У командира подразделения «Эль-Кудс» в Корпусе стражей исламской революции генерала Касема Солеймани - тяжелый месяц. На сирийском фронте погибли не менее 15 бойцов КСИР, в том числе восемь офицеров, три генерала, включая его заместителя Хусейна Хамадани. Иранские оппозиционные интернет-сайты сообщают, что, судя по числу торжественных похорон, общее количество потерь - еще выше. Хотя на первый взгляд, даже с учетом гибели Хамадани, бывшего телохранителя президента Махмуда Ахмадинеджада Абдаллы Бакера Ниараки и командира одного из элитных подразделений КСИР Фаршада Хасанзаде, потери кажутся небольшими относительно числа иранских военных, отправленных в Сирию.

Предположительно в Сирии воюют от двух до трех тысяч иранцев и бойцов, отправленных Ираном из Ирака для помощи правительственным войскам. Некоторые из них прибыли в Сирию в июне 2015 года, в том числе около 400 афганских «добровольцев», мобилизованных КСИР из числа тысяч афганских беженцев, нашедших приют в Иране. Волонтеры получили иранское гражданство в обмен на участие в боевых действиях. Другую важную группу присланных бойцов составляют боевики организации «Хезболла аль-Нуджаба», финансируемой и контролируемой иранцами в Ираке. В своей стране иракские шиитские ополченцы воюют против ИГИЛ, но, похоже, в Сирии перед ними поставили другую задачу. «Мы верны верховному лидеру Али Хаменеи и клянемся везде защищать шиитские святыни», — заявил недавно представитель этого движения. Кстати, именно так на официальном уровне иранцы объясняют свое вмешательство в гражданскую войну в Сирии — необходимостью защиты святынь и консультирования сирийских правительственных войск. Не более того.

Но в реальности ситуация - иная. Как сообщают интернет-сайты сирийских оппозиционеров, около тысячи бойцов КСИР и других иранских волонтеров воюют в провинции Алеппо, большая часть которой остается под контролем повстанцев, а также в Латакии, которая считается оплотом Башара Асада, и где находится база военного флота России. Главным событием следует считать то, что впервые после ирано-иракской войны 1980-1988 годов Иран отправил сухопутные войска воевать в другой стране. Это уже не просто финансирование и обучение, не просто консультирование, которым занимался Иран в Ливане, Ираке и Сирии до начала мятежа. Иранские силы попадают под обстрелы и несут потери. В самом Иране данное изменение внешней политики не осталось без критики. В частности, одна из реформистских газет отказалась наделить генерала Хамадани званием «шахида» и лишь сухо сообщила о его гибели. За это на газету обрушилось с критикой одно из изданий, связанных с КСИР. Это лишь один пример развивающейся дискуссии по поводу того, что некоторые иранские комментаторы назвали «сирийской проблемой» и «новой Ашурой» в Сирии, имея в виду гибель имама Хусейна, сына основателя шиизма Али, смерть которого отмечают каждый год церемониями самоистязания.

Вмешательство нескольких тысяч иранских солдат, даже при российской поддержке с воздуха, не в состоянии принести победу на поле боя. Действительно, хотя командир подразделений «Басидж», военизированной структуры, подчиненной КСИР, заявил, что располагает 130 тысячами хорошо подготовленных бойцов, желающих отправиться на войну в Сирию, и хотя покойный генерал Хамадани занимался подготовкой солдат сирийских правительственных войск и создал отряды самообороны для помощи армии Асада, похоже, иранское руководство еще не приняло решения о масштабной интервенции. Возможно, такого решения и не будет с учетом усилий по политическому урегулированию кризиса и формированию временного правительства. К тому же широкое вмешательство превратит сирийскую войну в иранскую, а это может спровоцировать ответную военную реакцию со стороны арабских государств.

Это предположение основано на серии переговоров, которые генерал Касем Солеймани провел в июле в Москве в рамках координирования усилий и военного сотрудничества. Вдобавок к этому иранские источники сообщили о планах провести в октябре конференцию по продвижению иранской инициативы, которую приняла Москва и превратила в «российскую программу». На прошлой неделе в Вене состоялась такая конференция, но никаких практических результатов она не принесла. В конце этой недели должна состояться вторая конференция по этому вопросу. Кроме того, расположение иранских войск и порядок российских бомбардировок говорят о том, что, даже если штурм Алеппо увенчается успехом, говорить о планах отвоевать всю страну у мятежников пока рано. Скорее, речь идет о том, чтобы создать стратегический перелом и ужесточить давление на повстанческие группировки с целью вынудить их пойти на переговоры, а также дать понять Вашингтону, что дальнейшее сопротивление участию Асада в урегулировании может спровоцировать региональную войну.

В ближайшие дни станет ясно, в состоянии ли российские и иранские операции способствовать продвижению политических переговоров, или же отряды оппозиционеров смогут остановить наступление правительственных войск и удержать Алеппо, что, вероятно, заставит Иран перебросить в Сирию дополнительные войска.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.