Согласно объявленным в среду официальным результатам парламентских выборов в Польше, безоговорочную победу получила партия «Закон и справедливость» (Prawo i Sprawiedliwość, PiS) — партия, известная своей приверженностью т.н. ягеллонской политике (Idea jagiellońska — польская концепция федерального государства, направленная на Восток в сторону Литвы, Белоруссии и Украины, то есть в ареале «польского культурного влияния», и представляющая мультинациональное, многоконфессиональное государство-империю, основным противником которого является Россия, — прим. ред.). Однако сегодняшняя PiS вынуждена конкурировать с более правыми популистскими группировками, которые для привлечения сторонников используют проблемы в отношениях Польши с восточными соседями.

Политические партии в Польше можно разделить на доминирующие и направленные против истэблишмента. Первые, то есть проигравшая «Гражданская платформа» (PlatformaObywatelska, PO — либералы) и Польская народная партия (Polskie Stronnictwo Ludowe, PSL — крестьянская партия) обычно высказывают удовлетворение последними 25 годами и пройденным за это время политическим путем. Вторая группа, а именно победившая PiS, похожий на ЛДПР «Корвин» (KORWIN) и Комитет Кукиз–15 (Komitet Kukiz–15) — этот курс оспаривают. Часто, как в случае последних двух партий, отрицание касается не только внутренней политики, но также того консенсуса, который господствовал в политике внешней.

Элементами этого консенсуса были поддержка польского членства в НАТО и ЕС, а также последовательное содействие независимости и демократизации стран бывшего СССР, которые находятся за восточной границей Польши.

Тема Белоруссии практически не всплывала во время предвыборных дебатов, и эта тишина также дает пищу для размышления. Ведь польские националистические силы, весьма активно проявившие себя на этих выборах, могли бы обвинить Лукашенко в расправе над Союзом поляков Белоруссии и лишение его более десятка Домов поляка, построенных в 1990-е за деньги польских налогоплательщиков. Да и вообще, у поляков в Белоруссии гораздо меньше прав, чем в соседней Литве. Однако здесь польские националисты молчат, как воды в рот набравши. И создается впечатление, что на самом деле эти силы — сознательно или нет — занимают пророссийскую позицию, исходя из которой Лукашенко не воспринимается, как проблема, поскольку, в отличие от Литвы или Украины, не представляет опасности, ведь он полностью зависим от России. В теплых тонах высказывался на тему Белоруссии и лидер крестьянской партии PSL Януш Пехотиньски (JanuszPiechociński). Он выступил за полную отмену санкций, наложенных на Лукашенко и белорусские фирмы, поскольку Белоруссия является важным рынком сбыта для польских сельскохозяйственных товаров, а помимо этого, и воротами в Россию, благодаря которым можно обойти российское эмбарго.

Более спорной темой во время предвыборной кампании стали отношения с Литвой и Украиной. Представители партий-отрицателей занялись критикой внешней политики Польши, которая не должна была реагировать на националистические настроения, которые якобы усилились на Украине и преследования польского национального меньшинства в Литве.

Конечно, польско-украинские и польско-литовские проблемы — это не вымысел чистой воды. На них обратили внимание украинские комментаторы (например, Алена Гетманчик), которые замечают, что связанные с историей события, такие как волынская резня, реабилитация УПА и в особенности Степана Бандеры не лучшим образом сказываются на польско-украинских отношениях.

Украинцы воспринимают членов формирований, действовавшие во время Второй мировой войны, как борцов с Советским Союзом. Поляки же в первую очередь обращают внимание на антипольский и порой преступный характер этих структур. Во время Майдана символика УПА и портреты Бандеры не были темой первого плана, зато антиукраинские организации и близкие к ним СМИ (причем, как с правого, так и с левого фланга) обсуждали это с большим удовольствием. Большим ударом по имиджу президента Польши Бронислава Коморовского был факт, что сразу после его выступления украинский парламент принял закон, признающий членов УПА борцами за свободу. Предполагается, что это стоило польскому лидеру падения рейтинга на более чем 1 %.

