В последнее время я обнаружил некоторое сходство между двумя моими такими разными отечествами. Неудивительно, что Россия не отличается терпимостью к иммигрантам. Но вот то, что Британия не так уж сильно от нее отстала, показалось мне неожиданным. Сходство далеко не полное (Британии до России еще далеко), но факт остается фактом: обе страны, видимо, заражены одним и тем же вирусом, хоть болезнь и протекает по-разному. Что странно, вообще-то, ведь традиционно Британия веками считалась местом прибежища для гонимых, но теперь эта репутация, похоже, больше не подтверждается.

Я-то, в конце концов, и сам почти эмигрант, и не могу, наверно, быть объективным. Но такое положение вызывает шок и у многих коренных жителей, особенно в связи с сирийскими событиями. Триста отставных юристов, судей, адвокатов и прокуроров, занимавших в недавнем прошлом очень крупные посты в британской юстиции (в их числе четыре бывших члена Верховного суда), подписали коллективное письмо, в котором пристыдили свое правительство, решившее предоставить убежище лишь 20 тысячам сирийских беженцев, да и то — на протяжении пяти лет. Получается, по четыре тысячи человек в год. И это в момент, когда Германия и другие страны принимают многие сотни тысяч, когда миллионы бежавших от войны и разрухи, устроенной Башаром Асадом, влачат нечеловеческое существование в лагерях вдоль границ своей страны. «Меры правительства совершенно неадекватны», — заявили юристы.

И что тут началось! На юристов обрушился поток не только резкой критики, но и прямых оскорблений. Причем не только в соцсетях, но и на страницах многих газет. «Не суйте нос в дела, которые вас не касаются» — это один из самых вежливых заголовков. Критики переходят на личности, указывая, что все подписавшие материально благополучны, «живут в домах о шести спальнях» и так далее, поэтому, дескать, им легко благодушничать, в то время как по жизненным интересам малообеспеченных слоев наносится «страшный удар». В частности, у местных жителей отбирают рабочие места.

Правда, официальные данные не подтверждают этого тезиса: исследователи из государственных ведомств не смогли обнаружить сколько-нибудь ощутимого эффекта. Да и невооруженным глазом видно: в Британии (даже со всеми вновь приехавшими) по-прежнему не хватает медсестер, санитаров, шоферов, уборщиков и так далее, даже врачей по некоторым специальностям.

Авторы гневных инвектив зачастую ничуть не менее состоятельны, но апеллируют именно к несчастной бедноте, которая якобы страдает больше всех от «понаехавших», ставка делается на не слишком большую грамотность и иррациональные страхи тех, кто застрял у подножья социальной пирамиды. И в этом опять же видно некоторое сходство с российской ситуацией.

Но есть и глубокое, коренное различие. В России у тех, кто опирается на неискушенное большинство, — монополия на власть и на информацию. В Британии же, слава Богу, — свобода, и у власти люди, с которыми можно вести диалог, с которыми можно не соглашаться, которых можно критиковать, не опасаясь, что тебя застрелят средь бела дня напротив резиденции премьера.

Вот выступила на конференции правящей партии тори Тереза Мэй — министр внутренних дел, между прочим. Заняла примерно ту же позицию: иммиграция представляет собой опасность для британского общества, никакой экономической пользы от иммигрантов нет.

Реакция со всех сторон вышла бурной. Одни ликовали, другие протестовали. Причем не так легко понять, по какой линии проходит водораздел. Ожидаемо, что левые газеты — «Гардиан» и «Индепендент» — критически отнеслись к речи министра. Или что бульварные издания ее поддержали. Но в правой «Дейли телеграф» нашлось место для колонки Джеймса Киркапа, обвинившего министра в искажении фактов и потакании ксенофобскому невежеству. Вот как он, сардонически, суммировал смысл речи министра: «Не обращайте внимания на факты. Просто злитесь на иностранцев и сделайте меня лидером Консервативной партии». Причем Киркап — не какой-нибудь приглашенный колумнист, а один из руководителей, исполнительных редакторов газеты. Правда, колонка вызвала гневное возмущение читателей и поток ругани в адрес автора.

Но ту же мысль выразил в неожиданно резкой форме глава весьма респектабельного Института директоров, представляющего интересы работодателей, Саймон Уолкер. Он сердито объявил слова министра «безответственной риторикой» и «чепухой». «Иммигранты не воруют рабочих мест. Они помогают заполнить жизненно важные вакансии, они создают дополнительный спрос и дополнительные рабочие места», — сказал он.

Газета «Гардиан» сообщает, что речь Терезы Мэй вызвала также обеспокоенность в англиканской церкви. 86 епископов еще в сентябре призвали правительство увеличить объем помощи беженцам. Не получив своевременного ответа, теперь придали свой призыв гласности. «Мы считаем, что должны быть верны традиции великодушия и предоставления убежища, и в духе этой традиции мы вполне могли бы размещать в нашей стране как минимум 10 тысяч человек в год... и вплоть до 50 тысяч за пятилетний период», — говорится в письме. Епископы обещали, что церковь будет активно участвовать в практической организации помощи и сборе средств.

Праволиберальный журнал «Экономист» опубликовал статистику, показывающую, что вклад иммигрантов в общественную копилку превышает расходы на них. В отличие, кстати, от местных жителей, которые забирают больше, чем вносят. Так кто же кого субсидирует?

Любопытно, что британцы, реально сталкивающиеся в повседневной жизни с иммигрантами, куда терпимее тех, кто черпает свои оценки из бульварных газет, а страхи — из телевизионных картинок. Самых больших успехов антииммигрантская партия UKIP добивается в районах, где никаких иностранцев и не видели. У страха ведь глаза велики. Разделительные черты — классовая принадлежность, уровень образования, возраст.

54 процента лиц, принадлежащих к среднему классу, готовы приветствовать рост численности легальных иммигрантов (в разумных пределах). В то время как среди рабочих на столь либеральных позициях стоят лишь 24 процента, а большинство готово будет скорее согласиться с Терезой Мэй. Молодое поколение британцев, от 18 до 34 лет, — скорее на стороне юристов и прочих либералов.

Но, в общем и целом, явное большинство исконных жителей Альбиона считает любую иммиграцию социальным злом и угрозой своему благополучию. Настолько, что этот вопрос может даже оказаться решающим аргументом на предстоящем референдуме о членстве в ЕС. Опросы показывают, что число выступающих за выход Британии из Европейского союза в последнее время растет. И это несмотря на то, что британская экономика выправилась после кризиса, занятость достигла рекордного уровня, покупательная способность населения возросла. То есть связь политики с экономикой оказалась внезапно прерванной.

Так же как и в России, британский холодильник может иногда проигрывать телевизору и бульварным газетам.

Андрей Остальский — лондонский политический комментатор, востоковед

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.