Кин, Нью-Гэмпшир — Преподобный Эммануэль Лемельсон (Emmanuel Lemelson) говорит, что его жизнь круто изменилась, когда он открыл для себя одну хорошую книгу.

Речь идет о массивной монографии Бенджамина Грэма (Benjamin Graham) «Разумный инвестор» (The Intelligent Investor), в которой изложены азы инвестиционной деятельности Уолл-Стрит.

В мире есть тысячи хедж-фондов, но лишь одним руководит странствующий священник, хвастающийся своей способностью «разгадывать» курсы акций в перерывах между обрядами крещения, похоронами и воскресными службами в своем идиллическом городке в Нью-Гэмпшире.

«Всю свою жизнь я заранее знал, что произойдет. Я полагаю, что это просто дар Божий», — сказал 39-летний Лемельсон.

Пока его вряд ли можно назвать вторым пришествием Джорджа Сороса. Недавно созданная им компания Amvona Fund LP – просто маленький блик во вселенной на три триллиона долларов, где любой может назваться менеджером хедж-фонда, почти любой может себя рекламировать, а также действовать безо всякого контроля со стороны властей.

Как показывают подвергнутые аудиту инвестиционные документы, менеджер в рясе заработал немало, чтобы вести отчетливо двойную жизнь. За несколько лет доход его компании составил миллионы долларов.

В конце прошлого месяца он надел сутану, чтобы совершить в здании муниципалитета молитву и лично благословить кандидата в президенты от Республиканской партии Дональда Трампа, который во главу угла своей кампании поставил повышение налогов для управляющих хедж-фондами.

Лемельсон сказал, что не стал информировать Трампа о своей второй профессии. Представитель Трампа от комментариев отказался.

Подобно многим восходящим звездам Уолл-Стрит, Лемельсон считает себя последователем финансовых полубогов — инвесторов типа Уоррена Баффета. Их главная заповедь звучит так: не переплати.

В распоряжении у Amvona, которой исполнилось три года, примерно 20 миллионов долларов. Если считать привлеченные заимствования, то капитала у нее вдвое больше. Компания берет плату в размере 25%, что намного больше среднего показателя по инвестфондам.

Лемельсон обычно делает ставку на малоизвестные растущие акционерные компании типа изготовителя сейсмического оборудования Geospace Technologies Corp. Это выигрышная стратегия, потому что акции компаний с маленькой капитализацией устойчиво растут уже несколько лет подряд. Как показывают данные аудита и инвестиционные документы, с момента учреждения компании до середины 2015 года ее рост составил 150%, что в три раза больше средних показателей S&P 500 за тот же период. И это - включая дивиденды.

В своем стремлении к расширению Лемельсон в прошлом году пошел на весьма необычный шаг. Он опубликовал пресс-релиз, в котором похвалил собственную компанию за то, что она вошла в первую пятерку инвестфондов в базе данных BarclayHedge, в которой менеджеры хедж-фондов ранжируются по показателям.

Но самая крупная позиция Amvona, какой является Apple Inc., в последние месяцы подвергается регулярным ударам, и инвестфонд священника несет длительные потери, о чем рассказали знакомые с ситуацией люди. В первой половине года фонд опустился на 3%, а в прошлом месяце его потери измерялись двузначными числами. Этим летом фонд прекратил предоставлять BarclayHedge информацию о себе.

По словам Лемельсона, он просит своих инвесторов, среди которых есть 14 семей, следовать двум правилам: молиться за фонд и не обращать внимания на краткосрочные показатели. Обсуждать результаты за прошедший июнь он наотрез отказался.

«Я знаю не все, во что он инвестирует, и не хочу знать», — сказал бывший управляющий телекоммуникационной компании и инвестор фонда Лемельсона Боб Ресингер (Bob Resinger). По его словам, он доверяет своему менеджеру из-за тех ценностей, «за которые он выступает».

Комиссия по ценным бумагам и биржам освобождает от регулярных проверок на соответствие те инвестфонды, у которых сумма активов меньше 150 миллионов долларов.