Лидер PiS Ярослав Качиньский (Jarosław Kaczyński) обратил на это внимание и изменил свою тактику в отношении Украины. В начале протестов он побывал на киевском Майдане и даже цитировал с трибуны Тараса Шевченко, а за лозунг «Слава Украине!» (потому что бандеровский) и появление на фоне черно-красного флага УПА его еще долго критиковали, в основном оппоненты правового толка. После этого PiS практически перестал декларировать солидарность с украинцами, перенеся центр тяжести на борьбу с российским империализмом.

Символическое превращение совершил Павел Кукиз, лидер комитета избирателей Kukiz-15, рок-музыкант, который сделал успешные шаги в политике. Кукиз был активным сторонником Майдана, выступал там с концертами и даже записал песню по-украински. Однако, когда он пришел в польскую политику, окружил себя людьми, не очень дружелюбными по отношению к народам Восточной Европы. Среди членов его комитета появились представители радикального националистического «Национального движения». Один из кандидатов призвал даже занять Львов и вернуть город себе. Сам Кукиз призвал не поставлять оружия на Украину и начал критиковать украинский национализм. Движение Кукиза вошло в парламент с 8,81% поддержки. Неизвестно однако, сосредоточится ли он на внутренних делах, станет ли союзником или противником PiS, и будет ли вообще пытаться сыграть на антиукраинских и антилитовских чувствах. Это неизвестно, поскольку партия до конца не представила свою программу.

Тень на отношения Польши с Литвой бросает вопрос отношения к  польскому меньшинству в этой балтийской стране. Поляки не получили права писать в документах свои фамилии по-польски, как и права на двуязычные обозначения улиц и населенных пунктов, хотя польские литовцы имеют такое право. Литовцы в свою очередь обвиняют главную политическую силу польского меньшинства «Избирательную акцию поляков» в содействии россиянам: ее лидер Вальдемар Томашевски фотографируется с георгиевской лентой и заигрывает с русскоязычным электоратом. Здесь PiS также должен будет занять скорее принципиальную позицию, отличающуюся от той, которую принимал погибший в Смоленской катастрофе Лех Качиньский. Политик — брат лидера PiS — старался избегать ухудшения отношений со странами Восточной Европы во имя создания блока государств Восточной Европы. Символом этого подхода был совместный визит Леха Качиньского и президентов стран Восточной Европы в Грузию во время российского вторжения. Однако этот романтизм уже в прошлом.

Выборы в Польше принесли много неожиданностей. В Сейм не вошли «Объединенные левые» — коалиция с частично посткоммунистической историей. Голоса левой коалиции унесла другая левая партия «Вместе», возникшая фактически за полгода до выборов. «Вместе» не вошла в Сейм, однако набрала более 3% голосов, благодаря чему в будущей каденции получит субсидии из бюджета и имеет шансы на создание настоящих структур. Вторая сила «из ниоткуда» — популистское движение «Кукиз-15», лидер которого бывший музыкант панк-группы Piersi, получил во время президентских выборов 20% голосов, а сейчас ввел почти 40 депутатов в Сейм, в котором 460 депутатских кресел. Третьим новым игроком является Nowoczesna.pl — либеральное объединение, которое организовал экономист Рышард Петру — получила около 30 мандатов.

За бортом оказались радикальная либеральнаая партия KORWiN — польский аналог ЛДПР со своим скандальным лидером Янушем Корвином-Микке — известным за свое публичное одобрение Путина и Лукашенко.

В правящих кругах нет единогласия по вопросу политики на восточном направлении. Президент Анджей Дуда говорит о так называемой «концепции Средиземноморья», либо развитии сотрудничества между странами, которые находятся между Балтийским и Черным морями. Есть депутаты в самом PiS, которые концентрируются на поддержке польского меньшинства в странах бывшего СССР. Но точно одно: в польской восточной политике закончился период романтизма. Только означает ли это изменение подхода в политике в отношении Белоруссии? Вряд ли, потому что сначала должны были произойти революционные изменения в подходе к этой политике со стороны лидера партии. И в PiS пока что никто не упоминал о планах договариваться с Лукашенко. Здесь Польша не будет в авангарде, тем более, что и Лукашенко не посылает особых сигналов, которые бы свидетельствовали, например, о желании решить вопрос Союза поляков в Белоруссии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.