалы о беспилотниках», я, к сожалению, уверен, что ни сбалансированный анализ, ни разоблачения, не заставят Вашингтон заняться расследованиями. При этом президенте и этом составе Конгресса ничего подобного можно не ожидать.