В кабинете Мароша Шефчовича можно увидеть щит круглой формы. «Пожалуйста, не останавливайтесь!» написано на нем. Вице-президент Еврокомиссии получил его во время своей недавней поездки в Румынию, где он обсуждал вопросы энергетической политики.

Полгода назад Шефчович представил свой план создания Энергетического союза. Он хочет добиться взаимодействия между странами-членами Евросоюза, а также уменьшить зависимость от поставок российского природного газа. Вторая тема особенно важна для новых членов Евросоюза из Центральной и Восточной Европы.

Welt: Вновь существует опасность соскальзывания в холодную войну с Россией. Есть ли опасность того, что и конфликты по поводу поставок газа будут обостряться?

— Марош Шефчович: Европейский Союз может чувствовать себя уверенно. Мы являемся самым крупным потребителем энергоносителей в мире. В год мы тратим на эти цели ровно 400 миллиардов евро. Если мы сегодня пытаемся более тесно сотрудничать, получить новых поставщиков энергоносителей и создать дополнительную конкуренцию на европейском рынке, то Россия должна это уважать.

— В то время как Брюссель выступает за уменьшение зависимости от России, Германия увеличивает вдвое мощность трубопровода «Северный поток». Вы с пониманием относитесь к этому?

— Мы ведем дискуссии по этому вопросу с немецким правительством, и я призываю участвующие в данном проекте предприятия серьезно отнестись к политическим озабоченностям. Однако коммерческие решения должны принимать сами предприятия. В настоящее время мощности «Северного потока» используются всего на 50%.

— Занимаясь расширением «Северного потока», Германия создает альтернативу трубопроводам, проходящим через территорию Украины. Это повышает энергетическую безопасность Германии.

Открытие газопровода "Северный поток" в Германии


— В Европе существует политическое единство по поводу сохранения транзитных маршрутов поставок природного газа, проходящих по Украине. Мы не хотели бы, чтобы эта страна стала объектом для шантажа со стороны России.

Но и некоторые другие страны Центральной и Восточной Европы получают энергоносители по этому маршруту. В связи с этим мы в феврале представим стратегию снабжения Европы сжиженным природным газом — это возможность для Европы получать природный газ со всего мира.

— Однако, судя по всему, Восток и Запад в этом отношении говорят на разных языках.

— В Европе существует широкая поддержка Энергетического союза. Однако различные государства делают свои собственные акценты. Северные страны больше подчеркивают значение возобновляемых источников энергии. На юге на первом месте находятся вопросы энергетической безопасности. Кроме того, есть страны, делающие ставку на ядерную энергетику, а также те, что ее отвергают. Мы теперь смотрим, каким образом можно все это связать.

— В феврале вы объявили о проекте создания Энергетического союза. Как продвигается его реализация?

— У нас был хороший старт. По теперь мы должны показать хороший результат. В следующем году мы хотим начать реализацию 90% объявленных мер. Это необходимо еще и потому, что по этому вопросу должны проголосовать отдельные члены Евросоюза, а также Европарламент. В 2017-2018 годах вступят в силу первые правила Энергетического союза.

— Одной из целей является расширение сотрудничества при закупке природного газа из России. Вы хотите, чтобы предприятия и государства представляли детали своих соглашений с Россией. Однако они настроены скептически.

— Мы, конечно же, серьезно относимся к коммерческой тайне. Однако я убежден в том, что мы найдем возможность для получения Европейской Комиссией минимального количества информации для проверки того, что договоры по поставках были заключены на справедливых условиях. Весной мы переработаем правила безопасности поставок электричества и природного газа. После этого мы представим свои предложения.

— Будете ли вы в таком случае представлять планы по общей закупке газа?

— И в этом отношении мы работаем над альтернативными вариантами, повышающими энергетическую безопасность и не нарушающими требований относительно конкуренции, а также правил Всемирной торговой организации.

— Германия продвигает вперед работу с возобновляемыми источниками энергии, однако она не занимается расширением сетей. Это вас беспокоит?

— Меня беспокоит недостаточное количество электрических сетей в Германии. Активизация работ по использованию возобновляемых источников энергии не проходила рука об руку с расширением соответствующей сетевой инфраструктуры. Это привело к тому, что электрические сети в Польше и в Чехии оказались под сильным давлением. Но есть и позитивные сигналы из Германии. С помощью подземных линий электропередач можно будет добиться быстрого расширения инфраструктуры в тех местах, где возможны протесты граждан.

— Верите ли вы в успех Всемирной конференции по климату?

— У меня есть чувство уверенности. Сегодня 150 стран, которые отвечают за 90% выбросов в атмосферу, представили свои планы. Европейский Союз не может в одиночку предотвратить изменение климата. В глобальном масштабе мы несем ответственность за 9% выбросов, влияющих на состояние климата. Поэтому важно добиться в Париже того, чтобы все внесли свой вклад в реализацию целей в отношении климата.

— Сможет ли Европа выполнить целевые установки относительно выбросов CO2?

— У меня в этом на по этому поводу нет никакого беспокойства. Мы превзойдем намеченные на 2020 года планы относительно сокращения выброса CO2 и выполним также планы, намеченные на 2030 год. И мы идем правильным курсом, расширяя использование возобновляемых источников энергии. В настоящее время мы формулируем цели относительно сокращения выбросов для транспорта, для сельского хозяйства и для зданий в Европе на 2030 год. Государствам следует настроиться на амбициозные показатели. Мы ведь должны сократить выброс в атмосферу CO2 на 30%. Летом мы представим свои предложения.

— Дизельные двигатели из-за махинаций концерна Volkswagen впали в немилость. Это не угрожает замеченным целям в отношении климата?

— Этот случай затрагивает прежде всего имидж европейской промышленности. Мы ведь всегда гордились тем, что европейские автомобили лучшие, а еще самые чистые и надежные. А сегодня во всем мире ведется дискуссия по поводу этой истории. Мы должны сделать все необходимое для того, чтобы восстановить имидж европейской автомобильной промышленности.

— Как вы это себе представляете?

— Я рад тому, что мы со следующего года будем тестировать выхлоп автомобилей в реальных условиях на дороге, а не в лабораториях. Но мы должны также обсудить вопрос о том, не имеет ли смысл проверять автомобили не только до их допуска на рынки, но и тестировать их в течение всего жизненного цикла. В Соединенных Штатах это стало уже обычной процедурой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.