Это осталось практически незамеченным, но на республиканских праймериз развернулись судьбоносные дебаты на одну из самых важных тем на нашей планете.

Вопрос в том, что делать с российским президентом Владимиром Путиным, который проявляет все большую напористость. Большинство претендентов на пост президента от Великой старой партии кипят от негодования, когда речь заходит о военном вторжении России в Сирию, и требуют оказать ей противодействие, пока она не зашла слишком далеко. Они призывают усилить военное давление на Россию и заставить ее прекратить запугивать Украину. Они также требуют изолировать и даже бойкотировать Путина.

А вот наиболее вероятный претендент от республиканцев Дональд Трамп занимает иную позицию, точнее — прямо противоположную. По сути дела, он приветствует российскую интервенцию в Сирии и заявляет, что Москва делает за весь мир грязную работу, сражаясь в этой стране с силами «Исламского государства». Он признает, что Украина - это проблема, но говорит, что это главным образом европейская проблема, особенно немецкая. В целом он заявляет, что если станет президентом, то у него будут «великолепные» отношения с Путиным.

Это не какие-то мелкие разногласия. Заняв такую позицию, Трамп идет вразрез не только с большинством других претендентов, но и со многими избирателями, голосующими за республиканцев. Но эти отличия в позиции Трампа указывают на возникновение отчетливых анти-интервенционистских тенденций внутри Республиканской партии. Сила этих тенденций в ближайшее время подвергнется проверке.

Вопрос о Путине выкристаллизовался в ходе дерзкой военной интервенции России в Сирии, где ее самолеты бомбят врагов Башара аль-Асада, а сила российского оружия помогает спасать сирийского лидера от многочисленных внутренних противников, включая боевиков ИГИЛ, но не ограничиваясь ими. Новая напористость России отмечена не только в Сирии. Эта страна укрепляет связи с руководителями Афганистана, Ирака и Ирана.

В лагере демократов Хиллари Клинтон пытается занять в этом вопросе более жесткую позицию, чем президент Барак Обама, подчеркивая, что она с самого начала хочет более агрессивно вмешаться в ход сирийской гражданской войны и всегда с подозрением смотрела на Путина.

Претенденты на президентский пост от республиканцев между тем настаивают на более жестких действиях, утверждая, что вмешательство Путина в Сирии в меньшей степени нацелено на противодействие боевикам ИГИЛ и в большей — на спасение российских союзников в лице режима Асада, и тем самым на расширение влияния России в ближневосточном регионе в ущерб американскому.

Большинство кандидатов от Великой старой партии призывают при помощи американской авиации ввести в отдельных районах Сирии бесполетные зоны, дабы создать благоприятные условия для укрепления умеренных сил оппозиции, а также ограничить свободу действий российских самолетов в небе Сирии. Другие претенденты выступают за дополнительные меры, позволяющие сделать борьбу против «Исламского государства» чисто американской. Сенатор Линдси Грэм (Lindsey Graham) призывает задействовать американские наземные войска для борьбы с боевиками ИГИЛ, а губернатор Огайо Джон Кейсич (John Kasich) предлагает создать новую региональную армию.

Есть также кандидаты, призывающие к более решительным мерам по сдерживанию российского влияния. Бен Карсон (Ben Carson) выступает за предоставление Украине не только оборонительного, но и наступательного оружия, чтобы она боролась с поддерживаемыми Россией сепаратистами. Он также требует направить в прибалтийские страны бронетанковые бригады, предупредив таким образом Путина о недопустимости создания там проблем.

Джеб Буш (Jeb Bush) призывает ввести против России новые экономические санкции. Сенатор Тед Круз (Ted Cruz) и губернатор Нью-Джерси Крис Кристи (Chris Christie) предлагают расширить систему противоракетной обороны в Европе, дабы умерить российские амбиции. Карли Фиорина (Carly Fiorina) говорит о «регулярных, агрессивных военных учениях в прибалтийских странах» и об отправке в Германию «еще нескольких тысяч военнослужащих». В то же время, она заявляет, что просто откажется разговаривать с Путиным.

Трамп и в некоторой степени сенатор Рэнд Пол (Rand Paul) двигаются совсем в другом направлении. Похоже, Трамп по сути дела согласен с утверждением Путина, заявляющего, что Россия осуществляет интервенцию в Сирии, потому что она, как и Америка, хочет остановить усиление действующих там отрядов ИГИЛ. Трамп отмечает: если Путин хочет воевать с ИГИЛ, то нас это должно вполне устраивать.

«Я буду очень рад, если Россия захочет измотать и обескровить ИГИЛ, — заявил он недавно, выступая по телевидению. — Пусть она делает это». Он говорит, что Россия может увязнуть в сирийском болоте, и требует, чтобы Соединенные Штаты держались от этого в стороне. «Мы задолжали 19 триллионов долларов [сумма накопленного национального долга]. И что теперь — нам снова вязнуть в трясине, на сей раз в Сирии?»

Он выступает против создания в этой стране бесполетной зоны. Между тем, Трамп не только готов разговаривать с Путиным, но и обещает, что прекрасно с ним поладит.

Пока непонятно, насколько взгляды Трампа понравятся республиканским избирателям. Последний опрос общественного мнения, проведенный Wall Street Journal/NBC News, показал, что 20% избирателей на республиканских первичных выборах видят в России непосредственную военную угрозу, а 65% считают, что она представляет долгосрочную угрозу.

Но верно и то, что многие республиканцы, а также демократы недовольны 14-летней военной интервенцией в Ираке и Афганистане. За кадрами дня и гонкой претендентов скрываются очень важные дебаты, и Владимир Путин помогает придать им определенную форму.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.