При рождении преподобного назвали Грегори Лемельсон. Его отец - иудей, а мать - христианка. Вдохновленный своим преподавателем из колледжа, который был священником, Лемельсон поступил в семинарию при Школе богословия Святого Креста Греческой православной церкви.

Спустя несколько лет он был посвящен в духовный сан турецким архиепископом, который позднее вложил деньги своего храма в фонд Amvona.

«Он не из нашей епархии», — сказал Теодор Барбас (Theodore Barbas) из бостонской митрополии, которая руководит церковной деятельностью в Новой Англии. По словам Барбаса, он иногда разрешает Лемельсону временно вести службы в храмах Новой Англии, в которых нет постоянных священников.

Капиталистическая жилка преподобного стала причиной того, что у него появились хулители.

«Он не обращает внимания на заветы Отцов церкви, хотя все они говорили, что быть богатым очень опасно, — сказал методистский священник и профессор богословской школы при Вандербильтском университете Дуглас Микс (Douglas Meeks). — Он не должен заниматься коммерцией, находясь в должности священника или пастора».

Лемельсон уже несколько месяцев периодически ведет службы в Кине в храме Святого Георгия Греческой православной церкви. До последнего времени прихожане довольно путано отвечали на вопрос о том, чем именно их священник занимается в свободное время.

«Что он делает?» — спросила 55-летняя домохозяйка Мария Брэдшо (Maria Bradshaw), когда Лемельсон в золоченой рясе после службы раздал прихожанам священный хлеб антидор. Она попыталась найти точное слово, чтобы описать те слухи, которые слышала: «Может, капитал?»

Некоторые признаки богатства Лемельсона налицо. Недавно он выставил на продажу свой особняк в пригороде Бостона площадью 650 квадратных метров, сделав это после длившейся пять лет тяжбы из-за ипотеки. Его жена ездит в Кин на белом внедорожнике Cadillac Escalade. Священник коллекционирует мотоциклы. Он не возмущается, когда церковь забывает выплатить ему еженедельное денежное вознаграждение в размере 300 долларов, что случается довольно часто.

«Не надо быть бедными из-за притворной набожности. Ведь на самом деле, мы просто не знаем, как нам побольше заработать», — сказал Лемельсон.

Побольше заработать он пытается почти всю свою жизнь. До посвящения в сан он вел сайт, также названный Amvona, на котором продавал уцененную фототехнику китайского производства. В 2004 году его компании был предъявлен иск за копирование патентов конкурента; спустя два года Amvona согласилась с обвинительным заключением и заплатила компенсацию, чтобы дело было прекращено.

Священникам Греческой православной церкви разрешено жениться и заниматься дополнительной работой. Лемельсон женат, у него четверо детей. По его словам, он бы не смог оставаться священником, не имея дополнительного заработка от своего инвестиционного фонда. Он помнит тот момент, когда всерьез задумался об инвестировании.

«Я подумал, что мне закроют путь на рынок ценных бумаг, потому что я буду зарабатывать слишком много денег», — сказал он. Лемельсон сделал паузу, а потом заявил: «Я не смиренный человек. А жаль».

По его словам, в мире много богатых священников, которые могут делиться своими доходами с менее удачливыми собратьями. Эту модель он называет «высочайшим решением о распределении капитала» и намерен ей следовать.

Работая в своем домашнем кабинете в окружении христианских икон, на одной из которых изображена Богородица, Лемельсон через открытые вебсайты осуществляет вложения в ценные бумаги, а иногда проводит собственный анализ дисконтированного движения денежных средств. Иногда ему помогает ассистент, тоже священник.

Он заимствует совершенно светские методы у активных инвесторов и корпоративных рейдеров из прошлого.

Достаточно вспомнить его вердикт компании World Wresting Entertainment Inc., когда он в марте 2014 года осуществил короткие продажи, сделав это в День Св. Патрика. «Чудеса случаются, — написал он в открытом письме, размещенном на популярном инвестиционном сайте. — Неужели этот брэнд стоит на 4,226% больше, чем S&P 500?»

«Я сумасшедший? — спросил он. — Не знаю».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.